«Царица доказательств», или «победа» ШАБАКа?

1

Продолжаем знакомить с мнениями по поводу дела об "еврейских террористах"


Элеонора ШИФРИН, Иерусалим

Иллюстрация: Википедия

В ночь на 31 июля 2015 г. в арабской деревне Дума в Самарии неизвестными были подожжены два дома. Один дом оказался пустым, во втором пострадала семья Давабше – молодая пара и двое их детей, четырех и полутора лет. Младший, Али, умер к утру, а несколько дней спустя в израильской больнице "Шиба" один за другим умерли его родители. В живых остался лишь старший, 4-летний ребенок, который все еще находится в больнице.

Утром в пятницу Израиль был оглушен страшным сообщением, что преступление совершили “еврейские поселенцы-экстремисты”. Следствие еще даже не началось, но журналистам уже было сообщено (кем?), что "евреи совершили террористическое убийство".

Две недели спустя, хотя следствие уже шло полным ходом, Общая Служба Безопасности (ШАБАК), арестовавшая ряд известных молодых людей из числа активистов поселенческого движения, все еще не имела никаких нитей, которые хоть как-то указывали бы на “еврейский след”. Об этом также говорили журналисты, которым нужно было что-то сообщать, а сообщать было нечего.

Но вместо следа, ведущего к преступникам, очень быстро стали известны факты, требовавшие, как минимум, допустить, что убийство было совершено арабами, и расследовать, верны ли эти подозрения.

1) Известно, что в деревне Дума ведется непрестанная война между двумя кланами, которые хорошо знают, в каких домах живут “свои”, и в каких — “чужие”. Известно также, что в рамках этой войны то и дело происходят поджоги и другие акты взаимного террора. В частности, незадолго до нашумевшего преступления именно в этой деревне — без лишнего шума в израильских СМИ — сгорели два дома.

2) Деревня расположена на высоком холме на большой территории, и к двум подожженным домам нужно довольно долго пробираться через узкие закоулки на противоположный от въезда конец деревни.

3) Дом семьи Давабше окружен забором, а окна забраны густой решеткой, так что вбросить зажигательную бомбу в окно из-за забора практически невозможно.

4) Трудно предположить, что еврейские поселенцы, пожелай они поджечь какой-то дом просто из мести арабам за многочисленные теракты с убийствами евреев, стали бы специально разыскивать именно дом семьи Давабше. (Допустим, у ШАБАКа есть сведения, что глава семьи был замешан в антиеврейских терактах, и об этом стало известно поселенцам. Тогда возникает целый ряд других вопросов, и в первую очередь – почему он остался безнаказанным. Но это не более чем гипотеза…)

5) Нет сомнения, что воображаемые еврейские поджигатели хотели бы уйти с места преступления живыми (евреи, в отличие от мусульман, на тот свет не рвутся, тем более, что попадание в рай с 72 девственницами им никто не обещает). Поэтому едва ли они стали бы блуждать пешком в темноте по закоулкам незнакомой деревни, понимая, что начавшийся пожар и крики пострадавших поднимут всю деревню, после чего им едва ли удастся спастись от немедленного линча.

6) Живущие по соседству родственники пострадавших рассказали, что, прибежав на крики, увидели во дворе горевшего дома двоих в камуфляжных шапках-балаклавах. Эти показания были опубликованы в газете “Гаарец”. И хотя это газета — "для думающих людей", авторы публикации не заметили в этих показаниях массу нестыковок и несуразиц. Так, из показаний следует, что убийцы стояли над уже вытащенными (или выбежавшими) во двор горящими взрослыми и не торопились ни тушить их, ни убегать. При этом родственники не заподозрили в убийцах евреев и не сделали попытки задержать их. Вместо этого они явно испугались и убежали обратно в свой дом, дав, тем самым, преступникам возможность беспрепятственно уйти. Они вернулись к своим горящим родственникам несколько минут спустя, когда преступников уже и след простыл.

