Чингиз ГУСЕЙНОВ | Шиитско-суннитское противостояние

0

Известный азербайджанский, российский и израильский писатель и историк — об истории и перспективах взаимоотношений двух важнейших ветвей ислама (из цикла лекций)

 

Противостояние началось после смерти Мухаммеда, когда уже было сформировано подобие государства в пределах мекканско-мединского пространства и встал вопрос о том, кто будет халифом, «помощником пророка».

У Мухаммеда, как известно, не было сыновей, чтобы состоялась передача власти по наследству, но на избрание халифом претендовал в качестве наследника Али, связанный с Мухаммедом многим кровными узами (брат, почти сын, зять – муж дочери Фатимы, отец его внуков), но он к тому времени был относительно молод, и потому прибегли к выборному, а не династическому способу: избрали Абу-Бакра, отца Айши, на чьих руках Мухаммед умер и был там же, в её комнате, похоронен.

Правил Абу-Бакр года два, а затем по его рекомендации вторым халифом избрали Омара, после чьей смерти и началась и борьба за власть за халифскую власть.

Претензии Али (впоследствии шиитов) на первенство в халифате изложены в шиитских преданиях-хадисах, высказываниях Мухаммеда, не признаваемых, однако, суннитами, у них свои хадисы, основополагающие в исламе.

Так, возвращаясь в Медину из своего последнего паломничества в Мекку, Мухаммед, сказано, заявил, что Али его наследник, и день, когда пророк это произнёс, шииты по сей день торжественно отмечают как праздник. Хадис гласит, что пророк завещал:

«Я оставляю среди вас две ценные вещи, если будете держаться их, никогда не заблудитесь: Коран и мой род; они никогда не отделятся до судного дня».

В качестве ещё одного доказательства шииты приводят хадис о том, как Мухаммед, призвав ближайших родственников и соплеменников, указал на Али, который тогда ещё был мальчиком, и сказал:

«Это мой брат, мой восприемник (васи) и мой заместитель (халиф) после меня. Слушайтесь его и повинуйтесь ему!»

И вот настал черёд избрания третьего халифа, с чего начался раздел на шиитов и суннитов: были выдвинуты два претендента – Осман и Али.

Именно при выборах третьего халифа доселе нейтральные в арабском языке слова «суннит» («приверженец») и «шиит» («последователь»),

кстати, частые в Коране («последователем-шиа» Нуха-Ноя назван в Коране Ибрагим-Авраам, применяется и к «сторонникам-суннитам» Моисея-Мусы, даже есть «шиа»-шиит Сатаны итд),

превратились в термины-понятия разделения мусульман.

Каждому претенденту предложено было ответить на вопрос: «Чем он будет руководствоваться, избранный главой мусульман?»

Осман ответил: «Кораном и суннами», то есть божественной книгой и высказываниями пророка».

Али назвал лишь Коран.

Есть и другая версия ответа Али: «Я буду следовать Корану, ибо Мухаммед призывал следовать тому, что запечатлено в Коране, а не в суннах».

Осман был объявлен третьим халифом и положено начало процессу разделения мусульман на шиитов и суннитов, то есть тех, кто следует, наряду с Кораном, и хадисам.

Это имело то негативное последствие, что постепенно произошло приравнение айатов Бога к высказываниям человека-Мухаммеда, что я обозначаю понятием «человеческий фактор».

К слову сказать, исламское образование ныне строится, в основном, на изучении хадисов, а среди них есть немало и того, что чуждо духу Корана, но часто в устах воинствующих, агрессивных мусульман, к примеру, такое, в котором Мухаммед якобы призывал «убивать неверных», причисляя к ним и иудеев: «Убивайте их, где бы вы их ни настигли!.. Камни и кусты, за которыми они будут прятаться, заговорят и подскажут вам, что здесь прячется еврей».

Впрочем, вопреки такого рода утверждениям, которые, это надо непременно подчеркнуть, официально не отменены, есть немало хадисов, достойных пророческого сана Мухаммеда:

«Убийство одного верующего тяжелее Богу, чем исчезновение всего мира» (хадис Ан-Насаи от Бурайды).

«Наступит время, когда убийца не будет знать, ради чего убивает, а убитый не будет знать, за что его убивают».

«Если два человека вышли друг против друга, то и убийца, и убитый, оба окажутся в Аду!» Его спросили: «О Посланник Бога, убийца-то понятно, а убитый хоть за что?» Мухаммед ответил: «Ведь он (убитый) тоже желал убить соперника (если остался бы жив)» (хадис Аль-Бухари от Абу-Бакра).

Мухаммед в хадисах даже предсказал раскол в мусульманском мире.

Однажды ночью Мухаммед молился в мечети, за ним, чтобы не мешать ему, молча наблюдал хранитель молельного дома. Когда перестал молиться, тот спросил: «О, посланец неба, почему ты молишься ночью?»

