Домашняя страна

0

Всемирное светило на собрании жильцов

 

Евгений КОВАЛЕВ

Временами на исходе субботы случается собранье жильцов.

Дом наш невелик, но непрост.

Пять адресов по трём улицам.

Номера подъездов — с запада на восток, квартир – с востока на запад, почтовых ящиков – инфаркт почтальону.

Название района — Арнона — вгоняет неместных в ступор. Лестницу принято мыть два раза в неделю. И выставлять на неё мусор после уборки квартир.

Короче, не пошёл на собрание – выбрали в домком, и разбирайся.

В первом подъезде живёт профессор. Суперизвестный юрист, теоретик права, медийная фигура, короче, даже не из "Википедии", а из "Британики". На собрания приходит. Поднимается на этаж, садится на диван, расправляет юбку и слушает.

Страсти, понятно, нешуточные. Но сдержанные. Все интеллигентные люди (неинтеллигентные на собрание не пришли, футбол по телевизору смотрят).

Например, жильцы первого этажа, высадившие на части всенародного газона цитрусовые и ограничившие доступ к счётчикам воды, попросили домком оплатить уборку плантации. А пока домком вырабатывает позицию, вычли стоимость уборки из своего месячного взноса в домовую кассу.

И мы это обсуждаем.

Говорим: "И убил, и унаследовал" (Пророки. Мелахим 1. 21, 19.).

Или наоборот: милые пожилые люди, ветераны подъезда, никогда ничего не просили, что там двести шекелей…

Ну, понятно, четверть часа на высказывание суждений.

И приходит минута, когда председатель домкома, усталая женщина с русским именем, но без акцента, спрашивает профессора: "- А вы как считаете?".

И профессор, тряхнув кудряшкой, говорит с всемирно известной интонацией:

— Безусловно, приводимые гуманитарные соображения вызывают уважение как в свете чувств, которыми они вызваны, так и сами по себе. Но учитывая долгосрочную перспективу, важно осознать, что, разрешив финансирование захваченного в личное пользование участка общественной территории, мы создаём прецедентную лакуну, выдержать которую отношения жильцов и бюджет домкома вряд ли способны.

Надо подчеркнуть, это не приговор, не заключение по делу. Это юридическая справка. Все продолжают обсуждать судьбу участка и двухсот шекелей. Это у себя в Гааге или Стэнфорде вы профессор, а на собрании – жиличка второго этажа. Ко всем с уважением – и к вам с уважением.

Другой вопрос. Мусорный бак за субботу переполняется ("выходит из берегов"). Можно попросить у мэрии бак побольше. Но он не влезет в свой домик (у бака есть каменный домик со стенами и с крышей, круче, чем у кума Тыквы). Можно расширить домик. Можно поменьше выбрасывать мусора в субботу. А! – ещё можно выбрасывать мусор в бак дома напротив.

— Скажите, профессор, закон не запрещает?

— Нет, ни муниципальный, ни общегосударственный закон, а, равно, и подзаконные акты не запрещают нам выбрасывать мусор в бак дома напротив. Однако, принимая стратегическое решение, важно учесть, что ничего также не запрещает жильцам дома напротив выбрасывать мусор в наш бак.

— Спасибо, профессор.

И дальше по повестке.

Участие профессора, человека заизраильских маштабов, в ничтожном мероприятии, само по себе не смешит. У нас так принято, страна домашняя. Доставляет использование её в профессиональной ипостаси – в качестве юридического эксперта.

А мы хотим — прислушиваемся, хотим — нет.

Как решим, мы же собрание.

2010 год

* * *

Специалист по политической теории, вопросам взаимодействия религии и политики, этническим конфликтам, защите меньшинств и правам человека профессор права Рут Габизон скончалась в эту субботу, 15 августа.

Икона в "синагоге" БАГАЦа

Добавить комментарий