Благодарность Педро Жестокого

0

Памяти евреев, павших при защите Толедо, и Шмуэля бен Меира а-Леви Абулафии, в полной мере познавшего милость христианского короля

Вадим МАЛЕВ

Фото Владимира Плетинского

 

Вот откуда взялся этот отвратительный навет, что евреи в войнах предпочитают отсиживаться за спинами других? Например, 665 лет назад евреи защищали прекрасный город Толедо, где жил цвет еврейской общины.

Ныне мы чествуем 1200 евреев, павших при защите Толедо в 1355 году. Они проявили беспримерный героизм и пали смертью храбрых, защищая время главный еврейский город Европы, а наверное и мира.

Ах, Толедо! Как же я скучаю по тебе, и куда я обязательно скоро отправлюсь. Дайте только с коронавирусом покончить. Город, который на меня произвел такое странное впечатление, как будто я там уже был, как будто я что-то узнавал свое, родное. Необычное, поверьте, ощущение. Жертвой неразделенной любви к Толедо пал и мой фотоаппарат, который заклинило ровно на сутки — он все мои кадры в Толедо снял нерезко, на следующий день ожил, и снимал как ни в чем не бывало. И больше никогда таких странностей с ним не случалось вплоть до самой его кончины.

665 лет назад речь шла о некой гражданской войне между двумя мало достойными братьями — Энрике II Трастамарой и Педро Жестоким. Этот самый дон Педро, тогда король, женился на Бланке Бурбонской, дочери французского герцога Пьера де Бурбона. При этом король не только не любил ее, а открыто проявил неприязнь, заточив супругу под неусыпным надзором стражи в крепости Аревало. И это через три дня после свадьбы, а сам покинул свой дворец и поспешил к своей возлюбленной Марии в замок Монтальван.

Ну а Трастамара типа этого не стерпел и осадил Толедо. Разумеется, это был не более чем предлог. Он постоянно воевал со своим братом то по одному поводу, то по другому. В 1355 году, благодаря и евреям в том числе, проиграл, а в 1366-м захватил и Севилью, и Толедо. В 1367-м англичане поддержали Педро Жестокого и Трастамара был разбит при Нахере (не отсюда ли пошло выражение "пошел нахер"?). Ну а потом англичане отвернулись от дона Педро, и, воспользовавшись этим, Трастамара нанес братишке сокрушительное поражение в битве при Монтьеле, причем Педро Жестокий сразу после нее был убит.

Ну это мы забежали вперед, а пока у нас 1355 год и в знак заслуг еврейской общины Педро Жестокий разрешил своему казначею и главному советнику дону Шмуэлю бен Меиру а-Леви Абулафии построить необыкновенно красивую синагогу.

До полного изгнания евреев из Толедо оставалось меньше 150 лет…

А до смерти Абулафии под пытками, устроенными по приказу все того же благодарного короля — всего лишь пять.

* * *

Предлагаем вашему вниманию кое-какие подробности, почерпнутые из Википедии.

Педро I — король Кастилии и Леона с 1350 года.

Утверждая своё право на власть, безжалостно истреблял врагов, за что получил прозвище Жестокий. Когда соперники были устранены, и его положению на троне перестало что-либо угрожать, короля стали называть Педро Справедливым.

Педро Жестокий родился 30 августа 1334 года в Бургосе. Его отец Альфонсо XI был настолько увлечён любовницей Леонорой Нуньес де Гусман, от которой имел девятерых сыновей и дочь, что полностью возложил воспитание сына на свою жену, Марию Португальскую. В результате этого в юности Педро находился под сильным влиянием матери, вместе с которой жил в крепости Севильи, и её фаворита Хуана Альфонсо де Альбукерке.

26 марта 1350 года Альфонсо XI умер от чумы во время осады Гибралтара, и Педро в возрасте шестнадцати лет вступил на престол. Начало его царствования было омрачено противостоянием с инфантами Арагона и бастардами покойного отца, которые обладали богатством и высокими титулами — например, один из внебрачных сыновей, Энрике, носил титул графа Трастамарского, а другой, Фадрике, являлся магистром ордена Св. Иакова (Сантьяго).

