Атомный конструктор номер один

0

В советской стране знали имена своих выдающихся конструкторов самолетов, танков, артиллерийских орудий, стрелкового оружия… Но имя атомного конструктора СССР номер один Давида Абрамовича Фишмана было известно немногим: оно было ведомо лишь руководству государства и обладателям высшей категории допуска к военным тайнам — кадровым специалистам ядерного оружейного комплекса

Семен КИПЕРМАН

История отвела ему место и время в своем летоисчислении: даты его рождения и смерти полностью совпадают с годами существования «первого в мире государства рабочих и крестьян». Фишман был не только ровесником великой эпохи, но и ее творением, а затем и одним из творцов, став мэтром в закрытом от широкой публики деле разработки советских ядерных вооружений.

Родился он 21 февраля революционного 1917 года в городе Тетиев (ныне — Киевской области) в семье железнодорожного служащего. Биография Фишмана – это история советского Атомного проекта со времен разработки первой советской атомной бомбы и первой водородной.

Трудовую деятельность Давид начал слесарем-инструментальщиком в оружейно-механических мастерских ГПУ в Киеве. В 1934 году поступил на третий курс Харьковского индустриального рабфака, окончил его и поступил в Киевский индустриальный институт. В январе 1941-го с отличием окончил вуз по специальности “инженер-механик”, был направлен на Кировский завод в Ленинград инженером-конструктором.

С началом Великой Отечественной войны занимался дизельным производством на Кировским заводе, эвакуированном на Урал. В Свердловске Д.А.Фишмана назначили на должность руководителя-конструктора группы на заводе номер 76. В 1945-м стал заместителем начальника группы на заводе номер 100 в Челябинске.

После окончания войны Фишман вернулся в Ленинград. В августе 1948 года его перевели в атомное КБ-11 при лаборатории номер 2 в Арзамасе-16. Последовательно занимал должности старшего инженера-конструктора, руководителя группы, начальника отдела, заместителя начальника сектора, начальника сектора, первого заместителя главного конструктора ВНММЭФ. Со временем стал одним из руководителей этого старейшего центра разработки советского ядерного оружия. Участвовал в испытаниях первой советской атомной бомбы в 1949 году, затем и первой водородной.

Суть деятельного “атомного“ конструктора в корне отличается от других представителей этой профессии специфическими особенностями столь своеобразных и тонких систем, как ядерные и термоядерные боеприпасы. Формальной вершиной карьеры для Давида Абрамовича стал пост первого заместителя главного конструктора зарядного конструкторского бюро Всесоюзного НИИ экспериментальной физики в Сарове (КБ-1). Достиг он этого поста весьма молодым — в 42 года, и пребывал на нем тридцать два года, вплоть до своей кончины накануне 74-летия. Фишман вошел в узкий круг руководителей и организаторов отечественной ядерной оружейной работы как равный среди равных. Местом его пребывания стал центр разработки ядерного оружия в Арзамасе-16 (Сарове), ныне имеющий статус Российского Федерального ядерного центра (ВНИИЭФ). На пике своей профессиональной активности он стал весьма известен и даже знаменит, но, так сказать, “секретно”: его знали только те, кому положено было знать. И даже на удостоверении Героя Социалистического Труда, выданному ему, не было фото: вместо него был проставлен официальный штамп “Действителен без фотографии”.

Фишман обладал уникальным даром конструирования, был бесспорным лидером среди самых высокопрофессиональных специалистов. Его напористость, умение вовлечь сотрудников в поиск выхода из положения помогали находить нужные решения. За участие в разработке новых образцов атомных зарядов Давид Абрамович в 1951 году был награжден Сталинской премией и орденом Трудового Красного Знамени. Приезжавшие летом на полигон в Семипалатинск узнавали названия некоторых производственных зданий по расшифровке имен руководителей групп, проводивших в них работы: ВИА — Владимир Иванович Алферов, МАЯ — Мальский Анатолий Яковлевич, ДАФ — Давид Абрамович Фишман. Что означало: имена этих людей уже ”широко известны в узких кругах”. Скажем, о роли молодого инженера Фишмана в этой сфере свидетельствовало то, что при испытании и первого, и второго ”изделия” сборка активных инициаторов на полигоне и их установка в бомбы были поручены именно ему.

