Фантомная боль Великого Голода

0

В последнюю субботу ноября Украина вспоминает жертв Голодомора 1932-1933 годов

Светлана ГЛАЗ

 

Их численность по разным источникам от 2 до 10 миллионов. Но разве цифры имеют значение для тех, кто потерял близких, умер, не родился? Голод в республике начался не сразу и не потому, что, как утверждают некоторые историки, 32-й был не урожайным.

…Медики говорят: самая нестерпимая и страшная боль — фантомная боль. Она не проходит и не покидает человека до конца дней его. Орган, который ампутировали, ноет, болит, выворачивает душу наизнанку. Не дает уснуть ни днем, ни ночью, напоминая живому организму, что он был, действовал. Без него тело стало калекой. А в короткие часы сна, он обязательно присоединяется к телу и тогда оно, здоровое и бодрое, снова действует и полноценно живет. Но только до пробуждения. Чтобы тело помнило — после каждого сна появляется снова фантомная боль. И так до бесконечности.

Для украинского народа такой фантомной болью стал Голодомор 1932-1933 годов. Голод страшный, опустошающий, убивающий стариков, детей, животных, превращающий людей в монстров, поедающих собственных детей. В десяти тысячах деревень и сёл от юга Украины до её западных границ, только за год умерли от голода миллионы людей. Не родился миллион детей, а средняя продолжительность жизни украинцев в тот период была 7,3 года у мужчин и 10,9 у женщин. Голодомор 1932-1933 годов унес жизней в 8 раз больше, нежели великий террор 1937-1938 годов. Это выводы французских ученых, которые изучают причины и последствия событий прошлого века и которые говорят, что за всю историю современной цивилизации подобных демографических показателей не было. Последствия украинской катастрофы ощутимы и сегодня.

Историки и исследователи Голодомора едины в том, что голод был создан тоталитарным режимом того времени искусственно и направлен на уничтожения сильного класса общества — украинского крестьянства. В нем Сталин видел ту силу, которая вот-вот могла выйти из-под контроля и создать прецедент неповиновения в других регионах зарождающейся империи развитого социализма, а затем и коммунизма, где будут все равны, где не будет денег, а все блага для всех. Но это будет потом, в необозримом будущем, а пока Сталину и его молодому государству (в общем-то еще и не государству, только в 1934 году за миллиарды тонн отборного зерна, которое СССР продало Америке, она признала факт существования государства) нужен был хлеб, чтобы расплатиться за индустриализацию, чтобы показать Европе свою мощь и силу. А значит зерно. Много зерна. В те годы главными житницами были Кубань, районы Поволжья и Украина. Сотни резолюций и распоряжений полетели в Украину, согласно которым крестьяне должны были обеспечить сдачу миллионов тонн отборного зерна. Забирали все, даже неприкосновенный запас – зерно, предназначенное для посева нового урожая. Но этого было мало и осенью 1932 года – в годовщину октябрьского переворота, в украинских селян забирали уже не только посевной материал, но и оставшеюся муку, овощи, фрукты, соления к столу городских рабочих. Так начался голод. Умирали семьями, улицами, сёлами. Вдоль обочин и во дворах лежали тела детей, стариков, мужчин, женщин. Собирать, вывозить и хоронить трупы, было некому. Немногие, оставшиеся в живых свидетели тех страшных событий говорят, что в деревнях не осталось ни собак, ни кошек. Ели даже мышей. Траве и листьям, которые появились весной 33-го, так и не дали вырасти. Лобода, крапива, одуванчики, конский щавель спасли жизнь многим, но не всем. Пик смертей как раз и выпал на весну 33-го: каждую минуту в Украине умирало 17 людей, в час – тысяча, 25 тысяч ежедневно. Были первые случаи людоедства.

Советская власть того времени говорит о засухе и неурожае 1932 года. Это неправда. Урожай был и хороший. Если бы его было чем и кому убирать, и было на то распоряжение расторопных уполномоченных от партии, голода удалось бы избежать. Но коллективизация забрала у работящих и потому не бедных селян, инвентарь и землю. И главное, лишила смысла крестьянской жизни — пахать эту землю, получать несравнимое ни с чем, удовольствие кидать в рыхлый чернозём зерно, видеть, как пробивается и наливается колосок. Как хозяин, прижимая каравай, обязательно к груди, мозолистой рукой режет первую скибку хлеба нового урожая, как многочисленная семья, а в украинских деревенских семьях детей было и восемнадцать, садится за стол, а запах свежего хлеба стоит по всему селу. Все это убила советская власть. Как писал американский исследователь Голодомора Джеймс Мейс, «принудительная коллективизация была трагедией для всего советского крестьянства, но особенно украинского, ибо она закончилась страшным голодом».