Начало репутации беспощадного правителя было положено тем, что спустя год после коронации Педро Жестокий по просьбе матери отомстил любовнице отца, арестовав Леонору де Гусман, а затем казнив её в Талавера-де-ла-Рейна.

В юности Педро Жестокий был обручён с Иоанной Английской, дочерью Эдуарда III, короля Англии. Но Иоанна умерла от чумы на пути в Кастилию 2 сентября 1348 года.

Став королём, он сильно увлёкся шестнадцатилетней дочерью кастильского гранда Марией де Падильей. Влюблённым помог сойтись Хуан Альбукерке, надеясь таким образом повысить своё влияние на короля. Однако потом Альбукерке и королева-мать настояли на необходимости политического брака, и 3 июня 1353 года Педро Жестокий женился на Бланке Бурбонской, дочери французского герцога Пьера де Бурбона. Король не скрывал враждебного отношения к молодой жене — через три дня после свадьбы Педро открыто проявил неприязнь к Бланке, заточив её под неусыпным надзором стражи в крепость Аревало, а сам покинул дворец в Вальядолиде и воссоединился со своей возлюбленной Марией в замке Монтальван.

Часть окружения короля, и прежде всего бастарды Альфонсо XI, поддержали Педро Жестокого, решив, что теперь на голову Альбукерке падёт гнев короля за навязанный брак. Однако другие представители знати были оскорблены таким отношением к молодой королеве и в знак неодобрения покинули двор. Хуан Альбукерке, который настроил против себя и короля и влиятельных родственников Марии Падильи, бежал в небольшое селение Карвахалес на границе Португалии.

Узнав об удалившихся в свои владения дворянах и бегстве Альбукерке, король пришёл в бешенство. По его приказу непокорные представители знати были истреблены, в том числе Хуан Нуньес де Прадо — сторонник Альбукерке и магистр ордена Калатравы. Его хитростью заманили в замок Альмагро и истязали там до тех пор, пока он не согласился сложить с себя звание. Новым магистром ордена был назначен брат возлюбленной короля, Диего Гарсия де Падилья, который затем собственноручно убил Хуана де Прадо. Второй брат Марии Падильи решением короля был возведён в сан магистра ордена Св. Иакова вместо лишённого этого звания сына Леоноры де Гусман Фадрике.

К тому времени привязанность короля к Марии Падилье вызвала гнев папы Иннокентия VI. Он пригрозил любовникам отлучением от церкви, если они не положат конец своим отношениям. Под воздействием этой угрозы Мария Падилья покинула Педро Жестокого и ушла в монастырь.

Опрометчивый поступок Педро Жестокого вызвал раскол среди кастильской знати, испортил отношения с Францией и спровоцировал восстание в Толедо. Король был убит при Монтьеле своим единокровным братом Энрике де Трастамара. Французский хронист Жан Фруассар так повествует о его гибели:

"Как только король Энрике вошел в спальню, где находился дон Педро, то сказал: «Где этот сын еврейской шлюхи, что называет себя королем Кастилии?». Дон Педро, который был таким же смелым, как и жестоким, выступил вперед и сказал: «Так же как ты сын шлюхи, я — сын Альфонсо». Сказав это, он схватил своими руками короля Энрике и начал с ним бороться и, будучи сильнее, он подмял его под себя на обарду, или, как ее называют по-французски, на шелковое стеганое покрывало или одеяло. Схватившись рукой за кинжал, он бы непременно его убил, если бы не присутствовавший здесь виконт де Рокаберти, который, схватив дона Педро за ногу, перевернул его, благодаря чему король Энрике оказался наверху. Он немедленно извлек свой длинный кинжал, который носил за поясом, и вонзил его в тело дона Педро. Сопровождавшие короля люди вошли в шатер и помогли ему покончить с доном. (…) Те, кто убили его, оставили тело три дня без погребения, что очень печально с точки зрения гуманности, а испанцы над ним смеялись».

Любопытно, что сам Энрике II Трастамара, в отличие от сына Марии Португальской, был бастардом. Любовницу и мать внебрачных сыновей короля Кастилии Альфонсо XI Справедливого, кастильскую аристократку Леонор Нуньес де Гусман и Понсе де Леон (1310, Севилья — 1351, Талавера-де-ла-Рейна), несмотря на то, что она приходилась праправнучкой королю Леона Альфонсо IX, современники часто обзывали еврейкой.

Были ли в ее роду евреи-выкресты — неведомо. Зато известно, что по приказу Педро Жестокого был казнен ее сын Фадрике. Так что у родного брата покойного был и личный повод убить братца сводного. Что Энрике и сделал.

Что же касается евреев, которые жили в Толедо еще при вестготах, то есть за семь-восемь столетий до описываемых событий, то они всегда были разменной монетой в руках сильных сего- и во время междоусобных войн, и в битвах с мусульманами. А если и брались за оружие, то только для того, чтобы защитить свое право на мирное сосуществование с враждебным окружением.

Читайте в тему:

О, враг мой, изнасилуй мать мою!

* * *

И, конечно, мы должны обратить свой взор к Шмуэлю бен Меиру а-Леви Абулафии (ок. 1320, Убеда, Андалусия — 1360, Севилья) — финансовому деятелю Испании, судье, дипломату и казначею.

Его родители, прибывшие в Толедо из Туниса, вскоре умерли от чумы.

Некоторое время он служил у знатного португальского дворянина Жоао Афонсо де Альбукерке. стал достаточно известным, и был приглашён на работу при дворе Педро I Кастильского, сначала как камергер, а затем, как казначей и судья. В 1350 г. занял пост главного казначея.

Со временем сделался его близким советником и влиятельным сановником в государстве. Высокое положение при дворе вовлекло Абулафию в политические интриги и борьбу придворных партий. Так как он был на стороне любовницы короля Марии де Падильи, то навлек на себя ненависть сторонников законной жены, королевы Бланке Бурбонской.

Когда кастильские гранды из партии королевы в 1354 г. заманили Педро I Кастильского в крепость Торо и держали его там в заключении, с ним разделял плен и его еврейский советник, но благодаря изобретательности Абулафии, ему вскоре удалось бежать оттуда вместе с королём.

В должности главного казначея он успел упорядочить расстроенные государственные финансы путем строгого контроля над сбором податей и наведения порядка с кредиторами, так что в королевской казне накопились значительные суммы.

Абулафия жил в Толедо с княжескою пышностью; он занимал там дворец, еще поныне называемый «Palacio del Judio». Жертвовал много денег на постройку синагог в разных местах Кастилии. Особенным великолепием отличалась построенная им в 1357 г. Синагога дель Трансито в Толедо, которая после изгнания евреев из Испании была превращена в церковь «El Transito» и в настоящее время принадлежит к красивейшим зданиям древней кастильской столицы. На стенах этого здания еще сохранились еврейские надписи, прославляющие государственную мудрость Абулафии и его заботы о своих соплеменниках.

Однако вскоре его врагам удалось подорвать к нему доверие короля, обвинив Шмуэля в причастности к политическому заговору, в котором был замешан и толедский архиепископ (по другой версии, обвинение касалось только злоупотреблений по финансовой службе). Еврейского сановника по приказанию короля отправили в Севилью вместе с его богатыми родственниками; там их всех заточили в тюрьму. Король конфисковал всё состояние Абулафии его родственников: 190 000 дублонов, 20 ящиков с драгоценностями, шёлковыми и бархатными платьями и восемьдесят рабов.

Абулафия умер в тюрьме под пытками.

Так что этот великий еврей в полной мере познал милость христианского короля, которого спасал и от разорения, и от военных поражений, и от смерти.

Великая инквизиторша и ее король

Добавить комментарий