7) Никто не кинулся за людьми в балаклавах, чтобы их задержать, а ведь если это были евреи, им нужно было пробежать через всю деревню, чтобы скрыться, и поймать их было бы совсем несложно.

8) Единственная “улика”, привязывающая это преступление к евреям, — надписи-граффити на доме. Надписей две. Одна состоит из одного слова “Месть” (“Некома”) и нарисованного рядом магендавида. Вторая – “Да здравствует Царь-Мессия!” (Ихье мелех амашиях”) является лозунгом движения ХАБАД, до сих пор не замеченного в связи с акциями поселенческих активистов. Едва ли поселенцы-экстремисты стали бы писать этот лозунг. Зато его можно видеть повсюду в израильских городах и на многочисленных майках, плакатах и прочих предметах, выпускаемых хабадниками, и его нетрудно переписать при минимальном знании иврита (на снимке справа).

Проанализировав эти факты, нетрудно понять, что преступников следовало первым делом искать в самой деревне Дума. Тем не менее, еще до начала следствия было объявлено, что преступление совершили “еврейские экстремисты”. Источником этого сообщения был еврейский отдел ШАБАКа.

И yже наутро после убийства все действующие и бездействующие израильские политики со всех флангов политического спектра начали бить себя в грудь кулаком, извиняясь за якобы совершенное евреями преступление, и хором вопить, что они клянутся бороться с “еврейским террором”. А президент Ривлин даже сделал широкое обобщение, заявив: "Мой народ встал на путь террора".

Уже на исходе шаббата в Тель-Авиве прошли митинги протеста против “преступления еврейских экстремистов”, на которых использовались тысячи профессионально сделанных “окровавленных” перчаток, которые должны были символизировать, что “наши руки в крови”. Кто и когда успел приготовить их за шаббат, если еще в четверг не было известно о предстоящем преступлении?

Складывалось впечатление, что имеет место какая-то грандиозная провокация против поселенцев Иудеи и Самарии, но было трудно понять, в чем ее замысел.

Тем не менее, безо всяких возражений со стороны политических представителей правого лагеря было объявлено о разрешении подвергать поселенческую молодежь административным арестам и силовыми методами выбивать из арестованных показания. Несмотря на это разрешение и несмотря на заявление министра обороны Моше Яалона, что ему известно, кто совершил это преступление, арестовывать было некого: у следствия не было ни малейшей ниточки, за которую можно было бы зацепиться. Несколько молодых людей из "Молодежи холмов", не имеющих никакого отношения к преступлению в Думе, были арестованы, но потом выпущены за неимением улик против них.

Два месяца спустя в стране начался невиданный разгул террора, который арабы объявили местью за убийство в Думе. Было бы странно, если бы они не воспользовались подсказкой, многократно повторенной израильскими политиками всех мастей: евреи убили арабов — и вот арабы мстят. За неполных три месяца погибли 24 еврея, 285 ранены (цифры меняются ежедневно). Многие из них останутся калеками на всю оставшуюся жизнь, среди них — годовалый Йотам-Шмуэль Ситбон, лишившийся ноги в результате теракта.

На фоне продолжающейся волны убийств израильские политики не перестают напоминать, что это "месть за Думу". И, словно ответная реплика в спектакле, прозвучало арабское требование — арестовать виновных! И впрямь, логичное требование: если вы знаете, кто убийцы, и знаете, что это евреи, то арестуйте их! Но арестовывать было некого.

И вот месяц назад несколько молодых людей из числа поселенцев были арестованы. Но не потому, что у следствия нашлись доказательства их причастности к преступлению — их нет и сейчас. Если бы такие доказательства были, подозреваемым можно было бы предъявить обвинительное заключение и передать дело в суд. Просто было принято решение выбить из них эти доказательства путем допросов с применением "особых методов". Иначе говоря, пыток. Среди "особых методов", о которых рассказывают адвокаты, сумевшие, наконец, после трех недель, добиться свидания со своими подзащитными: лишение сна, избиения на допросах, включая удары по "чувствительным местам", то есть по половым органам, и, наконец, "пресс-хата", пользуясь терминологией советских лагерей. (Это означает, что политзаключенного бросают в камеру к уголовникам, которым дают понять, что его можно и нужно бить, можно насиловать, — нельзя лишь убивать). После этого один из заключенных не выдержал и "признался", немедленно превратившись в "главного подозреваемого". Лишь после этого он получил свидание с адвокатом, которому и рассказал, что уголовники не только зверски били его, но и привязали его к садомской кровати, что означает, что его насиловали.

