Михаил ЛОБОВИКОВ | Абу и абубийцы

0

Отмщены ли жертвы резни на Мюнхенской олимпиаде?

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

Когда 5 и 6 сентября мы вспоминаем убийство одиннадцати спортсменов в Мюнхене, звучит много правильных слов. Кроме одного – «позор». Трагедия этого теракта больше всего символизирует наш главный национальный позор – капитуляцию Осло. Но нам неприятно об этом говорить – а большинство и не подозревают о фактах этого позора.

Официальный миф говорит о суровом возмездии организаторам побоища на олимпиаде в Мюнхене. Героизм сотрудников "Моссада" увековечили даже Джон Ле Карре и Голливуд. Но неприятная правда заключается в том, что наши герои-ликвидаторы (герои, без цинизма) не закончили работу. И не добрались до еще двух ключевых фигур в руководстве «Черного Сентября» (террористической группы ООП, осуществившей захват и убийство заложников-израильтян) – Амина Эль-Хинди и Махмуда Аббаса.

Правильно, того самого «Абу-Мазена», которого нам пытаются представить как надежного партнера по "мирному процессу". Насквозь коррумпированный раис из Рамаллы, сменивший агента Штази и КГБ Ясера Арафата на посту главаря «палестинской автономии», отвечал за финансирование операций «Черного Сентября», и в том числе за нападение в Мюнхене. Но был «прощен» Шимоном Пересом, Йоси Бейлиным и Ицхаком Рабиным и впущен к нам создавать осиное гнездо «автономии» вместе с главарем. А второй номер в иерархии «Сентября» Амин Эль-Хинди, также прощённый нашими миротворцами, вообще стал ответственным за «службу безопасности и контрразведки» в Рамалле.

История – и наш ШАБАК – умалчивают, в смерти скольких израильтян виноваты оба старых бандита. В том числе — в волне террора, захлестнувшего нас после Осло. И если Эль-Хинди избавил нас от себя еще в 2010 г., то вот кандидат исторических наук из университета им. Патриса Лумумбы тов. Абу-Мазен, защитивший диссертацию, отрицающую Холокост, – еще вполне жив, и продолжает напоминать нам, как важно доводить все до конца.

И дело не только в Абу-Мазене. Продолжение существования «палестинской автономии» является нашим национальным позором, и плевком нам в лицо. И чтобы плевки не подсохли, «автономия» их регулярно освежает. Буквально накануне выборов 2 марта, пока нас усердно грузили ненавистью к харедим из одного зловонного отстойника, и лозунгами раклобибизма – из другого такого же, абумазеновские пацаны водрузили «палестинский» флаг над крепостью Арома в Шомроне.

Если кто не в курсе, Тель-Арома является одним из древнейших исторических памятников нашей национальной истории. Это хасмонейская крепость, защищавшая северную границу царства потомков Маккавеев от живших неподалеку самаритян. Но первая иудейская крепость была основана там еще в эпоху Судей. Основана Элимелехом, сыном Гидеона, одной из самых мрачных личностей нашей истории – но известного тем, что ему принадлежит первая попытка создать царство и единое государство.

«Палестинский» флаг над Аромой – красивейшим местом к югу от Итамара в Шомроне (я поднимался в эту крепость, и знаю не понаслышке) – вместе с продолжением существования «автономии» под руководством убийцы Абу-Мазена является нашим величайшим позором и стыдом. И мы должны об этом помнить, вспоминая правильными словами убитых 11 спортсменов.

Posted by Michael Lobovikov on Saturday, September 5, 2020

Да будет благословенна их память!

ИЗ ВИКИПЕДИИ

Авимелех — сын наложницы Гидеона, который после смерти своего отца убедил жителей Шхема поставить его царём.

Согласно книге Судей, затем он убил семьдесят своих братьев, которые жили в доме своего отца в Офре. В живых остался только младший — Иофам, которому удалось бежать. По этому поводу Иофам произнёс шхемлянам сатирическую притчу о деревьях, избирающих царя.

После нескольких поражений при осаде города Тевеца он был смертельно ранен в голову обломком жернова, брошенным некой женщиной с кровли тевецкой башни. Чтобы не сказали, что его убила женщина, он велел своему оруженосцу пронзить его мечом.

После его смерти Шхем с окрестностями стали израильскими.

По мнению некоторых библейских критиков, в самом имени «Авимелех» содержится символическое указание на роль этого лица в истории израильского народа: он был «отец царя», то есть основатель царской власти, первый судья, присвоивший себе титул «мелех» (царь), который был узаконен лишь впоследствии, со времени Саула.

Уроки Мюнхена: уже забыты или еще не усвоены?

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий