"Забери народ свой!"

0

Россияне не могут вернуться домой из Египта, став заложниками межгосударственного пинг-понга

Алина ПИНЧУК

 

Около трех сотен россиян до сих пор не смогли вернуться из Египта в Россию после закрытия границ. Пока неизвестно, когда будет организован вывозной рейс, а у многих людей уже заканчиваются деньги – не всем положена материальная помощь от государства. Среди застрявших в Египте есть люди с заболеваниями, которым требуется медицинская помощь, есть также беременные женщины. Радио Свобода поговорило с россиянами, которые не могут вернуться домой.

По оценкам людей, которые сейчас находятся в Египте, в стране есть около 300 россиян, которые хотели бы вернуться на родину. Два месяца назад были вывозные рейсы из Хургады и Шарм-эш-Шейха, которые организовала белорусская авиакомпания "Белавиа". Как объясняет собеседник Радио Свобода из Каира, который попросил не называть его имя, у этой компании были какие-то долги перед Россией, в счет которых она вывозила россиян с этих двух египетских курортов. Но, по словам нашего собеседника, людям из Каира не разрешили воспользоваться этими рейсами, хотя они были готовы самостоятельно добраться до Хургады или Шарм-эш-Шейха, – в ответ им пообещали организовать рейс из Каира позже. С тех пор ни одна российская авиакомпания не вывозила россиян оттуда. Был лишь рейс 1 мая авиакомпании EgyptAir, но цена билета оказалась неподъемной для многих семей.

– Как я понял, они полетели за египетскими гражданами в Россию. И заодно заработали на нас, потому что стоимость билета была 43 тысячи рублей – что для ребенка, что для взрослого. Здесь есть семьи, у которых пять человек в семье – трое детей и двое родителей. Им нужно больше двухсот тысяч заплатить, чтобы добраться до России.

Валерия Асалгариева из Санкт-Петербурга хотела воспользоваться вывозным рейсом 1 мая и была готова заплатить за билет, но ее не взяли на борт. Как и требовалось, она заранее зарегистрировалась на портале "Госуслуги", чтобы попасть в список пассажиров на этот рейс. Консультант на портале по имени Мария сказала Валерии, что на борт пустят тех, "у кого пройдет номер регистрации на портале". Что именно это значит, Валерия не знает, но ее номер не прошел.

– Надо было зарегистрироваться на "Госуслугах" всем, кто застрял за границей. Мы зарегистрировались. Нам дали номера, но на этот рейс попали не все. Мы приехали в аэропорт, просили нас взять – у нас и деньги были. Среди тех, кого я знаю, кто был 1 мая около поста в аэропорту, у всех деньги были – пожалуйста, возьмите нас. Нет! Только по номерам. Люди бросили квартиры, поехали в аэропорт, думали, что улетят, и не улетели. Кто и куда потом ушел – непонятно. Я два дня на улице побыла, а потом пошла искать квартиру. Здесь еще такая ситуация – не всегда легко сейчас снять жилье: все боятся вируса. Тут и под мостом шесть человек русских сидели. Был Рамадан, а здесь положено в Рамадан раздавать еду людям. И вот они там поселились, чтобы им хотя бы что-то дали кушать. Где они сейчас – не знаю. В консульстве дежурными фразами все разговаривают: ждем, ждем, будет, будет. Когда будет? Уже конец мая!

Государство выделяет финансовую помощь тем, кто не может вернуться в Россию, – 2400 рублей в сутки на взрослого и 1600 на ребенка. Однако не все люди могут эту помощь получить. Те, кто по каким-то причинам не брали заранее обратный билет, помощь не получают. При этом есть люди, которым деньги приходят нерегулярно, а за пропущенные дни средства не восстанавливаются.

Ильгам и еще шесть человек приехали вместе в Египет на лечение 7 марта, а обратно должны были вернуться 19 апреля рейсом "Аэрофлота", но он был отменен. Им предложили воспользоваться рейсом из Шарм-эш-Шейха. Однако группа россиян находилась в 1100 километрах от Шарм-эш-Шейха и просто не успевала добраться туда в срок. Чтобы не пропустить следующий рейс, группа приехала и поселилась в Каире, но до сих пор только часть из них смогли улететь.

– 1 мая нам объявили, что будет рейс из Каира, но только для жителей Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. Три человека из нашей группы улетели, а четверо остались. С нами были женщины, у них была онкология, им нужно было на операцию. Они поехали, чтобы договориться и улететь за любые деньги. Они улетели. Потом они в обсервации в Москве пробыли две недели, а сейчас улетели в Башкирию и две недели находятся на домашнем карантине. Нас осталось четыре человека – мы все из Башкирии. Одному уже нужна медицинская помощь. Мы пытались обратиться в больницу, но туда нереально попасть – прием очень больших денег стоит. И анализы не берут, которые ему нужны. У него саркома на голове, и опухоль начала расти.

33-летнему Айрату Ситдикову из Уфы 4 года назад поставили диагноз – саркома мягких тканей лица. С тех пор он перенес 4 сложные операции, и сейчас у него четвертая стадия рака. Последнюю операцию он пережил в октябре 2019 года в Москве, и после этого болезнь не беспокоила его полгода.

– Я принял решение поехать в Египет для восстановления здоровья, так как здесь свежий воздух и море. Мой рейс на 19 апреля отменили, и сейчас у меня снова начался активный рост опухоли. В области виска с левой стороны начало расти образование. В такой ситуации каждый день на вес золота. Мне необходимо сдать анализы, пройти УЗИ, МРТ, сделать биопсию, требуется операция по удалению опухоли. Власти просто записывают номер телефона, фамилию и количество человек. На этом помощь от них заканчивается. Сказали, что делают все возможное и что на данный момент нет рейсов. Медицина здесь очень дорогая, и у меня нет таких денег, чтобы оплатить это все. Если еще и билет обратно нужно будет покупать, то у меня остались деньги только на билет, потому что у нас здесь еще аренда жилья, покупка продуктов – мы это все за свой счет покупаем.

Чингиз Ирназаров тоже прилетел в Египет поправить здоровье, у него сахарный диабет 1-го типа. Запасы инсулина и расходные материалы для глюкометра давно кончились, и ему пришлось искать возможность купить это все в Каире.

– Бывает проблема с инсулином – здесь я не везде могу его купить. И это не тот инсулин, который мне нужен. Например, в России я всегда употреблял один и тот же инсулин, здесь бывает, что его просто нет, либо я его только по рецепту могу получить. А если покупать, то он тоже недешевый: около 3 тысяч рублей за упаковку. Мне прислали деньги из России, и в итоге я смог купить инсулин. И ту материальную помощь, которая мне поступает, я практически всю трачу на лекарства: покупаю инсулин и расходные материалы для глюкометра. Свои тест-полоски у меня закончились, поэтому мне пришлось купить новый глюкометр и расходные материалы к нему. По этому поводу я тоже обращался в МИД, они просто руками развели. Материальную помощь мы получаем нестабильно. То идет, то какие-то дни не поступает. Бывают большие промежутки времени между поступлениями денег, и за эти промежутки деньги не восполняются. Плюс есть еще одна проблема – у нас закончились визы. Мы боимся выйти куда-либо, боимся, что полиция может нас остановить. Насколько мы наслышаны, они особо не разбираются, просто забирают в отделение и только там будут разбираться.

Один из собеседников Радио Свобода, который пожелал остаться анонимным, живет с женой и тремя детьми в Александрии уже примерно 4 года. Они приехали в Египет из Уфы, потому что у детей были проблемы со здоровьем и им было полезно жить в теплом климате. Семья накопила денег, а сам он работал удаленно, поэтому им хватало на жизнь. Но в этом году в семье должен появиться еще один ребенок, поэтому супруги планировали вернуться в Россию ближе к лету. До введения ограничений на перелеты они не успели купить билеты, поэтому им не положены выплаты от государства. Мужчина потерял работу, в России остались пожилые родители, поэтому семье неоткуда получить помощь. Улететь 1 мая они не смогли, потому что билеты стоили слишком дорого – на пятерых примерно 3 тысячи долларов. И если появится еще один платный рейс, они все равно не смогут купить билет за такую сумму.

– У жены уже середина срока, пять с половиной месяцев, и время поджимает. Мы не знаем, что делать. Если бы не беременность, мы бы подождали и не стали ни к кому обращаться. Рожать здесь можно, но очень дорого. Роды стоят примерно 50–60 тысяч рублей – у нас таких денег нет. Тут все платное, в отличие от России: любой анализ, любое посещение врача. А тем более все, что связано с беременностью, словно по двойной ставке. Можно, наверно, лететь через третью страну. Даже если не в Москву, то хотя бы в Минск можно улететь. Это все с пересадками и дорого. С голоду мы точно не умрем, у нас прошел Рамадан: нас каждый день кормили, и нам столько продуктов дали – крупы, финики, масло. Но билеты купить мы не сможем. Через месяц-полтора мы, наверное, уже не сможем улететь совсем – нас не пустят на самолет на таком сроке беременности. Есть опасность, что могут быть преждевременные роды, какие-то осложнения после перелета. У моих знакомых жена на восьмом месяце беременности полетела, и ребенок родился мертвый. Мы много к кому обращались, но надеемся, что найдется какой-то фонд или депутат, или еще кто-нибудь, кто смог бы нам помочь.

Алевтина Горшкова из Челябинской области с мужем и двумя детьми приехали в Египет в отпуск. Они хотели свозить детей на море во время весенних каникул, рассчитали весь отпуск "от и до", и обратно должны были улететь 5 апреля. 29 марта им предложили улететь в Россию из Шарм-эш-Шейха, но условия были такие: нужно было приехать к вылету в 7 утра, и, если будут свободные места, их посадили бы на борт. Так как их билеты на 5 апреля были еще актуальны, они решили не рисковать и дождаться своего рейса: если бы их не взяли на борт, им всей семьей пришлось бы искать новое жилье. Но потом "Аэрофлот" отменил их рейс.

– Нам просто пришло СМС-оповещение об отмене рейса, и всё. Ждите вывозного рейса. Вывозные рейсы российской авиакомпании должны были улететь бесплатно. Был один платный вывозной рейс 1 мая, самолет улетел со 121 человеком на борту. 600 долларов за билет! Для нашей семьи это неподъемная сумма. Мы на такие билеты не рассчитывали. Мы просто здесь заложники.

Алевтина тоже отмечает, что материальная помощь приходит нерегулярно: с 24 апреля по 15 мая они не получили ничего. На работе им пришлось написать заявление на отпуск за свой счет.

– Дома престарелые родители, которым нужна помощь. Это совсем печально. И за них переживаем, и вылететь не можем. Хотя бы знать, что 5-го или 10-го числа нас вывезут. Люди уже фрахтуют яхты, из Александрии яхта выходит через Средиземное море на Севастополь – две недели в пути. Нам с детьми это очень рискованно. Через Израиль мы тоже не можем, через Сирию тоже не можем проехать. В общем, ситуация так сложилась, что мы здесь просто заперты в чужой стране с чужими законами. А у некоторых вообще печально – им просто жить не на что, негде жить и не на что питаться. Есть беременные, которым рожать вот-вот. Одна женщина лежит в больнице. В Минкомсвязи обращались, в МИД обращались, Марии Захаровой писали. В ответ одни шаблонные фразы. Чего нам ждать, мы не знаем.

Россияне ведут переписку с различными ведомствами, а также лично с директором ДИП МИД России Марией Захаровой и министром цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максутом Шадаевым. Мария Захарова отвечала соотечественникам, что "вопрос в проработке". Максут Шадаев писал, что они делают все, что могут. Росавиация не может согласовать рейс по своим причинам. С российскими авиакомпаниями есть сложности, связанные с особым режимом обеспечения безопасности вылета из Египта, поэтому пытаются договориться с египетскими авиалиниями (скриншоты переписок есть в редакции). Радио Свобода направило запрос в МИД, но на момент публикации ответ не был получен.

Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Вадим МАЛЕВ | Закон Лоры Закон

Добавить комментарий