Помимо обширной лагерной литературы, о пытке лишением сна в период следствия мне рассказывал мой покойный муж, который прошел через полугодичное следствие, ни в чем не признался, но был, тем не менее, приговорен к расстрелу (впоследствии замененному на 25 лет лагерей особого режима). Рассказывал он мне и о "пресс-хате", но ее, к счастью, ему не довелось испытать на себе — о ней он узнал на опыте других заключенных.

Что касается битья по половым органам, то этому легко поверить после того, чему мы были свидетелями при разгроме Амоны 1 февраля 2006 г. Тогда полиция била дубинками по половым органам защищавших это поселение юных мальчиков и девочек, а всадники топтали их копытами коней. Мне довелось не раз присутствовать в зале суда в качестве репортера "Седьмого канала", когда судили некоторых из тех полицейских. От показаний свидетелей волосы вставали дыбом. И эти показания подтверждались видеозаписями. Однако призвать к суду удалось лишь тех немногих, чью активность в борьбе с еврейскими поселенцами сумели зафиксировать на видеокамеры.

На протяжении последней недели не прекращается "перестрелка" в СМИ между адвокатами Ади Кейдаром и Итамаром Бен-Гвиром, представляющими арестованных от правозащитной организации "Хонену", и многочисленными защитниками ШАБАКа из числа политиков.

Выступавший на 20-м канале ИТВ адвокат Йорам Шефтель сказал, что показания, выбитые из подозреваемого противозаконными методами, не имеют законной силы в суде. Однако ШАБАК и защитники его "особых методов" утверждают, что все, что делают следователи, известно вышестоящим судебным инстанциям и разрешено ими. И, стало быть, законно.

Исраэль Хассон, бывший заместитель шефа ШАБАКа и бывший депутат Кнессета от партии НДИ, в выступлении на радио "Решет-бет" в четверг, 24 декабря, прямо обвинил адвокатов во лжи, заявив, что никаких пыток следователи ШАБАКа не применяют, а всё, что применяют, разрешено вышестоящими инстанциями, вплоть до Верховного суда. Первая половина этой фразы противоречит ее второй половине, означая, что пытки применяют, но они не противозаконны, ибо разрешены "сверху".

Одно несомненно: суд разрешил держать несовершеннолетних подозреваемых в тюрьме свыше срока, предоставляемого по закону для проведения следствия, и разрешил лишить их свидания с адвокатами. Состояние, в котором адвокаты застали своих подзащитных, не оставило у них сомнений в том, что свидетельства подследственных о пытках — правда.

Рав Йосеф Менделевич в своей статьей "ШАБАК = КГБ?", появившейся в четверг в 515-м номере «МЗ», напоминает, что дело ведет "еврейский отдел" ШАБАКа, созданный для борьбы с "еврейским террором", который неизвестно, существует ли. Напоминает он и о некоторых примерах деятельности этого отдела. В частности, позорную историю агента ШАБАКа Авишая Равива, который при свидетелях подбивал Игаля Амира совершить покушение на главу правительства Ицхака Рабина.

Однако следует напомнить, что Равив известен не только этим. Как было позже установлено, он нес ответственность за распространение — якобы от имени правых и поселенцев — плакатов с фотографией Рабина в нацистской форме. Он же по поручению ШАБАКа создал из нескольких спровоцированных им подростков фиктивную правоэкстремистскую организацию "Эяль" и организовал трансляцию по центральному каналу государственного телевидения якобы тайную церемонию "принесения присяги" вооруженными членами организации с замотанными лицами. Любому мыслящему человеку было уже тогда понятно, что если бы эта организация со всеми приписанными ей атрибутами была настоящей, то те же тележурналисты должны были донести о ней в ШАБАК. Но в атмосфере травли правых и поселенцев, раздуваемой в прессе, масса телезрителей была психологически достаточно отравлена, чтобы принять этот спектакль за чистую монету. Впоследствии оказалось, что это была шабаковская провокация, целью которой была необходимость убедить широкую публику в существовании каких-то страшных "правых экстремистов". И это удалось.

