Эх, Абрамушка, Абрамушка!..

0

Похоже, Израиль явно поторопился с выходом из карантина

Петр ЛЮКИМСОН

 

Не знаю, как у вас, а у меня в детстве одной из самых любимых сказок была "Царевна-лягушка". Про то, как Иван-царевич женится на лягушке, а она оказывается Василисой Прекрасной. Нашему герою потрясающе фартит: женушка с помощью своих бабок-нянек выпекает лучший хлеб, ткет лучший ковер и, наконец, является на царский пир в своем истинном виде — писаной красавицы. Наш Иван, не веря собственному счастью, бросается домой, сжигает лягушачью шкурку — и тут выясняется, что он совершил роковую ошибку. "Эх, Иванушка, Иванушка! — восклицает Василиса. — Если бы ты подождал еще один день и одну ночь, я была бы твоей навеки! А теперь ищи меня в тридевятом царстве, тридесятом государстве у Кащея Бессмертного!"

Судя по всему, в последние дни все мы оказались такими иванушками. Или, учитывая национальную специфику, абрамушками.

8 июля, согласно разработанному ведущими эпидемиологами планеты еще в апреле "сингапурскому прогнозу", Израиль должен был объявить о победе над эпидемией коронавируса. Как мы знаем, этого не произошло и ясно, что уже не произойдет. Скорее наоборот: число выявляемых за день новых инфицированных перевалило за тысячу, количество тяжелобольных стремительно приближается к сотне, заметно увеличилось количество летальных исходов. В том, что речь идет о второй волне эпидемии, которая, кстати, тоже предсказывалась, нет никаких сомнений.

На этом фоне все громче зазвучали голоса о том, что Израиль явно поторопился с выходом из карантина. Мол, прислушайся правительство в мае к рекомендациям тогдашнего гендиректора минздрава Моше Бар-Симантова и продли режим жесткого карантина еще на две недели, мы бы по-прежнему оставались в списке стран, наиболее успешно борющихся с коронавирусом, и, возможно, возобновили обмен туристами с Европой. Дело, безусловно, не только в раннем отказе от карантинного режима, но и в том, что сразу после его ослабления воздух свободы сыграл с израильтянами, как в свое время с профессором Плейшнером, злую шутку. Они не просто нарушали указания минздрава, призванные сдержать распространение инфекции, но нередко делали это демонстративно, с вызовом.

Об этом, в сущности, еще раз заявила в своем рапорте об отставке теперь уже бывшая глава службы общественного здравоохранения проф. Сигаль Садецки: "Достижения первого этапа борьбы с эпидемией коронавируса были сведены на нет скорым и масштабным возобновлением хозяйственной деятельности. Переход ко второму этапу в Израиле происходил гораздо быстрее и шире, чем в других западных странах", — говорится в письме.

Разумеется, причиной отставки проф. Садецки стала отнюдь не вторая волна эпидемии, а внутренние трения с новым главой минздрава Юлием Эдельштейном. В намерении министра создать Штаб по борьбе с эпидемией, который объединит и скоординирует все усилия в этом направлении, и назначить руководителя новой структуры Сигаль Садецки усмотрела покушение на свои полномочия, с чем, очевидно, смириться не смогла.

Тем временем, как уже известно читателю, правительство приняло основную часть новых рекомендаций минздрава по ужесточению карантинных мер: с этой недели запрещены собрания с участием более 20 человек; приостановлена работа летних лагерей для учащихся пятого класса и старше; число пассажиров в автобусах не должно превышать 20 человек или 50% заполняемости салона; количество посетителей ресторанов ограничено до 20 человек в помещении и до 30 человек на улице; снова закрылись бассейны и спортзалы, 30% работников госсектора переведены на удаленную работу; число молящихся в синагогах, церквях и мечетях не должно превышать 19 человек и т.д.

Многие министры, кстати, продолжают оспаривать эти ограничения и надеются добиться их отмены с помощью Кнессета. К примеру, они не понимают, на каком основании запретили работу бассейнов, ресторанов и банкетных залов, в которых вроде бы созданы все условия для соблюдения социальной дистанции. На это в минздраве замечают, что даже в самых больших ресторанах и банкетных залах посетители пользуются одними и теми же туалетами и входами, из-за чего предотвратить инфицирование практически невозможно.

Стоит заметить, что шанс добиться отмены хотя бы части ограничений есть. Согласно утвержденным Кнессетом на уходящей неделе поправкам к Закону о режиме чрезвычайной ситуации, все решения правительства, принятые в рамках борьбы с эпидемией коронавируса, вступают в силу немедленно и только затем передаются на утверждение соответствующих комиссий и парламента в целом. Поправки, как и ожидалось, вызвали резкую критику со стороны представителей оппозиции, усмотревших в них "конец израильской демократии".

