"Короне" алмазы не нужны

0

В рассуждениях о том, какой огромный ущерб нанесла эпидемия коронавируса экономике и самым разным сферам жизни, все как-то забыли об алмазном бизнесе, еще недавно составлявшем одну из важных статей израильского экспорта. И хотя в 2019 году доля бриллиантов в общем объеме экспортируемой продукции сократилась до 2%, эту отрасль еще рано сбрасывать со счетов

Петр ЛЮКИМСОН

Чтобы понять, в каком состоянии сегодня находится бриллиантовая индустрия страны, достаточно познакомиться с Амосом К. — ювелиром, в течение двадцати с лишним лет владевшим на Алмазной бирже небольшой компанией по обработке и огранке алмазов. В разные годы Амос нанимал от 10 до 15 работников. С началом он отправил всех в неоплачиваемый отпуск, вспомнил, что в молодости получил права на вождение грузовика, задействовал свои связи в мэрии одного из городов Гуш-Дана и сейчас работает водителем мусоровоза.

— Это тоже своего рода ювелирная работа, — смеется Амос. — Надо очень точно подогнать машину к мусорному ящику, правильно включить кран и т.д. Мне уже за шестьдесят, в моем возрасте это очень непросто, но что делать?! Многие думают, что, если бриллианты стоят миллионы, то все, кто ими занимаются, — миллионеры. На деле это далеко не так. Наш бизнес позволяет достойно жить, но только в случае, если в мировой экономике все в порядке, и у людей есть деньги. Как только начинается экономический спад, первыми подают продажи драгоценностей — ведь без них вполне можно прожить. Больше того, люди начинают их продавать, что резко сбивает цены на рынке.

На самом деле, по словам Амоса, кризис в алмазной промышленности Израиля начался давно. Из-за массивной государственной регуляции в отрасли, высоких налогов и прочего заниматься огранкой алмазов стало невыгодно. Израильским ювелирам все сложнее конкурировать с коллегами из Индии, Бельгии и Юго-Восточной Азии, а молодежь уже давно перестала интересоваться этим бизнесом.

— Сейчас в стране осталось 300 высококвалифицированных огранщиков алмазов, а ведь когда-то их были тысячи! — с грустью констатирует Амос. — Но если говорить о нынешнем кризисе, то он продолжается уже два года. В 2019-м общий объем отрасли сократился на 22%; я завершил год с убытками. А эпидемия, безусловно, стала еще одним мощным ударом, который многих заставил задуматься о сворачивании бизнеса. У нас все началось раньше, чем у других, — как только прекратились полеты в Китай и Гонконг, ведь именно оттуда поступает основная часть сырья; там же проходят самые крупные ярмарки и выставки. Потом самолеты перестали летать в другие страны, и мы лишились возможности доставлять товар заказчикам.

Следует отметить, что израильтяне почти не покупают бриллианты — у нас это просто не принято. Поэтому 99% ограненных камней и произведенных из них ювелирных изделий идут за рубеж, прежде всего, в США, в Россию и Китай. В Америке существует давняя традиция приобретения бриллиантов: там считается, что приличный жених обязательно должен подарить невесте бриллиантовое кольцо. При рождении первенца муж дарит супруге бриллиантовое колье, да и "круглые" годовщины свадьбы предполагают подарок украшения с бриллиантами. В последние десятилетия аналогичные традиции появились в Китае и России. В определенных кругах общества, разумеется, но круги эти не так малочисленны, как принято думать. Поэтому, когда прекратились полеты в США, для нас захлопнулись последние врата надежды. К тому же понятно, что люди, отказавшись от бриллиантов в первую очередь, начнут снова покупать их в последнюю — после того, как кризис останется далеко позади, и начнется экономический подъем. Так что для меня 2020 год практически закончился.

Амос замолкает, а потом добавляет:

— Сейчас нам всем остается надеяться только на чудо. Выступающие по радио и телевидению бизнесмены и наемные служащие наперебой говорят о том, как сильно пострадала отрасль, в которой они работали. Все требуют помощи, и ведь все хоть какую-то помощь (достаточную или недостаточную, другой вопрос!) получили. Мы не получили ничего! В "Битуах леуми" с такими, как я, даже разговаривать не желают: дескать, как вам, богатеям, не стыдно еще чего-то просить?! Но я не жалуюсь. Как выяснилось, водитель мусоровоза зарабатывает не хуже, чем владелец небольшой компании на Алмазной бирже!

Слова Амоса подтверждают опубликованные на днях данные ЦСБ Израиля. Общий объем экспорта бриллиантов из Израиля в 2019 году составил 4.5 млрд долларов, и это худший показатель за последнее десятилетие. Но данные за 2020 год поистине шокируют. Так, финансовый объем поставок сырья для алмазной промышленности в апреле сего года составил 9 млн шекелей — на 96% меньше, чем в апреле предыдущего, повторим, не самого удачного для отрасли года. Объем экспорта бриллиантов в апреле составил 34 млн долларов — падение на 85% по сравнению с аналогичным периодом 2019-го. Итоги первого квартала оказались схожими: снижение на 92% объема закупок сырья, на 85% объема экспорта. Вряд ли нужно быть профессиональным экономистом, чтобы понять: речь идет о катастрофе, крушении одной из важнейших отраслей народного хозяйства нашей страны. В которой, кстати, на начало 2020 года было суммарно занято не так уж мало работников — свыше 15 тысяч.