Читайте в тему:

Секрет коричневой папки

Непокорных селян, которые отказывались вступать в колхозы, советская власть сослала в Сибирь. Те, что смирились — нищенствовали. У них конфисковали весь инвентарь, лошадей, коров, свиней в пользу коллективного хозяйств. Моя бабушка из семьи зажиточных хуторян на Сумщине рассказывала, что работали на «трудодни». Денег никто из колхозников не получал. Так пришел конец украинскому селянству. И оно восстало. Восстания прошли в Украине и в тех районах Кубани, где большинство населения составляли этнические украинцы. Более 30 тысяч добровольцев из предприятий Питера и Москвы были посланы в Украину «усмирять» бунтарей. Усмирили. Большим голодом. Сталин ничего и никому не прощал. Не простил он и украинскому крестьянству желание жить свободно на своей земле, крестьянству, которое не понимало, что значит сообща обрабатывать свою землю. Не понимал селянин, который впитал любовь, и преклонение перед землей-кормилицей с молоком матери, почему должен делиться этой землей еще с кем-то? Великий кормчий не простил Украине Симона Петлюры, Нестора Махно, национализм нации. И ударил по полной программе: по украинцам, русским, евреям, полякам, чехам, казахам. Пострадали все, кто жил тогда на территории республики. Ну, чтобы и остальным неповадно было противиться ему. Он знал, что покорить любого человека можно самым страшным оружием – голодом. А если и не покорить до конца, то обессилить точно. И он применил это нечеловеческое оружие и выдал лицензию на смерть. А в подтверждение того, что урожай был, говорит и приказ Сталина известный в народе как 7-8, то есть, от 7 августа 1932 года, закон о трёх колосках, которым запрещалось заходить на поля и собирать якобы оставшиеся после жатвы колоски. Запрещали, чтобы умирающие от голода крестьяне, не видели, как погибал не убранный на полях урожай. И придержали его до самых страшных дней 1933.

В то же время была запрещена всякая торговля промышленными товарами в украинских селах, приостановлено снабжение сельских магазинов любыми товарами. До десяти лет сибирских лагерей, а то и расстрелом, каралась попытка заплатить за работу крестьянина в колхозе хлебом, если эти колхозы не выполнили план хлебосдачи государству. Удельный вес украинского зерна в общесоюзном объеме хлебосдачи составлял более трети и превышал плановые задачи Северного Кавказа, Казахстана и Московской области. У крестьян отобрали паспорта, а в больших городах выставили кордон из военизированных отрядов питерских добровольцев, которые получили приказ стрелять на поражение. Поражением были бедные селяне, которым чудом удалось бежать из деревень, но не от смерти.

Глубокий след оставил Голодомор 1932-1933 годов в истории Украины и его гуманитарные последствия не сравнимы ни с чем. Антиукраинская направленность его – самое жестокое оружие массового уничтожения и угнетения селянства, которое когда-либо применялось тоталитарным режимом. Речь идет о глобальной гуманитарной катастрофе в истории всего человечества.

В 1989 году в Украине начала работу комиссия, которая расследовала причины Голодомора. Ее возглавил профессор шведского Института общественного и международного права Якоб Сандберг. Комиссия пришла к выводу, что посредством голода Кремль не только навязывал несвойственный образ жизни украинскому крестьянству, а и выделил главное в этом терроре – Голодомор в Украине квалифицирован, как геноцид. Впервые ученые пришли к такому заключению. До этого понятие геноцид употреблялось только к событиям Второй мировой войны, когда нацисты целенаправленно уничтожили шесть миллионов евреев. Собственно, конвенция о предупреждении геноцида, наказание за него и было принято 9 декабря 1948 года относительно уничтожения евреев. Профессор Сандберг считает, что изучение Голодомора 1932-1933 годов актуально и сегодня потому, что речь идет не только об изучении исторического аспекта, но и самом понятии «феномена» тоталитаризма, ксенофобии, расового и этнического неравенства, которые существуют и сегодня. Актуально и теперь изучение геноцида украинского селянства потому, что у Сталина голод 1932-1933 годов был средством поставить Украину на колени. Результат — миллионы невинных смертей. Международное сообщество поддержало решение украинского правительства от 2006 года о признании Голодомора геноцидом украинского народа. Таких стран 26.

Люди должны научиться понимать и принимать свою и чужую боль, как общую. В моей семье были участники трагедии с обеих сторон: дед принудительно записался в колхоз и стал членом сельсовета. Участвовал в хлебосдаче. Но пришло время, когда у крестьян взять было нечего, и он отказался забирать то, что припрятали соседи на самый-самый черный день. В ту же ночь его арестовали. Ни слуху, ни духу долгих три года. Хорошо, что вообще живым вернулся. Моя бабушка и мама выжили чудом, а две тёти умерли весной 33-го. Рассекреченные архивы донесли до нас имена руководителей и сошек рангом пониже, покончивших жизнь самоубийством. Хоть это поняли — в какую страшную игру они играли и нашли в себе силы прекратить ее ценой собственной жизни. Хотя, цена такой жизни и на копейку не тянет. В 2010 году Апелляционный суд Украины осудил за искусственно созданный голод в Украине, повлекший за собой миллионы смертей украинцев, организаторов этой страшной трагедии: Сталина, Молотова, Кагановича Постышева, Хатаевича, Косиора. Но дело было тут же и закрыто в связи со смертью обвиняемых.