«Мне нужно было, — ответил Мухаммед, — услышать от Бога ответ на три вопроса, которые меня с некоторых пор мучают».

«И что же?»

«Я спросил у Бога, уничтожит ли Он нас, как были уничтожены многие на земле грешные народы?» Бог ответил: «Нет». Потом спросил: «Погибнет ли наша вера после моей смерти?» Снова услышал: «Нет». И третий вопрос, я спросил у Бога: «Произойдет ли после моей смерти раскол среди мусульман на враждующие группы, прольётся ли кровь?» И услышал: «Да!»

Есть на сей счёт и более определённое высказывание Мухаммеда: «Иудеи раскололись на семьдесят одну, христиане на семьдесят две, а моя умма на семьдесят три частей-сект».

Более того, приравнивание сунн («сунна» – «путь») к айатам Корана могло могла способствовать невольному или сознательному включению некоторые хадисов в коранический текст, составленный после смерти Мухаммеда, и в этой связи представляется прозорливым его прижизненное предупреждение не записывать его высказывания вне Корана, имея, очевидно, в виду, что впоследствии они могут восприниматься как божественные айаты.

Отмечу, что неслучайно в последнее время исламские богословы, в частности, египетские, призывают исследовать хадисы на предмет их соответствия духу и букве Корана, как бы пропустить через кораническое сито, «очистить наследие первых веков ислама от мифов»; прояснить принципы понятия «джихад», используемого ныне как орудие борьбы против всего мира; «призывать людей к Богу не угрозами, а через мудрость и благодарность; сформулировать достоинства монотеистических религий (ислама, христианства, иудаизма), изменив отношения между ними, используя мечети, церкви, школы».

… Осман был объявлен третьим халифом и при нём был собран Коран, и есть предположение считать канонический Коран как бы «суннитским», ибо есть т.н. «шиитский» Коран с отличными от канонического, или «османовского», вкраплениями-уточнениями, хотя наличие такого «второго» Корана решительно отвергается самими шиитами.

Но зато есть более или менее существенные различия между суннитскими и шиитскими пятью «столпами» веры».

У суннитов шахада («свидетельство»), или многократно повторяемая формула единства Бога и посланника звучит так: Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк Его. У шиитов в эту формулу добавлено после слов «пророк Его» — «а Али – друг Его»; даже шииты договариваются до того, что Джебраил «спутал» и вместо Али стал являть айаты Мухаммеду.

Второй стол веры у суннитов салят, или намаз, пятикратная молитва (у шиитов возможна и троекратная молитва); далее закят – десятая часть доходов в пользу Бога, мечети, пророка и его семьи, на всё, что служит исламу; пост – ураза у суннитов, орудж у шиитов; и пятый хадж – паломничество в Мекку.

У шиитов – свои «столпы, отсутствующие у суннитов; о первом сказано выше, а второе – это вера в Справедливость Бога («адль»); далее вера в Пророков и Пророчества («набувват»); вера в загробный мир («маад»); а пятый – вера в Имамат (духовное и политическое руководство 12 имамов).

Есть и другие расхождения: сунниты допускают передачу власти халифа в результате выбора (иджма, или согласие общины), тем самым признают законность правления первых четырёх праведных халифов — Абу Бакра, Омара, Османа и Али, а шииты считают, что власть должна передаваться среди потомков Али и Фатимы, не признавая законность правления первых трёх халифов (у шиитов почти не встретишь имён Абу-Бакр, Омар, Осман или Айша).

Так, свыше двух веков, с 909 по 1171 г., существовал фатимидский халифат (халифы вычерчены по линии Фатимы), и первый его вождь исмаилит Убайдаллах, провозгласил себя к тому же и Мессией.

Под властью фатимидов находились страны Северной Африки, Сицилия, Сирия, Ливан, побережье Красного моря, и они, как ныне суннитский ИГИЛ, вели борьбу за господство во всём мусульманском мире).

Сунниты, как и шииты, отмечают праздники поста и жертвоприношения (ураза-байрам и курбан-байрам, а шииты ещё и самый большой и значительный для них День Ашура (Шахсей-вахсей), связанный с мученической смертью внука пророка Гусейна.

У суннитов шесть сборников хадисов: 1. Сахих аль-Бухари (ум. в 256 г. хидры, или 870 г.), это 7397 хадисов. 2. Сахих Муслима (ум. в 261 г. х./875 г.) 3. Сунан Ибн Маджа (ум. в 273 г. х./887 г.) 4. Сунан Абу Давуда (ум. в 274 г. х./888 г.) 5. Джами ат-Тирмизи (ум. в 279 г. х./892 г.) 6. Сунан ан-Насаи (ум. в 303 г. х./915 г.).

У шиитов свои сборники: Мухаммада аль-Кулайни (ум. в 329 г. х.); Ибн Бабавайха ас-Садука (ум. в 381 г. х.); Абу Джафар ат-Туси (ум. в 460 г. х.).

