Блокада – в болезнях наших внуков

3

Тысячи блокадников и их потомков живут ныне не только в России, но и в Израиле, США, Германии и других странах. Казалось бы, столько лет прошло со времени окончания блокады Ленинграда и раны давно зажили. Однако, как считает доктор Борис Рачков, последствия пережитого отразились не только на уцелевших, но и на их детях и внуках…

 Светлана ВАСИЛЬЕВА, Санкт-Петербург

 

Борис Михайлович Рачков – врач-нейрохирург, доктор медицинских наук, профессор, академик Международной академии наук экологии и безопасности человека, советник ВОЗ. Исполнилось 60 лет его трудовой деятельности.

 

Борис Рачков. Фото из личного архива

Ученый, внесший весомый вклад в советскую и российскую нейрохирургию, был одним из главных организаторов Больницы им. св. Евгении для лиц, перенесших блокаду (а в 1990-х он добился целого ряда льгот для этой категории граждан!), всероссийского центра хирургического лечения эпилепсии, противоболевого центра, впервые открытых Санкт-Петербурге. Он автор 20 патентов, 10 монографий и 300 научных работ, 12 научно-популярных книг, а также учебника для медицинских сестер нейрохирургических стационаров, который и в настоящее время пользуется большим спросом.

Однако одним из главных своих достижений Борис Михайлович считает открытие «блокадного синдрома», названного позже его именем. Исследование состояния здоровья и лечение блокадников и членов их семей – это еще одна гигантская работа, взятая им на себя добровольно и безвозмездно. Над работой по раскрытию «блокадного синдрома» (1989–1994 гг.) Рачкову помогали удивительные люди – коллеги А. И. Лавров, О. В. Куликова, Н. И. Козелкова, а также ушедшие из жизни П. В. Юрьев и В. П. Макаров. В 2003 году результаты исследования были представлены на Международном конгрессе деятелей науки, где получили Большую медаль.

На этом материале Г. И. Багров и И. В. Тульский написали две книги – «Блокадный синдром» и «Блокадный синдром Рачкова».

125 ГРАММОВ ХЛЕБА СО ЖМЫХОМ

– Борис Михайлович, Ленинградская блокада, 75-летие снятия которой широко отмечалось в январе этого года, длилась 872 дня. Ее эхо докатилось до наших дней и дает о себе знать нынешним поколениям. Казалось бы, блокада была давно, причем тут мы?

– Чтобы понять, какие чудовищные последствия для здоровья людей (и, как оказалось в будущем, их потомков) имела блокада, позволю себе напомнить читателям «Народного лекаря» некоторые цифры.

Осень и зима 1941–1942 гг. – самые мрачные эпизоды периода осады Ленинграда. Достаточно сказать, что с октября 1941-го норма хлеба снижена до 250 г рабочим и остальным до 125 г (это было пятое снижение!). И лишь 25 декабря 1941 года было первое повышение нормы хлеба: рабочим до 350 г и всем остальным – до 200 г. Таким образом, 35 дней блокады люди получали минимальные (ниже критических) «нормы питания» в виде хлеба, что вынуждало их искать и использовать любые источники питания и употреблять в пищу даже опасные для жизни вещества.

Характерно, что энергетическая ценность их пищи не соответствовала никаким самым малым физиологическим нормам. Это питание было крайне скудным, далеко не качественным, без животных жиров, белков, должного содержания витаминов. Более того, хлеб был со значительным содержанием примесей (отрубей, льняного жмыха, овсяной и соевой муки, солода), а влажность хлеба достигала 68%.

О трагическом питании защитников Ленинграда говорит донесение члена Военного совета армии – дивизионного комиссара И. В. Зуева от 19 июня 1942 года: «Сегодня авиация продовольствия не доставила. На 19.06.42 ни одного грамма продовольствия. Многие от истощения вышли из строя… Несмотря не это, настроение людей здоровое. Части сражаются героически».

А через два дня тот же И. В. Зуев сообщает: «Войска армии получают по 50 г сухарей в день. Последние три дня продовольствия совершенно не было. Люди до крайности истощены. Боеприпасов нет».

Можно ли говорить о нормальном питании горожан, если солдаты и офицеры Ленфронта получали в день 50 г сухарей и ничего больше?

НА ГРАНИ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

– В середине октября 1941 года в город пришла зима – выпал снег. Ударили морозы. Началась массовая смертность. Отчего чаще всего в то время люди уходили из жизни?