Без глубокого изучения и осмысления невозможно понять происходящее в 1932- 1933 годах и задачи нынешних поколений восполнить пробел в изучении Голодомора, расширить информационное поле, посредством которого и надо донести до всего человечества трагедию народа. Сейчас в Израиле репатриант из Украины, режиссер Дим Амор работает над созданием фильма о Голодоморе, цель которого донести правду украинского народа израильтянам. Фильм выйдет на иврите.

Несколько лет тому назад, на севере Израиля работало радио, где автор этих строк была шеф-редактором украинской редакции. После эфира о Голодоморе, позвонил житель Акко и сказал вот что, повторяю почти дословно:

«Во время Второй мировой войны мою бабушку еще девочкой спасла украинская семья, родители ее погибли. Она мне много рассказывала из того, что помнила. Потом и сам многое узнал об истреблении шести миллионов евреев. Это страшно. Но когда узнал, что в мирное время от своих погибли миллионы сограждан – заплакал. Я седой человек заплакал. Я понимаю трагедию украинского народа. Главное, чтобы она не умирала в сердцах самих украинцев».

Были люди, которые пытались помочь украинцам и в те страшные голодные годы, но им не позволила сделать это власть. Вот несколько примеров из истории и интервью, которые были у меня для мировых СМИ.

Украинский литератор Иван Стефанык, который во время голода жил во Львове и получал стипендию для обучения в российском посольстве от правительства Польши, сказал однажды российскому послу, что стали появляться люди из центральной Украины. Они рассказывают о страшном голоде там и о людях умирающих целыми семьями, что есть случаи людоедства. Стефаныку предложили выступить в западной прессе и заявить, что все это неправда, что в Украине нет никакого голода. Он отказался, и российское посольство запретило Стефаныку получать стипендию из Польши. На помощь пришел граф Андрей Шептицкий, который и оплачивал учебе студента. Из воспоминаний председателя общества «Украинцы Израиля» Богдана Безручка:

«В Западной Украине, откуда я родом, все знали и понимали, что происходит в центральных областях республики. Готовили телеги с мукой, зерном, едой, чтобы переправить нуждающимся. Польские пограничники, видя эти обозы, давали возможность переправить их на небольших плотах по речке Збруч. Советские пограничники расстреливали селян в упор. Были перебежчики, но их стразу же вешали и пускали прямо по речке. Если кто в нашем регионе тогда говорил о голоде, тому в рот заливали цемент. Мы знали об этом, но боялись говорить. За одно слово "голод" исключали из вузов, сажали в тюрьмы».

Эдуард Верблянский, артист и израильско-украинский предприниматель в 90-х годах, рассказал:

«Впервые услышал о Голодоморе от отца. Много позже, когда принимал участие в концерте вместе с Тарасом Петриненко, известным украинским певцом, собирателем народного фольклора, услышав в его репертуаре «Колыбельную», где мама поет одному из сыновей «вставай, синку, їсти Гриця» пришло понимание того, что происходило на самом деле. Я был шокирован песней, смелостью Тараса и трагедией своего народа».

В последние годы многое делается общественными деятелями и в Украине, и во всем мире, чтобы восторжествовала правда, а виновные были наказаны. Увы, второе невозможно, они уже в могилах. В 2016 году президиум израильского Кнессета включил в повестку дня вопрос о признании Голодомора геноцидом украинского народа. Это случилось после визита израильских политиков в Украину и посещения Мемориала памяти погибших от Голодомора в 1932-1933 годах. Почетный консул государства Израиль в Западном регионе Украины Олег Вишняков, активно участвовавший в разъяснении сути Голодомора израильской делегации, которая включала трех вице-спикеров Кнессета, вспоминает.

— После визита делегации в киевский Национальный музей «Мемориал жертвам Голодомора», израильские парламентарии были шокированы увиденным и глубоко прониклись трагедией украинцев. Факт того, что израильские парламентарии понимают необходимость принятия подобной резолюции, делает наши народы ближе. Предложение было внесено в парламент депутатом, вице-спикером Кнессета Навой Бокер.

В 2019-2020 годах вопрос регулярно обсуждался на самом высоком политическом уровне в еврейском государстве и на встречах глав двух стран. Однако резолюция пока не принята.

— Я буду всячески способствовать решению этого вопроса. Израиль всегда выражал поддержку Украине и разделял ее боль. В Израиле своя трагедия — Холокост и именно эта страна, как никакая другая, понимает страдания украинского народа, — отметил Олег Вишняков.

Правда о Голодоморе должна пробиться через все преграды, а память сохраняться в сердцах самих украинцев. И, по большому счету, дело не в памятниках и книгах памяти, которые воздвигнуты, написаны и будут еще сооружены и написаны, а дело в самих украинцах. Если их правнуки в последнюю субботу ноября зажгут свечи, помолчат, вспомнят умерших — значит, нынешнее поколение прожило не зря. Значит кое-что сделано, чтобы помнили тех, чья судьба отдается фантомной болью в душе Украины.

Великая казахская трагедия

Добавить комментарий