Бокер тов, Зина!

0

У каждого из нас – вагон и маленькая тележка историй, происходивших на заре олизма-хадашизма. Пора их за ушко – да на солнышко

Зинаида ВИЛЬКОРИЦКАЯ (Мадам Вилькори)

 

1993-й год. Я хожу в ульпан и для практики подрабатываю у коренных израильтян. С ними не соскучишься и платят неплохо.

– Бокер тов, Зина! – Лия, одна из моих работодательниц, всегда звонит по делу. Каждое нынешнее дело – важнее предыдущего. – Ты умеешь пирОшким? – так Лия называет пирожки. – Вечером у меня – гости из Италии. Я пообещала им пирОшким с яблоками. Ты сделаешь дома и привезешь? Ах, твоя мама сделает, а ты привезешь? Когда? Сегодня после четырех? Отлично. Я на работе, ключ у тебя, деньги на столе. Возьми, сколько нужно.

Утром следующего дня Лия снова звонит. И снова по важному делу.

– Бокер тов, Зина, пирОшким твоей мамы были слишком вкусные. Я передумала угощать ими гостей. Я все съела сама. Что ели мои гости? Я заказала им пиццу! Настоящие итальянцы любят пиццу и оперу, поэтому сегодня у нас – домашний концерт. Ат йодаат ленаген? Нужен аккомпаниатор!

Знали бы вы, КОМУ я аккомпанировала на синтезаторе… Певице из «Ла Скала»! Фамилию не скажу. Все равно не поверите.

Лия – владелица бюро переводов. Знает иврит, идиш, румынский, английский, французский, итальянский, немецкий, испанский, а вот русский… Тогда – не теперь. В далеком 1993-м великим и могучим владели немногие. Это потом его выучили все. Даже лингвистически-непробиваемый Нисим – из магазина одежды – освоил «свэдр», «пыджяма», «кохта» и «бруки». Правда, вместо «помЕррай» он говорил «померрАй», но все его понимали. Мерили свитера, пижамы, кофты, брюки и не помирали.

– Бокер тов, Зина! Мне срочно нужен кто-нибудь из Киева! Ты случайно не оттуда?

– Нет. Я не из Киева. Я из краёв запорожских.

– Жа… Па… Джапа… ДжяпарОжжи? Это слишком длинное название, поэтому мне нужен только Киев!

– Раз нужен, найдем! Для чего он нужен?

– Там говорят на особом языке. Не на русском. Мне надо перевести одно слово.

– Всего одно? Нет проблем! Переведу.

– Зина! Зина! Зина! – восторгается Лия. – Ты знаешь киевский язык?!

– Украинский? В совершенстве! Я училась в украинской школе и до сих пор не в силах забыть «Лiвшиць, до дОшки!»

– Ма зе «Лившиц»? Твоя девичья фамилия? О, дадОшки, пирОшки, картОшки! – хохочет Лия. – Говорю это слово. «А-ги-Э-у».

– Что-что?

– АгиЭу! – повторяет Лия.

В Киеве, конечно, говорят «на особом» языке», но не до такой же степени.

– Как ты сказала? АгиЭу? Ты уверена, что «агиэу» – украинское слово? Такого слова нет и быть не может.

– Есть оно! Есть! Почему-то его никто не знает! Мы над ним третий день всем мисрАдом бьемся! Никто из нас не знает ни русский, ни киевский! Выручай!

Третий день? Всем мисрАдом? В состав «мисрАда», то бишь, офиса, входил Лиин соратник Авигдор, старший-куда-пошлют Шимон и сама Лия. Расследование зашло в тупик, но кто сказал, что будет просто?

– Как это слово звучит в контексте? – спрашиваю. – Что написано рядом с этой «АгиЭу»?

– БолодЫмыр написан! – отвечает Лия. – «БолодЫмыр, одруженый с АгиЭу»…

– Как это слово пишется? – возглавляя отдел расследований, не забываем, что средства связи 1993-го крепко отличались от нынешних. В те далекие времена не было мобильников с ватсапами, чтобы заснять и переслать. – Ну-ка, продиктуй по буквам…

– «БолодЫмыр» по буквам?

– «АгиЭу» по буквам! Бли БолодЫмыр! Без БолодЫмыра!

– Эйч, эй, джей, ай, – диктует Лия, – си им макель баэмца вэ макель им эфес.

И у владельцев бюро переводов случаются трудности с непереводимым материалом, но дилетанты им в помощь. Английское «эйч» выглядит как «Н». «Эй» – как «А». «Джей» – как «д» прописное… «Си с палкой посередине» – украинское «є»… «Палка с нолем» – это может быть только «ю»… Записываю, что получилось – и начинаю хохотать.

– Лама ат цохекет? Зе лё цхок! Почему ты смеешься? Это не смешно! – возмущается Лия.

– Зе кен цхок! Это да, смешно! – отвечаю. – И не агиЭу, а Надією. НадИею!

– Ма зе? Что это?

– Имя женщины. Надія – по-украински, Надежда – по-русски…

– Вау! Кен! Кен! Кен! Зе шем шель иша? Надия? Это имя женщины? Надия? Я ей и БолодЫмыру свидетельство о браке перевожу.

– Они женятся? – спрашиваю.

– Они разводятся! У них судебный процесс. Мы переводим для них документы. Поможешь?

…Вот тебе и «Бокер тов, Зина!» Семьдесят девять страниц бракоразводного процесса БолодЫмыра и Надии переводила вся наша семья – папа, мама, муж и я. Переводили с украинского на русский, а Лиина контора – на иврит. Как они умудрялись без знания русского? Секрет этой фирмы. Большой-большой секрет.

А кроме секретов, существуют сюрпризы. На последней, семьдесят девятой странице наших интеллектуальных трудов Надия и БолодЫмыр передумали разводиться. Мы так за них обрадовались, что даже не взяли денег за перевод!

Новую книгу Мадам Вилькори «Подарок на счастье» вы можете приобрести, заказав по адресу [email protected]

Этот странный "русский" ковроед

Добавить комментарий