Ранее законодательная комиссия семью голосами против четырех утвердила повышение до 500 шекелей штрафа за отсутствие защитной маски при нахождении в общественных местах в период эпидемии коронавируса. Однако полиция, похоже, принялась ревностно исполнять это постановление еще до того, как оно было вынесено на обсуждение. Во всяком случае, интернет и СМИ переполнены сообщениями о том, как блюстители порядка применяли чрезмерную силу при задержании на улицах людей без маски. В том числе и в случаях, когда улица была практически пуста. На вопрос о том, на каком основании производятся задержания людей на пустых улицах, нередко вблизи их домов, полицейские отвечают, что им дано указание останавливать и штрафовать граждан в любых общественных местах. Улица, безусловно, является таким местом, а о том, должны ли на ней быть в этот момент другие люди, в инструкциях ничего не сказано.

В любом случае, даже тем, кто вслед за президентом Бразилии Жаиром Болсонару все еще считает коронавирус продуктом мирового заговора, стоит носить маску — хотя бы для того, чтобы избежать штрафа: в автобусы и в магазины направлены сотни сотрудников полиции в штатском, которым предписано выявлять нарушителей и немедленно вызывать на место коллег в форме. Кстати, на днях у Жаира Болсонару был обнаружен коронавирус.

Минздрав и полиция продолжают выявлять новых больных и инфицированных с помощью технологий ШАБАКа, но, как выяснилось, при передаче данных иногда происходит сбой, и многие граждане получают от минздрава сообщения с требованием немедленно начать самоизоляцию. Вследствие таких ошибок люди вынуждены уйти в отпуск за свой счет или закрыть бизнес и несут ощутимые финансовые потери, которых и без того хватает в последние месяцы. При этом "мнимые больные", которые считают, что получили сообщение о необходимости соблюдать карантин по ошибке, жалуются на невозможность дозвониться до министерства здравоохранения, чтобы уточнить информацию и отменить распоряжение. По их словам, звонок в минздрав после длительного ожидания просто сбрасывается.

В министерстве здравоохранения признают, что в связи с ростом заболеваемости выросла нагрузка на телефонную службу. И сообщают, что в ближайшие дни количество людей, обслуживающих телефонные линии ведомства, будет увеличено.

Новые ограничения, несомненно, не вызвали энтузиазма и у тех, чьи дети и внуки служат в армии: в ЦАХАЛе решили, что военнослужащие боевых частей смогут покидать базу не чаще раза в 21 день, и сотни военнослужащих примут участие в эпидемиологических исследованиях.

* * *

Вторая волна коронавируса, безусловно, увеличила нагрузку на врачей и систему здравоохранения в целом. Снова резко сокращено число амбулаторных обследований; снова израильтянам рекомендуется обращаться в больницу в самых крайних случаях. Тем не менее, медики утверждают, что у них заметно прибавилось работы, и нередко они буквально валятся с ног. А ведь отделения для больных коронавирусной инфекцией в большинстве больниц пока остаются закрытыми.

Сами медики продолжают бурно спорить по поводу эффективности и целесообразности ограничений минздрава, степени опасности коронавируса для здоровья человека и критериев госпитализации в случае инфицирования. Так, на днях в центре внимания общественности оказалось мнение заведующей отделением анестезиологии, реанимации и клиники боли больницы "Ихилов" профессора Идит Матот, которая полагает, что на самом деле число тяжелобольных примерно на 40% меньше, чем фигурирует в официальных данных минздрава. По версии госпожи Матот, во время первой волны эпидемии коронавируса тяжелыми считались только те пациенты, которые нуждались в дополнительной поддержке дыхания. Например, в кислородной маске. Теперь же ВОЗ рекомендует ориентироваться на уровень насыщения крови кислородом, поэтому около 40% пациентов, которых минздрав квалифицирует как тяжелых, сами врачи таковыми не считают.

Слова профессора были немедленно подвергнуты критике врачами-инфекционистами, которые заявили, что рост количества больных, нуждающихся в постоянном наблюдении, невозможно объяснить только изменением критериев ВОЗ. Затем минздрав опубликовал официальное опровержение, согласно которому на данном этапе нет никаких изменений в критериях определения тяжелых больных в отчетах больниц. В конечном счете, речь идет о росте количества тяжелых пациентов, нуждающихся в интенсивной терапии, подчеркивают в ведомстве.

Вместе с тем минздрав не отрицает, что у большинства молодых людей болезнь протекает бессимптомно, а основная часть тех, у кого коронавирусная инфекция протекает в тяжелой форме, страдает сопутствующими заболеваниями. Так, согласно данным министерства, 72% умерших страдали от гипертонии, у 50% были различные сердечные заболевания, у 40% — диабет и невралгические болезни. В 23% случаев сопутствующим диагнозом было нарушение работы почек, 9% страдали от ожирения. 2% скончавшихся не страдали какими-либо фоновыми заболеваниями и не входили ни в какую группу риска.

