Татьяна РАЗУМОВСКАЯ | Надень кипу, Христа ради!

0

Из записных книжек писательницы

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

ЧИСТО ИЗРАИЛЬСКОЕ

Шабат. Иду по Иерусалиму и слышу крик из окна, по-русски:

— Сколько раз тебе повторять?!! Надень кипу, Христа ради!

ГРИППОЗНОЕ

Сижу дома с сильнейшей простудой.

Звонит телефон. Беру трубку и хриплю:

— Алё!

Старушечий голос спрашивает:

— Исаак?

http://www.isrageo.com/wp-content/uploads/2016/10/trazum.jpg

КРИК ДУШИ

Ожидаю в банке своей очереди. Мужик лет сорока громко возмущается на иврите.

— Нет, что за ужасная страна Израиль!

Навостряю уши.

— Во всех нормальных странах, сколько праздников в году? Ну, пять-шесть. А тут — сорок! И значит, к каждому — стол праздничный, подарки всякие! Разве это жизнь?!!

Действительно, ужас.

МИР КОНТРАСТОВ

Накануне выходных у банкоматов всегда очереди, хоть и небольшие. Передо мной стоит мужичок: ниже меня ростом, фигура в форме брюквы. На остатках седого ёжика косо сидит вязаная кипа. Плохо выбритые обвисшие щеки видны с затылка. Выцветшая футболка, жеваные короткие брюки хаки, перекрученные носки в сандалиях. Явный нищеброд, с самых низов.

Он вставляет карточку в банкомат, снимает 20 тысяч шекелей и уходит, шаркая пыльными стоптанными сандалиями.

СЮР

Ехала на работу, читала электронную книжку. Всей дороги — полчаса. Когда доехала до места, обнаружила, что между моей челкой и верхом книги паучок успел сплести паутину!

УТРО ПОСЛЕ БУРИ

Наше Гило — самый высокий район Иерусалима, и тут всегда на два-три градуса холоднее, чем в центре. Летом это прелесть что такое, а зимой… ну, снежные бури у нас случаются нечасто.

Трассы расчистили, автобусы пошли, значит, надо ехать на работу. Только вот как дойти до этого автобуса? Вечером всё таяло, утром -2, всё замерзло. До автобуса 150 метров ледяной горки, сначала вверх, потом вниз.

Но мы, бывшие советские люди, нигде не пропадем. На скользкие полусапожки я нацепила многочисленные резинки от букетов, типа аптекарских, и — оп-ля! — иду себе по-царски, не скольжу!

А народ израильский вокруг падает на ледяных колдобинах группами и поодиночке. Бедняги! Не жили они в СССР.

НАРКОТИК

Подъезжает лифт, двери разъезжаются. Но войти не могу – в дверях стоит толстенький молодой человек и сосредоточенно тычет пальцами в Айфон.

— Ты выходишь? Это последний этаж, лифт дальше не пойдет.

Он поднимает на меня туманные глазки.

— Какой это этаж?

— Последний, пятый.

— Но мне не нужен пятый, мне нужен второй!

— Тогда поехали вниз.

Захожу, нажимаю на кнопку «0» и с интересом смотрю, как мой попутчик, не глядя, давит на кнопку «3» и утыкается в свой Айфон. Лифт останавливается, зажигается цифра «3», и автомат произносит внятно: «Третий этаж». Молодой человек не реагирует.

— Ты будешь выходить?

Мутно смотрит.

— А какой это этаж?

— Третий.

— Но мне не нужен третий, мне нужен второй!

И он нажимает на кнопку… «-2», уровень, где находится подземная стоянка.

Выхожу на своем «нулевом» этаже, а попутчик уезжает вниз, тыча в дисплей Айфона.

Может, и до сих пор катается.

Первая публикация — "Заметки по еврейской истории" — berkovich-zametki.com

Обтянутые отношения

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий