Ортодоксы, назад! Ортодоксы, вперед!

0

В ближайшее время Высший суд справедливости приступит к рассмотрению иска 12 университетских преподавателей против министра просвещения Нафтали Беннета и Совета по высшему образованию. Они требуют отменить программу, предоставляющую ультраортодоксам особые условия для получения высшего образования

Петр ЛЮКИМСОН

Напомним, что речь идет о программе, разработанной Беннетом в 2011 году, еще до того, как он занял кресло министра просвещения. Цель программы — повысить уровень образования учащихся иешив и колелей (то есть иешив для женатых мужчин) и таким образом вовлечь их в израильский рынок труда. Программа была поддержана Советом по высшему образованию, и в том же году в Бней-Браке, Бейтар-Илите и Эльаде появились отделения университетов, где ультраордоксам предоставлялась возможность учиться в вечерние часы. В некоторых вузах (например, в Холонском технологическом колледже) были созданы специальные классы для харедим.

По мнению Нафтали Беннета, успех программы превзошел все ожидания. Если в первый год на вечерние факультеты записались несколько тысяч человек, то сегодня на них учатся больше 19 тысяч харедим, а несколько тысяч ультраортодоксов-академаим уже приступили к работе в различных госучреждениях и крупных фирмах.

Центр Тауба, правда, приводит данные, свидетельствующие о том, что уровень образования в среде ультраортодоксов по-прежнему крайне низок – лишь 2,5% мужчин и 8,5% женщин в возрасте 25-35 лет имеют академическую степень. Но не стоит забывать, что речь идет о данных 2014 года, а ситуация в последние годы меняется стремительно.

Что же побудило некоторых университетских преподавателей выступить против этой программы?

— Речь идет о совершенно неприемлемой для современного израильского общества инициативе, — объяснила нашему корреспонденту одна из инициаторов иска доктор Йофат Тирош. – Мы уверены, что, давая зеленый свет этой программе, Совет по высшему образованию, многого не проверил и, возможно, не до конца уяснил, о чем, собственно говоря, идет речь. К примеру, Совет согласился на создание аудиторий, в которых буду учиться только мужчины. На наш взгляд, это носит дискриминационный характер, и никакие ссылки на мультикультурализм в данном случае неприемлемы. Но в Совете вряд ли предполагали, что их согласие приведет к тому, что появятся кампусы, в которые женщинам вход, по сути дела, воспрещен, а в том же Холонском колледже будет создана мужская "стерильная зона" (в указанном вузе существование такой зоны отрицают – Ред.). Таким образом, проект наносит ущерб по базовым ценностям, которых придерживается большинство израильтян, и должен быть либо полностью отменен, либо существенно скорректирован.

Разумеется, претензии подателей иска не ограничиваются только указанием на недопустимость создания филиалов университетов, в которых учатся только мужчины. Они обращают также внимание на то, что свыше 80% студентов-ультраортодоксов не имеют аттестата зрелости и не сдавали психометрический тест. Перед зачислением на избранный факультет они прошли лишь краткий подготовительный курс.

Еще одна претензия заключается в том, что кампусы, в которых харедим учатся, зачастую не имеют ни лабораторий, ни библиотек, ни надлежащего компьютерного оборудования, необходимого для полноценной учебы.

Далее в иске утверждается, что программа обучения в отделениях вузов для ультраортодоксов цензурируется раввинами. К примеру, по их указаниям в учебниках с помощью специальной черной бумаги скрываются некоторые иллюстрации, а из курса психологии исключены лекции по теории эволюции мозга.

Все это, считают податели иска, приводит к тому, что уровень овладения избранной специальностью выпускниками-ультраортодоксами не соответствует таковому, который получают студенты обычных факультетов тех же вузов. А разрыв в уровне специалистов, дескать, понижает престижность самого вуза и в итоге негативно сказывается на тех отраслях, в которых работают выпускники-ультраортодоксы.

В завершение податели иска обращают внимание судей БАГАЦа на то, что поначалу проект предусматривал обучение ультраортодоксов только на первую академическую степень, но уже сейчас немалое их количество решили продолжить обучение на вторую степень, а некоторые направляются и в докторантуру.

В Совете по высшему образованию большую часть этих претензий не приемлют. В ответе на иск Совет указывает, что данная программа действительно изначально была "скроена" на мужчин-ультраортодоксов именно потому, что женщины и девушки из этой общины уже давно получают высшее образование в университетах или колледжах, изначально созданных для представителей религиозных слоев общества. Никакой цензуры раввинов в преподавании тех или иных дисциплин, по мнению Совета, не существует, однако он признает, что программа и форма подачи материала по ряду предметов скорректированы с учетом культурных кодов ультраортодоксальной общины. С учетом этих кодов было решено тем или иным путем заретушировать в учебниках иллюстрации, которые в среде хаоежим считаются неприемлемыми.

В Совете по высшему образованию также признают, что уровень образования первокурсников из числа ультраортодоксов в целом отстает от уровня светских студентов, но утверждают, что в процессе учебы этот разрыв сокращается. Ну а так как в итоге степень присваивается на основе стандартных критериев, включающих себя сдачу экзаменов, курсовых работ и пр., то ни о каком разрыве в уровне выпускников говорить не приходится.