– Не только от голода. От множества болезней тихо угасали старики, молодые умирали от чахотки и гриппа. Любая болезнь теперь вела к гибели. Смертельной стала язва, ведь бо́льшая часть пищи была непригодной, люди наполняли желудок суррогатами.

Первыми умирали не старые, а молодые, особенно с 14 до 18 лет, получавшие минимальную норму продовольствия. Мужчины умирали раньше женщин, люди здоровые, крепкие – раньше хронических больных.

В те годы не придавали значения обеспечению питанием с различными витаминами и микроэлементами. Даже медицине не было достаточно ясно, что человеку в день необходимо принимать не менее 700 мг кальция и его производных (ведь кальций – один из главных «дирижеров» работы всех органов и тканей организма человека). Все это, помимо прочих бед, приводило к сильному снижению кровяного давления. И многие ленинградцы ходили на работу из центра города до Кировского завода, не зная, что их максимальное артериальное давление крови составляет всего 65/40 мм рт. ст.!

Во время блокады у 90% людей была дистрофия 3–4-й степени, то есть они находились на гране жизни и смерти, в пограничном состоянии, определяемом как «жизнь на минимальном пределе».

У тех, кто прошел блокаду, пострадала нервная система, и, как следствие, сильно ухудшилась память. У людей были случаи крайнего расстройства психики – так называемые «голодные психозы», когда человек ни о чем другом не мог думать, кроме еды. Были случаи каннибализма, но это уже патология.

– Как тяжелейшие условия блокады сказались на здоровье женщин?

– Голод оказал огромное влияние прежде всего на репродуктивную функцию женщин. Если в октябре 1940 года в Ленинграде родились 4698 детей, в октябре 1941 года – 5040, то в октябре 1942-го – всего 59 детей! У 90% женщин зимой 1940–1942 гг. был утрачен менструальный цикл.

Специальный комитет, изучавший этот вопрос, пришел к выводу, что главной причиной аменореи у женщин было нарушение количества и качества питания. А способствующими факторами являлись негативные нервно-психологические условия военного времени и в сочетании с тяжелым физическим трудом, выпавшим на долю героических женщин, которые разбирали завалы, тушили пожары, заготавливали дрова, очищали город, строили переправы на Дороге жизни и пр.

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОРГАНИЗМА

– Но почему одни умирали, а другим удалось все-таки пережить блокаду?

– У людей от дистрофии во время блокады все органы, за исключением почек и мозга – жизненно важных органов, сильно уменьшались в размере. Ленинградская блокада обнаружила такие биологические возможности организма, о которых никто раньше не знал. Оказалось, что существует так называемое эндогенное питание – когда жизненно важных веществ извне не поступает, организм начинает питаться из запасов собственного тела. У блокадников происходила частичная атрофия органов – они уменьшались в размерах, – и масса этих органов шла на питание мозга, почек и сердца. Организм сначала брал необходимые элементы из жировой прослойки тела, потом из мимических мышц и уже в последнюю очередь – из скелетных мышц, которые нужны для движения.

Причем, когда человек начинал опять нормально питаться – функции этих органов и их размеры полностью восстанавливались. Это основной физиологический механизм, который помог многим блокадникам выжить.

ОТДАЛЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГОЛОДА

– В 1993 году была опубликована научная работа, в которой вы и ваши коллеги представили факты негативных отдаленных результатов влияния на здоровье длительного голодания как самих блокадников, так и их потомства. Расскажите о них.

– Мы с коллегами (исследования проводились на базе Российского НИИ ортопедии и травматологии им. P. P. Вредена) обследовали более 2000 блокадников и членов их семей, и перед нами предстала шокирующая картина: доминирующее проявление у этих лиц заболеваний опорно-двигательного аппарата в виде ранних остеохондрозов с нарушением осанки и функции позвоночника, деформаций оси позвоночника с развитием кифозов и сколиозов на разных уровнях; поливалентная патология зубов и ранние признаки сердечно-сосудистых заболеваний в сочетании с болезнями желудочно-кишечного тракта. При этом – слишком раннее начало указанных заболеваний, что не свойственно обычным гражданам, семьи которых не были связаны с блокадой Ленинграда. Оказалось также, что внуки и правнуки с блокадным наследием крайне уязвимы к заболеваниям суставов и зубов, сердечно-сосудистой системы, вплоть до ранних инфарктов сердца со смертельными исходами!

Были обнаружены сочетания заболеваний опорно-двигательной системы с нарушением репродуктивной функции как у женщин, так и у мужчин. Выявлялись различные нарушения слуха, зрения, раннего диабета, гипертонической болезни и заболевания нервной системы в виде судорожных или типичных эпилептических припадков с потерей сознания и генерализованными судорогами мышц тела.