В четверг, 24 декабря, в израильских СМИ появилась новая история. Накануне 10-й канал ИТВ показал фильм, якобы снятый несколько дней назад на свадьбе неназванного "правого активиста". В этом фильме, как следует из описания журналистов, группа "экстремистов" из числа гостей жениха танцует боевые танцы с автоматами армейского образца и с ножами, оплевывает портрет погибшего в Думе младенца Али Давабше, а один из этих экстремистов даже демонстративно протыкает ножом лицо на портрете. Начальник генштаба ЦАХАЛа генерал Г.Айзенкот немедленно приказал расследовать, откуда у них армейское оружие и были ли эти люди солдатами ЦАХАЛа.

При опросе родителей жениха и невесты радиожурналисты выяснили, что этих «танцоров» они вообще не знают. Отец жениха рассказал, что был очень удивлен присутствием на свадьбе значительно большего числа гостей, чем было приглашено. Спросив сына, он услышал, что тот пригласил 50 друзей и сам был очень удивлен тем, что пришло 150 человек, две трети которых он не приглашал и вообще не знает. Вот они и исполняли эти "боевые танцы" с армейским оружием. Кто же эти люди? "Клоны" Авишая Равива?

В "деле Думы" все признаки провокации налицо, и она явно разрастается, хотя мы не знаем, какова ее цель. Очевидна лишь ее общая направленность — против поселенцев Иудеи и Самарии. Неужели готовится общественное мнение для очередного выселения еврейских жителей со своей земли?

Однако возможна и иная цель. Аналогичная той, по которой сторонников Жаботинского в 1933 г. без всякий оснований обвинили в убийстве Хаима Арлозорова, одного из левых руководителей еврейского ишува. Аналогичная также той, по которой в 1948 г., в решающий момент Войны за независимость, был расстрелян организованный членами ЭЦЕЛя корабль "Альталена", который вез в Израиль огромное количество оружия и опытных бойцов. В первом случае британский суд полностью оправдал обвиненных левыми идеологических противников. Во втором Бегина обвинили в намерении расколоть ишув и спровоцировать гражданскую войну с целью захвата власти. Гражданской войны удалось избежать лишь благодаря усилиям Бегина. Однако в обоих случаях в результате этих провокаций правые были на десятки лет дискредитированы и отодвинуты от власти. Какова же может быть цель подобной провокации сегодня?

Мы живем в ситуации смены политических и интеллектуальных элит. Если до сих пор леволиберальные и атеистически настроенные интеллектуалы безраздельно господствовали в сфере идеологии, не допуская сторонников национально-религиозных взглядов до руководящих постов практически ни в одной важной области жизни страны, то сегодня левых либералов совершенно явственно теснит сионистская национально-религиозная смена. Особенно явно это проявляется в армии, где еще не так давно у религиозного молодого человека было не слишком много шансов не только сделать большую карьеру в армейском руководстве, но даже и попасть на офицерские курсы, а сегодня, как уже широко известно, офицерские курсы в шаббат напоминают военную иешиву — настолько высок там процент религиозных курсантов. Это неизбежный результат демографических тенденций, с которыми бороться бессмысленно: национально-религиозный лагерь явно берет верх. Это вызывает ожесточение и злобу и их идеологических противников, которые имеют положительный опыт применения провокаций как оружия и вполне могут им снова воспользоваться.

На этой неделе депутат Кнессета Шули Муалем-Рафаэли сказала представит елям СМИ, что это следствие заставляет вспомнить методы сталинского КГБ. Если эта мысль пришла в голову ей, дочери репатриантов из Марокко, то людям, прошедшим советскую школу, эта мысль тем более естественно приходит в голову.