Автор этих строк попросил высказаться по поводу упомянутого иска своего давнего знакомого Ави Нойштатдта, который сейчас как раз завершает учебу на психолога на вечернем отделении Тель-авивского университета в Модиин-Илите.
Не знаю, можно ли назвать Ави типичным представителем ультраортодоксальной общины. С одной стороны, он продолжает учиться в коллеле, но с другой в 17 лет сам засел за книги и сдал экзамены на аттестат зрелости. От службы в армии Ави, правда, отказался, но в 19 лет добровольно пошел на альтернативную службу и начал работать с трудными подростками в Петах-Тикве. Через год директор одной из школ попросила убрать Ави из города, так как он, по ее мнению, приобрел слишком большое влияние на старшеклассников и начал менять их мировоззрение. Директор, кстати, еще и преподавала ТАНАХ, а Ави взялся помочь некоторым ребятам подготовиться к экзамену на аттестат зрелости по этому предмету.
Ави продолжил альтернативную службу в качестве водителя по развозке в школы и детские сады детей с особыми потребностями, живущими в Шомроне. В том числе, разумеется, и в арабских деревнях. По его словам, в неприятную ситуацию он попал лишь раз – большинство арабов относились к нему с уважением.

— Что ты хочешь, чтобы я сказал?! – говорит Ави. – В этом иске все шито белыми нитками. Понятно, что он порожден страхом, который ряд представителей академических кругов и светского общества испытывают перед тем, что в стране появятся десятки тысяч "досов", имеющих высшее образование, претендующих на рабочие места для "белых воротничков". Но, думаю, их пугает не столько конкуренция, сколько наше влияние на тех, кто работает с нами бок о бок. Только представь, приходит сын какого-то профессора с работы и говорит: "А знаешь, папа, оказывается, харедим не такие темные, как мы думали! Беседы с ними о Боге, о Торе увлекательны и содержательны". А там, глядишь, сын заявит, что решил соблюдать субботу… Профессор Тирош, безусловно, права, когда говорит, что данная программа может изменить ценности и ориентиры израильского общества.

— В то же время некоторые ее претензии звучат обоснованно. Хорошо, у тебя, к примеру, аттестат зрелости есть, но у многих твоих сокурсников его нет. Да и можно ли сопоставить уровень преподавания в Модиин-Илите и в самом Тель-авивском университете?!

— А почему нет?! Сегодня для учебы не нужна библиотека – все учебники и необходимую литературу можно скачать в Интернете. Насчет цензуры – это глупости. С той же теорией эволюции мозга я ознакомился, даже сдал по ней экзамен. Другое дело, принимаю ли я ее, но ведь каждый из нас какие-то теории принимает, а какие-то отвергает. Возможно, противники программы правы насчет того, что многие ешиботники приступают к учебе на первую степень, не будучи к этому достаточно подготовленными. Но именно поэтому у нас очень большой отсев. Почти 60% из тех, кто поступил на факультет психологии вместе со мной, оставили учебу. Что касается того, что наш уровень якобы не соответствует уровню светских выпускников университета, то это еще одна ложь, призванная помешать нам интегрироваться в общество. Ты не представляешь, как тяжело ультраортодоксу с дипломом устроиться на работу по специальности. Многие работодатели настроены по отношению к нам предубежденно. Тем не менее, многие из наших уже успешно трудятся.

Стоит заметить, что сама ультраордоксальная община сегодня раскололась на два противоположных лагеря, один из которых ратует за получение светского образования, а другой категорически этому противится, опасаясь, что выпускники университетов в конце концов откажутся от ультраортдоксального образа жизни. Это ясно показала травля, которой подвергся в Бейтар-Илите рав Менахем Бумбах и созданная им иешива "Мидраша хасидитит". Менахем, уроженец иерусалимского квартала Меа-Шеарим, ультраортодоксальный раввин и выпускник Еврейского университета в Иерусалиме, убежден, что только достойное образование позволит вырваться из нищеты, в которой живут многие харедим. В созданной им иешиве после каждых трех часов изучения Гемары проводится двухчасовой урок математики или английского языка. Цель этих занятий — подготовить ешиботников к поступлению в университет, к сдаче экзаменов на аттестат зрелости, психометрического теста и т.д. В иешиве, кстати, преподают как весьма авторитетные убеленные сединами раввины, так и молодые ультраортодоксальные раввины из США, окончившие престижные университеты.

Но градус ненависти, который вызвало появление иешивы "Мидраша хасидитит" в городе, поистине поразителен. Раву Бумбаху и его семье уже не раз открыто угрожали, дверь его квартиры вымазывали ваксой, по городу расклеивали листовки, в которых его клеймили "человеком, совершенно светским в душе". И никакие заявления рава Бумбаха о том, что для него как раз очень важно, чтобы ультраортодоксальная молодежь сохранила свою идентификацию, увы, не помогают. Фанатики, как известно, обычно еще и глухи.

Таким образом, по обе стороны баррикад находятся те, кому очень не хочется, чтобы ультраортодоксы стали полноценной интегральной частью израильского общества. И все же процесс, похоже, пошел. Ну, а мы будем ждать решения БАГАЦа. Который, прямо скажем, в последнее время нечасто радовал народ своей мудростью и справедливостью.

"Новости недели"

Добавить комментарий