В то же время многие врачи высказывают предположение о том, что бессимптомное протекание болезни не означает, что она проходит бесследно. По их словам, есть все основания полагать, что коронавирус опасен именно осложнениями, тем, что запускает механизм разрушения тканей, что обнаруживается далеко не сразу. Однако на данном этапе у медиков нет каких-либо достоверных данных, и подтвердить или опровергнуть эти гипотезы можно будет не раньше января.

Борясь с коронавирусом, в минздраве не менее напряженно ждут осени, которая уже совсем не за горами и может принести с собой эпидемию гриппа. Между тем, в Израиле образовался острый дефицит вакцины против гриппа, страны, у которых таковая есть, отказываются от продажи. Словом, с учетом образовавшегося клубка проблем министру здравоохранения явно не позавидуешь. Юлий Эдельштейн, однако, сохраняет оптимизм и в очередном интервью выразил уверенность в том, что при соблюдении населением всех ограничений мы очень скоро сможем вернуться к отметке "до ста новых заболевших в день", что, безусловно, будет успехом. Впрочем, по мнению главы Национального совета по безопасности Меира Бен-Шабата, для достижения этой цели введенных ограничений явно недостаточно, и их следует ужесточить.

* * *

На фоне эпидемии заметно усилились акции протеста деятелей культуры и искусства, а также независимых предпринимателей, требующих компенсировать убытки и обеспечить средства к существованию. Иногда на демонстрациях звучат призывы к открытому бойкоту постановлений правительства, а иногда и к насилию.

С учетом сложившейся ситуации Биньямин Нетаниягу объявил первейшей задачей создание программы, которая поможет решить проблемы предпринимателей и других слоев населения и выстоять национальной экономике в целом. К ее разработке уже привлечены бывший мэр Иерусалима Нир Баркат, в котором премьер видит одного из потенциальных преемников, бывший управляющий Госбанком Израиля Стэнли Фишер и еще ряд экономистов с мировым именем.

Нир Баркат уже представил свой вариант программы, а вскоре это сделал и глава минфина Исраэль Кац, тоже метящий в будущем на пост главы правительства.

Представляя свою программу, Баркат подверг резкой критике министерство финансов, не упоминая, впрочем, имя министра. "Образовался огромный кризис доверия между правительством и бизнесменами. Это происходит оттого, что их никто не слушает. Бизнесы — это не проблема, а решение. Чтобы изменить ситуацию, минфину надо изменить подход", — заявил Баркат.

По плану Барката, спасение бизнесов и рабочих мест следует начать с раздачи прямых грантов, повышения заинтересованности бизнесменов в возвращении работников и разработки программы переквалификации за государственный счет, как минимум, 100 тысяч безработных. Общая сумма грантов должна составить 28 млрд шекелей. Баркат предлагает покрыть половину потерь бизнесменам, потерявшим более половины доходов (в пределах 20 млн в год). Компаниям с годовым доходом свыше 20 млн, предлагается покрыть 25% потерь. Еще 10 млрд шекелей Нир Баркат предлагает вложить в поощрение потребления — с акцентом на отрасли, оказавшиеся в бедственном положении, особенно на периферии. В частности, субсидировать израильтянам отдых на севере и на юге страны для поддержки гостинично-туристической отрасли.

Исраэль Кац, в свою очередь, считает целесообразным продлить период выплаты и увеличить пособия по безработице, распространив их на самозанятых и мелких предпринимателей. Кроме того, в рамках программы помощь будет оказана самим бизнесам, в зависимости от финансово-экономических параметров и степени понесенного ущерба.

Ряд экономических обозревателей тревожат как подобные планы правительства, так и настроения в обществе. По их мнению, правительство ищет исключительно популистские решения, тратя миллиард за миллиардом и не особенно задумываясь над тем, что эти деньги кто-то должен заплатить в виде налогов. А откуда налоги при таких доходах?

По их, экономистов, мнению, деятели искусств, хозяева банкетных залов, баров и пр. не хотят понять, что государство вовсе не обязано гарантировать им занятость именно в этих сферах. Эпидемия коронавируса изменила мир, и в этом мире, вероятнее всего, уже не будет места для такого количества развлекательных и свадебных комплексов на сотни, а то и на тысячу человек. Значит, им стоило бы подыскать себе новое занятие — возможно, куда менее престижное и менее доходное.

Что ж, мир действительно изменился. Но как же нелегко свыкнуться с этой мыслью!

Эх, Абрамушка, Абрамушка…

"Новости недели"

Зараза витает в воздухе?

Добавить комментарий