В 1955 году в КБ-11 состоялось важнейшая структурная перестройка: возникли тематические КБ-1 и КБ-2. Фактическое руководство разработкой ядерных и термоядерных зарядов в оружейном центре легло на плечи Фишмана, назначенного первым заместителем руководителя КБ-11 Юлия Харитона. Он занимался преобразованием конструкторских подразделений, руководствуясь только интересами дела. Любую новую задачу, которая попадала в сферу его внимания, Фишман постигал с такой тщательностью и дотошностью, что становился и в этой области признанным специалистом.

Он очень интересовался технологической стороной производства, понимая, что именно в этом — ключ к успеху. Не мыслил для себя новую разработку, если она не была достаточно обоснована. Один из его принципов — приоритетность разработки зарядов для стратегических систем оружия. Именно за участие в их разработке и испытании ему была присуждена вторая Сталинская премия.

В 1954-м за широкое внедрение научных открытий и передового опыта новаторов Фишман был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В выделившемся из состава КБ-11 новом КБ НИИ-101 его конструкторский отдел возглавил Давид Абрамович. К этому времени относится начало проектных работ, связанных с созданием головной части с водородным зарядом для межконтинентальной баллистической ракеты. В 1956 году за участие в разработке заряда для первой межконтинентальной ракеты Д.А.Фишман был награжден орденом Ленина. В следующем году заряд был успешно испытан, после чего конструкторские работы перешли в стадию широкомасштабной отработки. Фишман стал одним из основоположников принципов и правил конструирования отработки и унификации принципиально новых узлов атомных и термоядерных зарядов. Под его руководством и при участии были созданы высоконадежные конструкции зарядов для межконтинентальных баллистических ракет, разработанных С.П.Королевым.

В 1958 году Фишман защитил кандидатскую диссертацию, в 1963-м – докторскую, в 1978-м стал профессором. В 1959 году назначается первым заместителем главного конструктора ВНИИЭФ и до конца жизни руководит конструкторами зарядного КБ-1, КБ-11.

Как ответ на развитие в США работ по противоракетной обороне в середине 1960-х годов начался поиск ответных мер. Различные коллективы разрабатывали проекты по нескольким направлениям. Д.А.Фишман возглавил работы по одному из них. Как показала жизнь, именно оно позволило получить достаточно высокие характеристики стойкости зарядов. Не существовало строгих доказательств того, по какому пути должна идти их разработка. Выбор делали на основании аргументов, которые казались наиболее весомыми. Заслуга Давида Абрамовича еще и в том, что для оснащения комплексов ракетных войск стратегического назначения (РВСН) были разработаны и переданы на вооружение армии ядерные заряды, которые в наибольшей степени отвечали требованиям к современному стратегическому оружию. В них заложены качества, которые могут иметь решающее значение в случае подготовки каким-либо государством ракетного нападения.

Значительны заслуги Давида Абрамовича и в области повышения безопасности ядерных зарядов. Многие годы он возглавлял межведомственную комиссию по надежности. Для этого за два года под его непосредственным техническим и организационным руководством была решена важная проблема, имевшая фундаментальное значение для повышения безопасности зарядов: переход на систему электродного инициирования, основанной на безопасных мостиковых электродетонаторах (БЭДах). Как при любом прогрессивном решении, в процессе исследований были получены дополнительные данные о технических достоинствах новых узлов, крайне необходимых для улучшения боевых свойств ядерных боеприпасов. Все это требовало проведение новых работ. Для завершения разработок и внедрения новых узлов в производство вновь потребовалась непреклонная воля Давида Абрамовича, его техническая интуиция, решимость всю ответственность брать на себя.

