Еврейская судьба Эллы Пилищенко

0

За судьбами людей, которые обращаются за получением израильского гражданства, стоят порой любопытнейшие человеческие истории. В истории эти вместилась, можно сказать, жизнь нескольких поколений советских евреев предвоенного и послевоенного времени — со всеми печальными и смешными деталями, горькими символами и неожиданными находками  Виктория МАРТЫНОВА

Фотоиллюстрация — Википедия

Все это множество деталей укрывается, однако, от глаз сотрудников МВД и израильских консульств за границей. Они по-прежнему считают своим важнейшим долгом выискивать любые поводы для того чтобы отказать соискателям на получение статуса репатриантов. Идут годы, поток олим из разных стран мира в Израиль давно снизился, а громкие заверения руководителей Еврейского агентства Сохнут о предстоящих мощных волнах алии из Европы (в особенности из Франции) и Америки не подтверждается практикой. Вместо десятков тысяч к нам прибывают либо просто десятки, либо от силы сотни. Зато без всякого разрешения МВД и консульств в страну проникают нелегалы из Африки, причем во все возрастающих количествах. Только с публикацией отчета государственного контролера выяснилось, что их у нас уже 240 тысяч, а не 60 тысяч, как считалось в течение ряда лет. Но когда дело касается СНГ и потенциальных репатриантов из этих стран, израильские чиновники по-прежнему неумолимо при любом удобном и неудобном случае стремятся продемонстрировать: ворота страны на замке!

Жительница Киева Элла Пилищенко решилась на совершение алии в довольно солидном возрасте — в 76 лет. К такому решению ее склонило одно очень важное обстоятельство: ее единственный сын уже третий десяток лет проживает в Израиле вместе с семьей и тремя дочерьми. Обратившись в израильское консульство за получением права на алию в Израиль, Элла была совершенно уверена в том, что ее просьба будет уважена. Причем не только потому, что вроде как солидные консульские люди должны понимать: человек в ее возрасте врать не будет. На руках у женщины находились документы, подтверждающие справедливость такого шага: свидетельство о рождении, выданное в далеком 1936 году и подтверждающее, что она — дочь еврея. До сих пор у сотрудников израильских консульств и МВД существовало негласное правило — верить старым советским документам, то есть, тем, что выдавались в период до 80-90-х годов прошлого века, когда открылась возможность выезда за границу и началось производство фальшивых документов. Но у гражданки Пилищенко, несмотря на военное лихолетье, сохранилась — редкий случай! — подлинная бумага. Сохранилась и семейная история.

Мать Эллы вышла замуж за еврея, что вызвало неудовольствие с обеих сторон. Как русские, так и еврейские родственники не торопились признавать друг друга. В самом начале войны отец Эллы отправился на фронт. Вскоре он понял, что его дочке, еврейской девочке, может угрожать опасность, и попросил жену обратиться за помощью, несмотря на сложности отношений, к его родне. Он боялся, что когда город займут немцы, кто-нибудь сообщит им о том, что отец ребенка — еврей. Родственники отца отказались, однако, предоставить девочке место на подводе. Так русская женщина и ее дочь остались в городе. Вскоре кое-кто из бдительных соседей сообщил в комендатуру о наличии в доме еврейского ребенка. Их выручила другая соседка — этническая немка. Она поговорила с представителями властей по-немецки и заверила их, что девочка абсолютно русская. Так и прожили они в Киеве до конца войны. Отец вернулся с фронта с тяжелыми ранами и искалеченной душой.

Семейная жизнь с матерью Эллы у него не сложилась, и вскоре родители разошлись. Когда девочке было 16 лет, ее мама вышла замуж во второй раз. Новый мамин муж удочерил взрослеющую Эллу, чтобы показать всем, что готов заботиться о приемной дочке, и даже дал ей свою фамилию. Так с новой фамилией Элла и прожила всю последующую жизнь. Разумеется, разговоров о религии, а тем более, о ее смене, в доме не было. Мамин муж удочерил Эллу, потому что считал, что поступает как порядочный человек, ведь девушке с украинской фамилией в послевоенном Киеве, где антисемитизм процветал в полный рост, а на горизонте уже замаячило дело врачей, так будет лучше! Вот так драматически началась эта история, которая спустя десятилетия оказалась не по зубам нашему МВД.

