Гераневое счастье

0

История неубиваемого подкидыша

 

Дина МЕЕРСОН

Кто ж не знает герань? Герань знают все. Там, откуда мы приехали, герань росла в горшке едва ли не на каждом втором окне и, говоря по чести, не слишком котировалась. Обычное дело, даже с каким-то мещанским привкусом. Нечто сродни ковру на стене и «горке» в зале, набитой хрусталем.

Оказавшись в Израиле, я перво-наперво уяснила, что здесь нет подоконников, они отсутствуют, как класс. Куда ставить горшки с цветами – это надо крепко подумать. Думала я до тех пор, пока в доме не появился цветок. Я тут не причем! Я его не заводила, он сам завелся. Дело было так: однажды, возвращаясь с работы, муж подобрал на улице бумажник. Осмотр показал количество денег, более похожее на их отсутствие: сумма была символической. Зато во всех кармашках этого девайса были всяческие документы: водительские права, удостоверения разные, справки какие-то. Ничего интересного. Однако нашлось что-то с номером телефона и именем. Ну, позвонили, доложили, где вся эта куча мала ныне находится. Звонок в дверь. Приехал мужик. Говорит на иврите. Посидел в кресле минуты 3, буркнул «спасибо» и был таков. Мы плечами пожали, ручкой вслед помахали, да и забыли об этом деле. А через неделю посыльный принес нам цветок в горшке. Оказывается, мужик-растеряха в качестве благодарности прислал. Трогательный факт, чо. И вот говорят же, как цветы подаришь, так они и стоять будут. Нам мужик, видно, от души подарил, потому что стоял тот цветок лет 15. Звали его Филодендрон Домашний. Вечнозеленый. Нецветущий. А самое ценное – ему не нужно много света, и много воды ему тоже не нужно. Кайф!

Филя у нас прижился, и мы к нему привыкли. Три переезда с квартиры на квартиру выдержал. Конец этой идиллии наступил, когда на сцену вышел наш новый пес, щенок японского хина Мартик. Веселый собачик просто съел цветок. Лист за листом сжевал, под конец умудрившись опрокинуть горшок и удобрить весь дом землей. С тех пор филодендронов мы больше не заводили, поскольку хины в доме пока не перевелись.

А какое отношение все это имеет к герани? Почти никакого, кроме того обстоятельства, что герань у нас появилась почти так же неожиданно, как филодендрон. Она упала на нас – нет, не с неба, но с забора. Мы уже тогда жили в доме на земле, а забор отделял наш участок от соседского. И на заборе, на верхней его кромке стоял соседский горшок, в котором росла розового цвета герань. Надо сказать, цвет был … так себе. Бывают герани и покрасивее, с цветками помахровее, расцветкой поинтереснее: кипенно-белые, пламенно-красные, багровые, бордовые, фиолетовые… Здесь гераней – как собак нерезанных. У соседей на заборе вяло существовало нечто невзрачно-розовое. В один прекрасный день нечто порывом ветра было просто сброшено на наш участок. Мы с дочерью, как честные женщины, попытались вручить эту бледно-розовую немочь соседям обратно, но соседи, которые к этому времени поменялись, признать бедную герань за свою отказались. Выбросить живой цвет рука не поднялась. Так подкидыш начал продолжать свое бледное цветение в нашем дворе и оказался неубиваемым.

На каком этапе вялоцветущей жизни очередному садовнику пришло в голову пересадить малосимпатичную, но живую гераньку в землю, я вам точно сказать не могу. Просто цветок-замухрышка вдруг попер, возрос и могучей силой жизни взломал свой горшок. Так девочка-подросток, еще вчера бегавшая в сарафане на бретельках-веревочках, вдруг обнаруживает у себя такие мощные, налитые соком, упругие холмы, что никакие кофточки, хоть до горла их застегивай, не сходятся на внезапно разбухшей груди.

Итак, наша герань, по воле случая сменившая тесный горшок на настоящую ямку в настоящей земле, поперла в рост и выдала здоровенные, толстенные, высоченные стволы, гордо увенчанные шапками соцветий пленительно-розового цвета. Не вялого, не бледного, не застиранного, а чистого, нежного и одновременно сильного. Герань явно похорошела и уже ничем не напоминает беженку-побирушку, занесенную ветром с соседского забора.

Кроме того, ямка, в которую посадили герань, по прихоти судьбы и по воле садовника оказалась по соседству с огромным архитектурным сооружением под названием Горшок С Дипладенией. Горшок этот каких-то кустодиевских размеров, неохватно-необъятный, как купчиха. В нем скромно, но гордо живет дипладения. Когда-то я купила в теплице такую тоненькую девочку с очаровательными винно-красными цветками в форме огромных колокольчиков. Я ее сразу полюбила за этот сумасшедший малиновый звон. Цвела моя красавица щедро, по пол-года, и более того. С годами заматерела, потому и горшок получила такой поместительный.

В этом году, когда щедрые дожди напоили землю до беспамятства, я обнаружила, что моя герань выкинула тяжелое соцветие высоко вверх и отчаянно ищет ему опору и надёжу. Таковая нашлась в лице дипладении, подставившей плечо под соседскую гроздь бутонов. Они раскрылись мощной розовой шапкой и уютно устроились на упругой массе дипладении, посреди ее винно-красных цветов-колоколов. Глянешь со стороны: что за чудо? На одном растении совсем разные цветы цветут. А это просто дружба народов. И пришлось мне любить эту герань, которая хорошеет, цветет и пахнет в объятиях дипладении. Любовь она разная бывает. Иногда с неба падает.

Добавить комментарий