Тем не менее, президент Алмазной биржи Йорам Дваш сохраняет оптимизм, хотя в целом повторяет многое из того, что сказал Амос:

— Многие не верят, когда я говорю, что большинство работающих в алмазном бизнесе совсем не богаты, но это правда. В целом из тех, кто работает на Алмазной бирже, лишь 10-15% можно отнести к действительно преуспевающим бизнесменам. Еще 30-40% составляют владельцы средних предприятий, которые до начала кризиса, что называется, держались на плаву, а сейчас находятся в плачевном состоянии. И уж совсем немногие знают, что 30-40% сотрудников биржи приезжают на работу на поезде или в автобусе. Их жизнь напоминает качели: за получением нескольких крупных заказов, которые приходится выполнять в авральном режиме, могут следовать месяцы простоя. В канун праздника Песах, когда стало ясно, что дела совсем плохи, я задействовал наш специальный фонд и вывесил объявление: каждый, кто нуждается в материальной помощи, может получить 1250 шекелей на покупки к празднику. За помощью обратилось 425 членов биржи. Но я уверен, что нуждающихся в ней было гораздо больше, просто гордость не позволила взять деньги.

К уже перечисленным Амосом бедам, которые свалились на отрасль, Дваш добавляет политический кризис в Гонконге и кризис финансового рынка в Индии: все банки этой страны, играющей сегодня одну из центральных ролей в мировой торговле алмазами, в одночасье прекратили операции за рубежом. В результате многие ювелиры не смогли получить деньги по осуществленным сделкам. Но тут проявилось то, что, в общем-то, давно известно: мировое ювелирное сообщество живет по своим законам и, если нужно, демонстрирует удивительную корпоративную солидарность. Никто не бросился в суд, не стал немедленно требовать свои деньги, напротив, подавляющее большинство выразили готовность подождать и согласились разбить сумму долга на платежи.

Небо в алмазах

Йорам Дваш также отмечает, что эпидемия коронавируса привнесла в отрасль и немало позитивного. К примеру, до сих пор все попытки наладить торговлю бриллиантами и другими драгоценными камнями через интернет не давали результатов, продавцы и покупатели упорно предпочитали заключать сделки лишь на основе личного общения — даже в случаях, когда знали друг друга десятилетиями. Но с началом эпидемии Всемирная федерация торговцев бриллиантами, в которую входят 29 алмазных бирж, решила создать международную интернет-платформу для проведения выставок и осуществления сделок в виртуальном пространстве. В качестве основы платформы был выбран израильский сайт get-diamonds.com, который в последние недели существенно доработан. Сайт позволяет продавцам и покупателям бриллиантов находить друг друга и устанавливать прямую связь. При этом они могут получить полную информацию о потенциальном партнере и профессиональное описание предлагаемого товара на пяти основных языках отрасли — иврите, английском, китайском, русском и хинди. В ближайшее время к ним добавится и арабский.

Успех новой платформы превзошел все ожидания: с момента запуска в ней появились данные 3500 бизнесменов из самых разных стран; через нее уже осуществлено 26 тысяч сделок, продано свыше 1,2 млн бриллиантов, в том числе и несколько очень крупных, на общую сумму почти в 6 млрд долларов. Одним из преимуществ платформы является круглосуточный режим работы: бизнесмен может спать, а в это самое время выставленным им на продажу товаром заинтересуется коллега, живущий в другой части света.

Одним из поводов для оптимизма Йорам Дваш называет необычайно высокий уровень мастерства и творческий потенциал израильских ювелиров и мастеров по огранке алмазов.

— Мы были и остаемся лучшими в отрасли, — говорит он. — При всей жесткости конкуренции мы по части профессионализма всегда впереди на голову. Вот бы только государство создало нам те же условия, которые есть, скажем, у членов Алмазной биржи Бельгии! Было бы поменьше бюрократии и регуляции, мы бы куда лучше стояли на ногах. Мы не просим помощи — пусть только нам не мешают…

* * *

На днях в Тель-авивском мировом суде была поставлена финальная точка в деле, за которым пристально следили все ювелиры Израиля и не только.

Суть конфликта, вспыхнувшего между двумя действующими на Алмазной бирже компаниями, вкратце такова: в 1997 году одна из них ("первая рука") продала другой бриллиант стоимостью в 1,010 млн долларов. Та поспешила перепродать этот бриллиант третьей компании, а уж она — частному лицу, которое уже давно мечтало заполучить именно этот камень. Но прежде чем выложить требуемую сумму, "лицо" дало камень на проверку эксперту, и тот выявил в нем изъян, о котором никто из продавцов не знал. И изъян этот резко снижал цену камня.

Тогда третья в цепочке компания потребовала от второй выплаты неустойки в 500 тысяч долларов, а вторая, в свою очередь, потребовала компенсацию за негодный товар у первой. Но первая (принадлежащая, кстати, выходцу из бывшего СССР) наотрез отказалась платить, заявив, что у второго и третьего покупателей было достаточно времени и возможностей проверить камень, и после того, как они осуществили сделку между собой, "первая рука" уже ни за что не отвечает.

Дело попало в арбитражный суд Алмазной биржи, который решил, что владелец первой компании в принципе прав, но… Заверив покупателя в том, что камень абсолютно чист, ввел его в заблуждение, пусть даже и невольно, ведь бриллиант на самом деле многократно проверяли. Тем не менее, арбитраж рассудил, что чисто символическую компенсацию первый продавец заплатить должен, и назвал сумму: 41 тысяча  долларов. Владелец первой компании платить отказался и подал — в нарушение этических правил Алмазной биржи — иск в Тель-авивский суд с требованием отменить решение арбитражного суда. Но судья Раз Навон заявил, что не намерен начинать разбирательство с начала и вникать в подробности взаимоотношений торговцев алмазами и самой торговли, а потому целиком доверяет решению арбитражного суда, в котором заседают профессионалы. А заодно обязал истца выплатить адвокату противоположной стороны гонорар, который оценил в 11700 шекелей.

"Новости недели"

Большое алмазное ограбление

Добавить комментарий