Фишман был Инженером и Конструктором с больших букв. Когда в конце 1950-х — начале 1960-х годов на Урале в НИИ-101 возникла сложная кадровая ситуация (после ухода из жизни заместителя главного конструктора, а затем увольнения с поста главного конструктора — научного руководителя), Фишману было предложено перейти в Челябинск на должность главного конструктора. Но Ю.Б.Харитон заявил категорическое несогласие, поскольку считал, что Давид Абрамович как разработчик ядерных зарядов в тот момент наиболее нужен в КБ-11.

Фишман воспитал целую плеяду превосходных инженеров, часть которых при этом обрела и опыт самостоятельной работы над крупными техническими проектами. Он умел тонко выдерживать грань между функциями наставника и ролью коллеги. Эта его особенность как руководителя способствовала развитию в учениках умения принимать самостоятельные решения в процессе конструирования. Он безусловно был техническим лидером, чуждым ревности к одаренности других и их успехам. Постоянно внушал, что у конструктора высшей ценностью должна быть не сама по себе свежая мысль, а её внедрение. Все время своей деятельности он тащил на себе груз многих технических проблем, и среди них выбирал ключевые.

В 1961-1962 годах был создан широкий класс ядерных зарядов для боевого оснащения вооружения Советской Армии. Именно в 1962 году Фишману было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина. К тому же времени относятся слова академика А.Д.Сахарова о нем:

”В лице Фишмана мы имеем крупнейшего представителя в области конструирования специальных изделий — в этой тонкой, многообразной и необычной, с точки зрения обычного машиностроения, обладающего опытом, чутьем, инициативой, специальными знаниями — четырьмя главными качествами инженера, которые полностью подтверждены научно- технической деятельностью Давида Абрамовича. Он является также прекрасным организатором работы коллектива конструкторов и исследователей”.

Не зря ему была поручена проблема надежности разрабатываемых конструкций. Он до конца жизни возглавлял Межведомственную комиссию по надежности, в состав которой входили крупные специалисты Минатома и Минобороны. В экстремальных условиях действовал четко, сосредоточенно, смело принимал решения. Умел видеть главное в любой проблеме и концентрировать на ней всю свою энергию. Прекрасно зная производство и его возможности, Давид Абрамович хорошо ориентировался в особенностях технологии изготовления наиболее сложных узлов и деталей. При этом очень осторожно относился ко всякого рода усовершенствованиям. Под его руководством и при непосредственном участии было создано, успешно испытано, передано в серию и находится на вооружении большое количество образцов ядерного оружия. Им была создана система конструирования зарядов, в основе которой лежит принцип реализации сбалансированных функциональных, технологических, эксплуатационных стоимостных характеристик.

Перед разработчиками зарядов всегда стоит острый вопрос: с какой точностью в реальной конструкции должна воспроизводится физическая модель? От него требуется организовать масштабный поиск лучших решений, кропотливое изучение технологических проблем, оправданный технический риск, проявлять волю в отстаивании на любом уровне своей позиции, чтобы в конечном счете конструкторские и технологические параметры отличались физическими характеристиками. Параметры ядерных зарядов были поставлены на один уровень с их физическими характеристиками.

Заслуга Давида Абрамовича и в том, что для оснащения комплексов ракетных войск стратегического назначения (РВСН) были разработаны и переданы на вооружение ядерные заряды, которые в наибольшей степени отвечали требованиям, предъявляемым к современному стратегическому оружию. В 1976 году Фишман был награжден орденом Октябрьской Революции за успешные разработки нового вооружения для различных родов войск.

Герой Социалистического Труда, кавалер двух орденов Ленина, ордена Октябрьской революции, двух — Трудового Красного Знамени, лауреат Ленинской премии, дважды лауреат Сталинской премии, Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, Почетный гражданин города Сарова Д.А.Фишман ушел из жизни 3 января 1991 года. Похоронен в Сарове на Аллее почетных жителей города.

"Время евреев" (приложение к израильской газете "Новости недели")

Поперёк Гагарина в космос

Добавить комментарий