Лишь совсем уж зашоренные и не знакомые с советской историей люди могут не знать, какими методами выбивались "чистосердечные признания" из заслуженных ветеранов советской компартии, подписывавших показания о том, что они работали на иностранные разведки и подрывали устои советской власти. Именно так, такими "особыми методами" готовились все печально знаменитые сталинские "чистки", в ходе которых были уничтожены все конкуренты "вождя народов" в борьбе за власть, а затем и все, кто мог подозреваться в поддержке этих конкурентов. Их расстреливали на основании выбитых из них показаний, которые они потом, потеряв волю к сопротивлению, повторяли на показательных судебных процессах.

Единственным исключением стал задуманный Сталиным процесс над руководством Еврейского Антифашистского комитета. Из большинства арестованных членов ЕАК тоже выбили показания пытками и издевательствами, заставив их признаваться в том, что они работали на английскую разведку. Пыток они не выдержали, однако на суде отказались от своих показаний, заявив, что подписали признания своей вины только для того, чтобы предстать перед судом и сказать правду о своей невиновности. Это их не спасло — 12 августа 1952 г. все они были расстреляны. Но своим героическим сопротивлением мучителям и почти трехлетним отказом признать преступления, которых они не совершали, они дотянули почти до смерти Сталина, не оставив ему времени совершить задуманный геноцид еврейского народа.

Соломон Динкевич в главе "Расправа над руководством ЕАК" своей многотомной книги об истории еврейского народа, приводит следующий факт:

"На обратном пути из зала суда, когда 70-летнего Соломона Лозовского (бывшего до ареста председателем Совинформбюро — Э.Ш.) несли на носилках к "черному воронку", их догнал капитан, поднял подсудимого за бороду и, тыча перед его носом кулаком, бОльшим, чем лицо арестанта, сказал: "Ну, Соломон, морда жидовская. Если ты еще раз будешь мне говорить одно, а судьям — другое, если и дальше весь процесс заворачивать не в ту сторону будешь, я вытащу твои кишки, шею твою ими обмотаю и еще останется, чтобы повесить на них твоих детей, что на свободе остались. Понял? Хватит мне нервы трепать, устал я с тобой бороться". Эти показания несшего Лозовского сержанта приводит Д.А. Волкогонов в статье "Феномен Сталина" (Литературная газета, 9 декабря 1987 г.)"

Как сказал адвокат Итамар Бен-Гвир, его подзащитному — ныне "главному подозреваемому" — было также сказано следователями: "Будем бить, пока не признаешься". И он не выдержал — "признался".

Является ли это доказательством его вины? Исходя из практики сталинского генерального прокурора Вышинского — несомненно. Именно при нем признание обвиняемого называли "царицей доказательств". Однако даже продавший советской власти совесть и душу Вышинский, будучи серьезным и образованным юристом-правоведом, в печатных трудах и речах ссылок на «царицу доказательств» не допускал. А в своей опубликованной в 1946 г. книге «Теория судебных доказательств в советском праве» он сказал, что считать личное признание обвиняемого «царицей доказательств» — это «в корне ошибочный принцип средневекового процессуального права», когда «переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось непреложной, не подлежащей сомнению истиной, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой».

Страшно сравнивать Израиль с Советским Союзом и с возрождаемым в сегодняшней России сталинизмом. Но мы не имеем права забывать о том, через что мы уже проходили однажды. Из приобретенного опыта необходимо извлекать уроки. Иначе этот печальный опыт придется приобретать дважды. И еще страшнее думать, что мы обречем своих детей на приобретение этого опыта.

"Мы здесь"

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Элеонора, спасибо Вам большое за замечательную, такую сейчас нужную статью. Опубликована ли она на иврите? Если нет, то возможно ли ее перевести и опубликовать? Это так необходимо сегодня для заблудившегося в правде и неправде израильского читателя…

Добавить комментарий