Из существенных отличий: сунниты не признают непогрешимость людей (кроме пророков) и считают, что все имеют грехи.

Шииты утверждают непогрешимость только имамов во всех их делах, актах, принципах и вере.

Сунниты считают паломничество к «запретной мечети» в Мекке (получают прибавку к имени «хаджи») обязательным для мусульман, а дозволенным – посещение мечетей Пророка в Медине и Аль-Аксы в Иерусалиме (получают автоматически титул «гудси» от Эль-Гудс).

Шииты помимо них считают необходимым паломничество в Кербелу (Ирак) к мавзолею имама Гусейна и в Наджаф (тоже Ирак), где мавзолей Али (титут «кербела»).

Для суннитов «скрывание веры» или «такия» имеет лишь теоретическое значение, а шииты считали, что мусульманин в случае смертельной опасности может прибегать к такии, сделав при этом мысленную оговорку.

И, наконец, у суннитов запрещён временный брак, у шиитов разрешён, количество не ограничено.

Далее – пунктиром:

убийство второго, третьего и четвертого халифов, Османа и Али;

формирование халифской ветви суннитов-омейядов, и в борьбе за власть был убит внук Мухаммеда Гусейн. В промежутке времени от его гибели в 680 году и до утверждения у власти династии аббасидов (750-1258) существовал халифат Аббасидов с центром в Багдаде (основан в 762 г.), второй после омейядов, и аббасиды их свергли на всей обширной территории халифата, кроме Андалузии (Испании), шиизм сложился в религиозное течение.

Формирование в итого двух центров ислама: суннитского (халифат османско-турецкий) и шиитского (имамат персидский с 12-тью имамами, первые три Али, Гасан и Гусейн и последний – «невидимый» имам – это шиитский Мессия Махди, который явится для искоренения лжи и установления справедливости).

Шиизм в 16 в. сделался при Шах-Исмаиле I государственной религией на территориях, ранее входивших в её состав (Закавказье, Ирак, часть Средней Азии), и постоянные войны с османцами-суннитами.

Первый, турецкий, халифат исчез после крушения Османской империи и создания Новой Турции как светского европейского государства.

Реформы Мустафы-Кемаля Ататюрка, среди которых отделение религии от государства.

Центром суннизма стала Саудовская Аравия.

Центр шиизма сохранился — «имамат» в Иране.

Немало сект или ответвлений как суннитских (к примеру, суфизм, мюридизм (учение тариката), дервишизм, ишанизм итд), так и шиитских: чараймаки или хазарейцы, алевиты (кстати, некогда алевиты договаривались до абсурдного утверждения, что Али – это Бог, а Мухаммед его пророк), имамиты, фарсиваны, исмаилиты; есть и иные: бабизм, бехаизм.

Суннитов ныне свыше 1 млрда, или почти 90%, шиитов свыше 10% (Иран, Бахрейн, Ирак, Азербайджан, Сирия – они в меньшинстве, но руководство традиционно алевитское).

Сунниты признают четыре богословско-правовые школы, называемые «мазхабами»: маликитский, шафиитский, ханафитский и ханбалитский. К школам можно отнести и ваххабитов… — они есть продолжение ранних салафитов, ратуют за возвращение к изначальному, «чистому» исламу, и эти идеи лежат в основе идей ИГИЛа, питая его и привлекая к нему сторонников: «чистый ислам» видится как протест против бездуховности, коррупции, стяжательства итд отступлений от заповедей Бога, но в «чистом» или изначальном исламе им видится и то, что противоречит духу Корана, но чему они следуют: лишь путь войны, физического истребления и насилия может искоренить в мире зло.

Современные войны, имею в виду «сирийские» и войны ИГИЛа, его теракты и прочее по всему миру, которые ведутся именем ислама, в своих истоках питаются как, в частности, многовековым противостоянием шиитов и суннитов, так и, главным образом, общей тенденцией, присущей агрессивному мусульманству в её ультраэкстремистской части, диктующей большинству свою теорию и практику, – это разделение всего мира на две территории: территорию «истинного единобожия», которым считается лишь ислам, и «территорию войны», населённую немусульманами, и первые постоянно находятся в состоянии войны со вторыми до полного торжества ислама.

Есть ещё один момент, если иметь в виду перспективы противостояния, которые сегодня кажутся абсурдными, ибо не имеют никаких реальных целей, и финал его — самоуничтожения: как бы долго ни продолжались войны ИГИЛа, он – в широком понимании слова – обречён на неудачу, рано или поздно он будет искоренён (цена этому, увы, кровь, разрушения и смерти).

Мы, по существу, переживаем последнюю стадию, или начало исторического этапа агонии агрессивного ислама, исповедующего чуждую Корану философию смерти.

В Коране много мыслей здравых…

Добавить комментарий