Элла выросла, окончила институт, стала инженером. Еврейская тема не уходила, между тем, из ее жизни. Она, так же, как и мама, вышла замуж за еврея, родила сына и тоже развелась. Сын, как только началась Большая алия, уехал в Израиль. К счастью, по поводу его права на репатриацию как сына еврея ни у кого не возникло сомнений. Элла ехать вслед за сыном не торопилась. Она была очень неплохо устроена в Киеве и сколько могла, оставалась на своем "боевом" посту — работала инженером в научно-исследовательском институте, да и жаль было бросать хорошую квартиру. Но сына в Израиле периодически навещала. Радовалась общению с внучками, которые сегодня стали совсем уже взрослыми. И вот наконец решилась навсегда соединиться со своими родными. Увы! Как уже было сказано, в израильском консульстве в Киеве никто не приветствовал дочь еврея, которая в таком солидном возрасте решилась на алию.

"Поскольку вы были официально удочерены не евреем, то утратили право считаться дочерью еврея, и потому ваше право на возвращение в Израиль аннулируется", — таков был официальный ответ. Элла была шокирована, получив подобное разъяснение, но не сдалась и решила проверить его справедливость в Израиле. Она отправилась к сыну в гости и подала в хайфское отделение МВД просьбу о предоставлении ей как дочери еврея права на возвращение. И снова получила отказ. "Удочерение отменяет ваше право на возвращение", — пояснили ей и здесь.

Однако и после такого ответа пожилая кандидатка в репатрианты не сдалась. — Я — дочь еврея. У меня есть все необходимые документы, — говорит она. — Покажите мне хоть какой-нибудь параграф закона, где было бы написано, что у евреев, усыновленных не евреями, автоматически ликвидируется право на возвращение! И она права. Потому что не только нет такого параграфа, но есть даже прямо противоположный. Существует решение Высшего суда справедливости от 2004 года, которое относится как раз к подобным ситуациям. Тогда соискательница израильского гражданства Регина Браник тоже поначалу получила отказ в предоставлении израильского гражданства, но не сдалась, а обратилась в БАГАЦ. Состоялась дискуссия, в результате которой была принята позиция тогдашнего юридического советника правительства Мени Мазуза, который сформулировал свое мнение совершенно четко: "Усыновление не может быть приравнено к смене религии и к прекращению биологической связи человека с еврейским народом. Изменение связей между ребенком и его биологическими родителями, с одной стороны, и его приемными родителями, с другой стороны, совершенно необязательно приводят к изменению статуса, самосознания и, соответственно, прав, связанных с правами биологических родителей".

Советник разъяснил также, что "ребенок биологических родителей-евреев, усыновленный в детстве, имеет право на возвращение в Израиль благодаря своей кровной связи с еврейским народом". Все это Элле Пилищенко объяснил адвокат Рони Лесовой, который направил апелляцию в северное отделение МВД. Единственный ответ, который удалось получить с начала 2014 года, — это подтверждение того, что обращение получено и находится в стадии проверки. "Как только будет принято решение, вам сообщат", — говорилось в сообщении. С тех пор прошло уже более полугода, но ответа нет.

Комментирует адвокат Рони Лесовой: — Пример Эллы Пилищенко отнюдь не единичный. За последнее время в моей практике появилось несколько подобных случаев. Вопреки существующим в Израиле законам, вопреки решению Высшего суда справедливости МВД автоматически и без всяких на то оснований лишает людей, которые прошли юридическую процедуру усыновления, права на репатриацию, приравнивая такое усыновление к смене религии. Все это совершенно незаконная ситуация, противоречащая и нашим традициям, и элементарному здравому смыслу. Прежде такая позиция МВД объяснялась в некоторых случаях страхом — мол, только дай гражданство, так за этим кандидатом в репатрианты потянутся целые деревни. Но, во-первых, опыт показал, что деревни остаются на своих местах и массово в Израиль не перебираются (конечно, если речь идет об украинских, а не африканских деревнях). А во-вторых, Элла, как уже сказано, человек далеко не юный, и родня за ней не потянется по той простой причине, что ее единственный сын и без того давно живет в Израиле. В общем, остается в очередной раз подивиться упорству ведомства, которое стремится соблюсти принцип "не пущать" даже вопреки существующим законам.

Газета "Новости недели" отправила в МВД свой запрос. Пресс-служба пообещала в ближайшие дни, после детальной проверки обстоятельств дела, дать свой ответ. P.S. Этот материал был подготовлен к печати месяц назад, но редакция не торопилась его публиковать, не получив ответ министерства внутренних дел. Мы послали запрос в МВД, и вот ответ получен. Пресс-служба МВД лаконично сообщила: "Бакаша ушра" – "Просьба удовлетворена". Таким образом, Элле Пилищенко предоставлен статус репатриантки. Теперь она может воссоединиться с семьей сына и на полных основаниях постоянно проживать в Израиле.

"Новости недели"

Добавить комментарий