Несостоявшееся покушение на Саддама

0

Командир спецназовцев рассказал о печально известной трагедии, приведшей к гибели пятерых израильских спецназовцев, которая надолго отсрочила смерть иракского диктатора

Обозреватель газеты "Маарив" Бен Каспит взял интервью у генерала А., уходящего с поста главы одного из самых секретных подразделений Армии обороны Израиля ММ (аббревиатура слов "мивцаим меюхадим" — "специальные операции" или попросту спецназ). В своем первом публичном интервью 46-летний генерал А., чье полное имя засекречено надолго, рассказывает о дерзких операциях, совершенных бойцами его подразделения, и о других событиях, радостных и трагических, сопровождающих службу спецназовцев.

Полный вариант интервью можно прочитать в газете "Маарив", а перевод Якова Зубарева — в газете "Новости недели" за 9 марта 2017 года. Нас же особо заинтересовал фрагмент о трагедии на военной базе Цеэлим и особо секретной составляющей той истории.

А. рассказывает:

— За несколько месяцев до моего призыва израильтяне ликвидировали в Тунисе Абу-Джихада (заместитель Ясера Арафата, он был военным руководителем ФАТХа и организатором многочисленных кровавых терактов с захватом заложников на территории Израиля и за его пределами, включая захват и убийство спортсменов на Мюнхенской олимпиаде. – Прим. переводчика). Помню, я услышал об этом на школьной переменке и подумал: "Ого! Я хочу делать подобные вещи!" Позже, когда я прошел все испытания и был зачислен в спецназ генштаба, мне действительно довелось участвовать во многих операциях.

— Начало вашей службы пришлось на время трагедии на военном полигоне "Цеэлим", когда в результате ошибки по группе военнослужащих была выпущена боевая ракета, — спрашивает Бен Каспит. — Тогда были убиты пятеро и ранены шесть спецназовцев.

— Да, мне исполнилось в том году 22 года. Молодой лейтенант, для которого не существует границ. "Что значит невозможно? Мы знаем все и все умеем! Мы можем не спать месяцами, прибыть в любое место в любую погоду и выполнить любую задачу. Для нас не существует ни дня, ни ночи, все вокруг подчинено нашей воле". То же самое относилось и к проходившей в "Цеэлим" подготовке операции по устранению Саддама Хусейна. Наша ракета должна была на основе разведывательных данных достичь Ирака и совершить точный удар по резиденции иракского диктатора. Управление ракетой осуществлял наш спецназ.

Вначале даже командиру ничего не говорили о цели операции, но к завершению подготовки проинформировали о конкретной задаче. Но когда сообщили, спецназовцы воодушевились:

— Кровь забурлила адреналином, который можно было сбросить, только выполнив задачу. Как после уничтожения Абу-Джихада, я сказал себе – это то, что я хочу делать, ради таких задач я и нахожусь здесь. В тот трагический день, 5 ноября, я находился на наблюдательном пункте полигона, в 200 метрах от высотки, куда угодила ракета. В моих руках – новенький гироскопический прибор, смотришь в него, и кажется, будто находишься внутри картины. Я вожу им по сторонам и вдруг замечаю тонкий след белого дыма – след, который оставляет за собой выпущенная ракета. Гироскоп показывает все до мельчайших деталей, в моей голове мелькает мысль "Как здорово!" — и тут я вижу, что вся команда бойцов на высотке напротив падает в песок. Я был уверен, что это муляжи, фанерные человечки, установленные, как в тире, в качестве искусственной цели. И даже восхитился про себя: "Вау, они даже деревянные фигурки установили, чтобы лучше видеть эффект!" Мы не раз тренировались с подобными муляжами, заменяющими врага, и мне казалось нормальным, что их установили на высотке. Но тут я услышал вскрик лежащего рядом командира операции Дорона Кемпеля: "О, нет! Нет!" И мы, понимая, что произошло нечто ужасное, побежали к той высотке.

А. был первым, кто оказался на месте трагедии.

— Это было страшное зрелище. Но в первые минуты ты не обращаешь на это внимание, поскольку главное — оказать первую помощь раненым. Я вызываю по рации "амбуланс", который боится приблизиться к месту, чтобы не застрять в песке, и начинаю собирать части тел парней, которые все до единого мне хорошо знакомы. Нас ведь немного, мы знаем о каждом почти все, буквально накануне ночью я проводил с этими ребятами тренировку. Примчался автобус с врачами и санитарами, я сажусь в него, уже ничего не чувствуя, даже начинаю дремать… Только спустя несколько дней ко мне приходит понимание того, что мой организм таким образом научился защищать себя, и что смертельная усталость, навалившаяся на меня в тот день, спасла меня от последующего стресса. Я не забыл и никогда не забуду своих товарищей, но их гибель не должна была помешать мне выполнить задачу.

Тот год вообще нельзя признать благополучным для нас. Незадолго до трагедии на "Цеэлим" во время перехода в песках умерли от пересыхания организма два наших товарища. Пришлось заново выстраивать программу подготовки бойцов. Если подобное случается в лучшем подразделении армии, значит, надо более тщательно предусмотреть все возможные эксцессы.

Журналист поинтересовался, как А. сам относился к идее уничтожения Саддама Хусейна ракетой дальнего действия.

— Я не обсуждал тогда эту идею. Я был младшим офицером, который сегодня прибыл на полигон, через пять дней вернулся домой, проспал всю субботу от усталости и в воскресенье вновь оказался на службе. Не думаю, что план устранения Хусейна явился причиной гибели солдат. Мы и до этого выполняли операции, каждую из которых можно назвать безумной. И с "Энтеббе" могло случиться всякое, что поставило бы под угрозу операцию. При разработке и подготовке любой операции мы придерживаемся лозунга, высказанного когда-то главой британского спецназа Дэвидом Стирлингом: "Побеждает только смелый!" Это не значит, что мы действуем сломя голову. Мы не избегаем риска, но риска разумного, основанного на высокой физической и боевой подготовке, на решимости и силе воли, на знаниях, опыте и умелом использовании разведывательной информации. Как в спецназе, так и в отделении технологической разведки служат не ангелы и не волшебники. Но благодаря обучению и таланту они делают то, что не делает больше никто в мире.

А. принимал участие во многих дерзких операциях израильского спецназа. О некоторых из них вы можете прочитать в публикации, цитаты из которой мы привели. Но большинство останутся засекреченными еще долгие годы.

Добавить комментарий