Нико: всегда и никогда  

0

Он только что ушел из жизни, И звали его Нико Нитай.  Создатель театра,  фантазер, идеалист, Колумб, которому его Америка казалась огромным, ярким, невероятным театром

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

Я не знаю, когда в нашу речь, в нашу жизнь войдут  другие темы. Не знаю,  каким будет мир после всех этих потрясений. Верю – прекрасным! А пока могу лишь посоветовать не падать духом –и читать, смотреть хорошие, качественные фильмы и спектакли (вот тут как раз нам и помогает Всемирная Паутина!). И еще я хочу в этой маленькой заметке рассказать о человеке, который меня всегда удивлял, поражал, призывал к чему-то.

Он только что ушел из жизни, И звали его Нико Нитай.  Создатель театра,  фантазер, идеалист, Колумб, которому его Америка казалась огромным, ярким, невероятным театром.  Его фрегат, его остров  жил-был на Центральном автовокзале в Тель-Авиве. И при полном равнодушии всех важных персон  в этому месту, при полной разрухе этих лестниц, лифтов, стоянок требовалось  определенное мужество, чтобы просто так, без явной  необходимости, забрести в этот Вавилон.

Нищий с картинно взлохмаченными волосами лежит на матрасе, из которого клочьями вылезла бурая вата. Он протягивает руку жестом короля в изгнании. Мычит что-то вроде «будьте людьми»… Равнодушно плывут мимо сборщики пустой стеклянной посуды, изможденные наркоманы, темные личности со следом порока на лицах.    Более двадцати  лет жил  в этих  декорациях абсурда театр «Каров».  Театр  Нико Нитая.  На стене табличка «Театр Каров» и стрелочка. И по стрелочке ведет нас  мрачный запущенный коридор к распахнутой двери. Театр – тут.  У Нико Нитая  был  раньше другой  театр. Театр сгорел, и Нико, выходец из  Румынии, ученик знаменитого Михаила Себастьяна, автора  прекрасной пьесы «Безымянная звезда»  (настоящее его имя было Иосиф Гехтер),  пошел новым маршрутом.  Нико жить не мог без театра, вот он и открыл новый театр. В гуще жизни. На центральном тель-авивском автовокзале.

Каждый день Нико,  похожий и на гордого библейского царя, и на нищего, и на лешего с венком в пышной шевелюре, катил по грязным вокзальным коридорам свою сумку на колесиках. Он всегда был полон планов. Его не пугало  ни отсутствие финансирования, ни то,  что на его пути плотным кордоном сидят и лежат нищие.  Он и сам был словно дух этого абсурдного, фантастического места, где ежедневно вершится человеческая драма.

Вспоминая яркого  Михаила Себастьяна, Нико  рассказывал  о трагичном случае, оборвавшем жизнь  38-летнего публициста, драматурга. Это было очень похоже на череду подобных происшествий времен   сталинских репрессий: шоссе, грузовик, визг тормозов – и нет человека. Нико Нитай  поставил в театре «Каров» новый спектакль — комедию Себастьяна «Последние новости», последнее произведение любимого драматурга, которое он закончил незадолго до своей гибели. Прошло семьдесят лет – а комедия больно жалит и актуально звучит по сей день…

А еще Нико Нитай ставил любимого Чехова, боготворимого Шекспира, Еврипида, Себастьяна, Камю, современную, острую, экспериментальную израильскую драматургию.   Он основал  фестиваль «Гражданин – здесь!», в рамках которого были показаны спектакли с вопросами-криками души, с вопросами – дилеммами.  Остались  в израильской фильмографии его киноработы. Остались воспоминания учеников и коллег.  Моноспектакль «Падение»  по Альберу Камю он играл долгие годы, и побил все рекорды  сохранения театральной работы в репертуаре,   занесен в Книгу Рекордов  Гиннеса…

Часто — показывая на экзотические лабиринты и мрачноватые казематы автостанции – он говорил: «Здесь я окончу свои дни…Это мой последний приют». Театр «Каров» осиротел. Нико Нитай, мастер, старатель, фантазер, диктатор, нонконформист, Режиссер – ушел. Теперь он катит свою суму-сумку где-то в астрале. В иных коридорах. Ничего, что вы не видели его актерских работ и режиссерских  работ – помяните добрым словом благородного Фавна нашего волшебного и сурового леса..

 

Добавить комментарий