Морские стражи

0

С обнаружением в исключительной экономической зоне Израиля крупных газовых месторождений эта огромная по площади территория Восточного Средиземноморья приобрела для нашей страны колоссальное экономическое и стратегическое значение. И если раньше ЦАХАЛ уделял относительно мало внимания данной зоне, то сегодня ситуация изменилась

Давид ШАРП

 

Беседа с источником в штабе флота, позволила более ясно представить картину вызовов, стоящих перед перед армией, и характер проблем. Относительно недавно в штабе флота был создан специальный отдел исключительной экономической зоны во главе с офицером в чине подполковника. В функции данной структуры входит работа над широким спектром вопросов, связанными с обеспечением безопасности объектов, находящихся на данной территории, и нейтрализацией потенциальных угроз.

Итак, своего рода первой ступенью считаются территориальные воды шириной 12 морских миль (22.2 км) от береговой линии, являющиеся суверенной территории Израиля. Следующие 12 морских миль относятся к так называемой прилежащей зоне, где прибрежное государство обладает повышенными правами. Ширина эксклюзивной экономической зоны составляет 200 морских миль (370.4 км), и здесь государство, о котором идет речь, среди прочего обладает правами на разработку полезных ископаемых.

В случае если между находящимися напротив друг друга странами расстояние меньше чем 400 морских миль, размеры исключительной экономической зоны каждой из них будут меньше, а определяются они пропорционально, в зависимости от дистанций. Именно так обстоит дело между Кипром и Израилем, а начертание границы между экономическими зонами оба государства определили двусторонним договором.

Что касается северной границы израильской эксклюзивной экономической зоны, ее местонахождение оспаривается Ливаном. Согласно международному праву, в том месте, где сухопутная граница между странами упирается в море, к береговой линии должен быть проведен перпендикуляр, который и станет границей между территориальными водами, а также экономической зоной. Поскольку ливанцы считают, что наклон условного перпендикуляра выглядит несколько иначе, то и часть израильского участка они видят своим. В связи с этим имел место ряд угроз, озвученных не только Бейрутом, но и членами руководства "Хизбаллы". Как бы там ни было, правительством Израиля данные претензии отвергаются, а разработке крупнейшего на данный момент месторождения "Ливьятан" они помешать не могут.

Для нашей страны добыча природного газа имеет огромное значение — как экономическое, так и политическое. Экспорт газа — важнейший фактор в отношениях со странами-импортерами. Например, потенциальные поставки газа Египту (на данный момент эта страна сталкивается с серьезными трудностями в разработке собственных морских месторождений), Иордании и Турции являются важнейшим фактором в двусторонних связях. Так, для Анкары важно уменьшить зависимость от российского газа, и этот фактор стал одним из доводов в пользу улучшения отношений с Израилем. Нечто подобное можно говорить и о потенциальных поставках в Европу. Наконец есть еще один аспект, который относится уже к нашим соседям, в частности, к Ливану. Если возле его берегов начнут добывать газ, это отразится на уровне жизни граждан Страны Кедров. Как следствие, Бейруту и всем религиозным общинам этой страны будет что терять. Во всяком случае, значительно больше, чем сейчас. Ну а когда есть что терять, риск войн и эскалаций, как правило, уменьшается.

Естественным образом обеспечение безопасности в эксклюзивной экономической зоне возложено, в первую очередь, на флот, хотя и не только на него. В последние годы у всех у нас на слуху туннели, которые роют террористы. Так вот, источник в штабе флота сравнил море с самым гигантским туннелем. В самом деле, угроза здесь может исходить и с воздуха, и с поверхности, и из-под воды. Причем площадь территории, где необходимо обеспечить безопасность действующих объектов, очень велика. А ведь к ныне существующим инфраструктурам по добыче и разведке полезных ископаемых в обозримом будущем добавятся и другие объекты. Тем более что  уже разведанными и извлекаемыми запасами залежи газа в израильской исключительной экономической зоне не ограничиваются: согласно экспертным оценкам, потенциал дальнейших поисков и разработок очень велик. Наибольшую угрозу для объектов морской газовой инфраструктуры представляют террористические квази-государства Газы и "Хизбаллы". Тем не менее, нельзя сбрасывать со счетов угрозы терактов со стороны других группировок, в частности ИГ. Уж больно заманчива для террористов идея нанести Израилю многомиллиардные убытки.

Для оценки масштаба проблем, которые приходится решать военным, достаточно сказать, что в эксклюзивной экономической зоне Израиля, по словам источника в ВМФ, перманентно находятся около сотни (!) различных иностранных кораблей. В теории каждый из них может таить угрозу, и здесь необходимо постоянно принимать целый комплекс мер для контроля над ситуацией, слежения и сбора разведданных всеми возможными способами до досмотра подозрительных судов. Причем в 40-мильной зоне контроль над происходящим является чуть ли не тотальным. И ХАМАС, и "Хизбалла" придают развитию морской составляющей своего военного потенциала немалое значение, и, конечно же, шиитская организация представляет здесь наибольшую опасность. Согласно оценке флотской разведки и АМАНа, все, что имеется в распоряжении Ирана и Сирии, начиная с новейших сверхзвуковых противокорабельных ракет (ПКР) российского производства "Яхонт" дальностью до 300 км и заканчивая широким перечнем иных вооружений, будет передано "Хизбалле". А значит, вызов очень серьезный.

Однако не "Яхонтом" единым… Не так давно Иран провел испытания баллистической ракеты "Халидж Фарс". Данная ракета является морской версией сухопутной "Фатех-110", и по замыслу иранцев, она должна представлять угрозу для американских авианосцев в Персидском заливе и Аравийском море. Задача создания баллистической ракеты дальностью 250 км, способной поражать не только неподвижные, но даже движущиеся морские цели, не просто сложная, а архисложная. Вместе с тем, если верить источнику в Пентагоне, пообщавшемуся с журналистом компании FOX, иранское испытание было весьма удачным. Якобы одна из двух ракет, выпущенных с дистанции 250 км, попала в некое движущееся судно, а вторая разорвалась вблизи. И это лишь одна из потенциальных угроз. Кстати, в данном контексте надо отметить, что ЦАХАЛ для охраны наших морских объектов может задействовать системы не только морского базирования, но и наземного, например, недавно заступившую на боевое дежурство "Пращу Давида".

Необходимость резко усилить эффективность действий в израильской эксклюзивной экономической зоне привела к тому, что интенсивное развитие флота, находившегося недавно чуть ли не на задворках, стало приоритетным направлением. Не будь обнаружены в израильских водах газовые месторождения, не было бы ни приобретения в Германии такого количества корветов типа "Саар-6"(четырех), ни многого другого.

Планируемые к установке на корветы новейшие ракеты ПВО и ПРО "Барак-8", а также морская вариация "Железного купола", получившая английское название "C-Dome" (известный каждому израильтянину сухопутный вариант "ЖК" называется "Iron Dome"), являются важнейшим средством обеспечения безопасности как кораблей, так и объектов добывающей инфраструктуры. И если "Барак-8" призван противостоять наиболее опасным целям наподобие "Яхонта" и самолетам, то "ЖК" должен отвечать за относительно простые угрозы, такие, в частности, как артиллерийские ракеты. Опасность обстрела платформ таковыми велика, тем более что со временем у противника появятся гораздо более точные разновидности подобных боеприпасов. Такое разделение обязанностей связано с дороговизной ракет "Барак-8": согласно ряду источников, один перехватчик обходится во многие сотни тысяч долларов, в то время как в случае с "ЖК" речь идет примерно о 50 тысяч долларов.

В связи с этим уместно упомянуть, что совсем недавно ЦАХАЛ, о чем сообщили как израильские, так и иностранные СМИ, решил внести изменения в состав вооружения корветов "Саар-6". Если изначально планировалось установить на них 32 пусковых установки (ПУ) "Барак-8" и 20 ПУ для ракет от "ЖК" ТАМИР, то теперь, когда проект уже набрал обороты, решено добавить еще 20 ТАМИРов. Все это приведет к необходимости внесения изменений в конструкцию корабля и, как следствие, к задержке на многие месяцы с передачей первого из них Израилю. Как сообщила газета "Маарив", из-за конструкционных изменений стоимость корветов вырастет с 430 млн евро еще на 150 млн. Честно говоря, сумма выглядит завышенной, но… Здесь напрашивается ряд вопросов, и главный из них — что помешало сформулировать нынешние требования изначально. Ведь характер угроз не изменился, зато можно было бы избежать задержки проекта и хотя бы частично — удорожания.

Первый корвет, судя по сообщениям СМИ, прибудет в Израиль в конце 2019-го, а скорее всего, в первой половине 2020 года. Затем еще год-полтора потребует установка израильских боевых систем вплоть до достижения кораблем оперативного статуса. После первого корвета каждые полгода из Германии будет прибывать следующий.

Несмотря на все вопросы по поводу описанного выше решения об изменении состава вооружений, нельзя забывать, что речь идет о реализации с нуля проекта, имеющего колоссальную важность для безопасности Израиля, и здесь нельзя идти на компромиссы. Как сказал источник в штабе ВМФ, в своем развитии и оперативных планах флот исходит не только из тех угроз, которые актуальны на данный момент, но и из тех, которые окажутся актуальны в будущем. ЦАХАЛ использует самые передовые возможности как с технической, так и с оперативной точки зрения. При этом о недооценке противника речь не идет.

Хочется надеяться, что урок Второй ливанской, когда, несмотря на все имеющиеся в наличии реальнейшие возможности парировать угрозу, только чудо спасло от потопления (но не от тяжелых повреждений и гибели 4 военнослужащих) корвет "Ханит" типа "Саар-5", учтен нынешним поколением военных моряков.

"Новости недели"

Корветам – быть

Нам нужны такие корабли на море…

Добавить комментарий