В семьях, в которых оба супруга пережили блокаду, дети и внуки были наиболее серьезно подвержены заболеваниям опорно-двигательной системы и внутренних органов (желудочно-кишечный тракт, сердечно-сосудистая система), а чаще в этом потомстве наблюдалось сочетание нескольких заболеваний, приводящих к ранней инвалидности даже в молодом возрасте. Быстро прогрессирующие заболевания позвоночника часто сочетались с нарушениями функций нервной системы. Все это наводит на мысль о нарушениях генетических механизмов предков в результате длительного голодания, особенно в подростковом и детском возрасте.

ДЕТИ, ЛИШЕННЫЕ ДЕТСТВА

– Малышам блокады особенно не повезло…

– Анализируя здоровье блокадников, мы не могли не обратить внимания на особенности заболеваний бывших малышей (к началу блокады в Ленинграде их осталось примерно 300 тысяч). И последствия блокады тем сильнее сказались на здоровье маленьких ленинградцев, чем меньше лет им было во время нее.

Обратите внимание: в первые 3–4 года после выхода из утробы матери происходит адаптация человека к земным условиям, идет становление основных систем, в том числе и его иммунной системы. Дети в это время требуют особого внимания. Особое внимание надо уделять и их кормлению. Дефицит каких-либо элементов при кормлении малышей неминуемо приводит к развитию той или иной постнатальной патологии, которая будет их сопровождать всю жизнь, если не провести своевременных реабилитационных мероприятий.

Уже в первые три месяца блокады была особенно велика смертность среди новорожденных детей (она в 85 раз превысила потери детей старше 1937 года рождения!). Для остающихся в живых малышей блокады были характерны дистрофия и рахит, та или иная постнатальная патология. И когда по Дороге жизни начали эвакуировать больных ребят, они были уже фактически инвалидами войны по общим заболеваниям. И к тому же лишены самой счастливой поры в жизни человека – детства!

Многие дети, чье раннее детство пришлось на голодное время в осажденном городе, к концу блокады вообще переставали ходить и говорить, а многие – и улыбаться, пошли в школу только с 8–9 лет в силу физической слабости, отставали в физическом развитии от своих сверстников. У многих во время блокады пострадала репродуктивная функция, они не смогли стать в будущем отцами и матерями, что рождало семейные трагедии, разводы.

Наконец, дети блокады, пережившие стрессы и скудное питание, особенно в возрасте до 4 лет, к взрослому возрасту были подвержены многим хроническим заболеваниям (ожирение, гипертоническая болезнь, сахарный диабет второго типа, тяжелое течение атеросклероза, инсульты и инфаркты), передавали болезни по наследству с распространением на несколько поколений, имели сокращенную продолжительность жизни. А стандартные методы лечения для бывших блокадных малышей не всегда эффективны.

После снятия блокады попавший в беду генофонд Ленинграда надо было реабилитировать, но… этого сделано не было.

Считаю, что на «блокадный синдром» нужно обратить самое пристальное внимание, иначе подрастающий генофонд будет с каждым годом иметь все более плохое здоровье (внесли сюда свою лепту и лихие 1990-е, когда многие семьи не могли себе позволить нормальное питание). Целесообразно создавать специализированные реабилитационные центры для лиц, переживших блокаду, и их потомков, разработать специальные методики лечения, ввести обязательную диспансеризацию и пр. Да и сами члены семей лиц, переживших блокаду, должны особенно тщательно следить за своим здоровьем.

«Ничто на Земле не проходит бесследно…» Увы, Ленинградская блокада не закончилась в январе 1944 года. Борьба с последствиями тех страшных лет предстоит еще долгая.

ОТ РЕДАКЦИИ

Как нам кажется, термин «блокадный синдром» вполне применим и к тем, чьи предки пережили великий голод в Украине, Казахстане, на Поволжье и в других местах. Интересно было бы узнать мнение других врачей, насколько теория доктора Рачкова актуальна и в этом случае, а также в условиях десятилетий благополучной жизни в странах с более благоприятным климатом, нежели в России.

Кошмарный холодец

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Хватит врать и уводить людей от сути так называемой блокады. Говорить надо о преступной верхушке, создавшей голод при фактическом отсутствии блокады.

  2. Большое спасибо за интересное исследование. Определённо есть над чем задуматься

Добавить комментарий для Кристофер Отменить ответ