ЯХАЛ идет по следу. И просит о помощи

0

Руководители Кинологического подразделения по поиску и спасению пропавших (ЯХАЛ) с горечью констатируют, что после начала эпидемии прекратился поток пожертвований, получаемых в Израиле и из-за рубежа, и организация оказалась на грани финансового краха. Если в ближайшее время не удастся собрать 500 тысяч шекелей, ЯХАЛ, скорее всего, прекратит существование

Петр ЛЮКИМСОН

Для тех, кто не знает: амута ЯХАЛ была создана в 2000 году, в дни второй интифады, репатриантом из США Майком Бен-Яаковом и за эти годы помогла в поисках и установлении судьбы нескольких тысяч человек.

— Я репатриировался в 18 лет по сионистским убеждениям и почти сразу стал думать, чем могу быть полезен моей стране в качестве волонтера, — рассказывает Майк. — Поначалу вошел в число добровольных помощников пожарных, и однажды нас привлекли к поиску юноши, пропавшего в Иудейской пустыне. Когда мы приехали на место, там уже были сотрудники кинологического отдела полиции "Окец" со своими собаками. Они покрутились на месте несколько часов и ретировались — было видно, что их собаки не обучены искать людей в подобных условиях, и они явились просто для проформы. Но я точно знаю, что специально обученная собака-следопыт может найти пропавшего. И я решил создать ЯХАЛ.

Сегодня в восьми разбросанных по стране собачьих питомниках ЯХАЛ содержится 50 "профессиональных" собак-следопытов, еще 300 проходят обучение — оказалось, что обучить поиску пропавших можно далеко не каждого пса, для этого нужен особый талант. За животными ухаживают около 300 добровольцев, но костяк организации составляют 50 человек. Почти все — репатрианты из англоязычных стран, живут в поселениях Иудеи и Самарии, а головное подразделение ЯХАЛ находится в Кфар-Тапуах.

Несмотря на то, что к помощи ЯХАЛ часто прибегают и полиция, и армия, и спецслужбы, официально организация является амутой, существующей на частные пожертвования. Как уже было отмечено, с началом эпидемии коронавируса приток пожертвований почти прекратился, и ЯХАЛ, , как и многие другие некоммерческие организации, оказалась на грани банкротства.

— При этом, как ни странно, с марта работы у нас прибавилось, — говорит Бен-Яаков. — Почти ежедневно поступают сообщения об исчезновении людей. Как всегда, много случаев, связанных с уходом из дома пожилых людей, страдающих деменцией, душевнобольных или подростков, поссорившихся с родителями. В результате эпидемии резко выросло число людей, впавших в депрессию, и многие из них уходят из дому, чтобы найти уединенное место и покончить с собой. Увы, далеко не всех мы находим живыми. Если начистоту, то очень часто, к сожалению, приходим слишком поздно. И даже если находим безжизненное тело, это тоже очень важно, ведь для семьи пропавшего без вести нет ничего хуже неизвестности. Но трудно выразить, какое ты испытываешь чувство удовлетворения, когда благодаря нашим собакам удается спасти чью-то жизнь.

Да вот совсем недавний случай: пропал 35-летний мужчина. Как рассказали родственники, три месяца назад он потерял работу, с пособием по безработице возникли какие-то неясности, и у жены возникло ощущение, что он подумывает о самоубийстве. Мы приступили к поискам, собака почти сразу взяла след и потащила нас в сторону рощи. Мы обошли все вокруг, никого не нашли, собрались уходить, но собака тянет нас дальше, мечется, как сумасшедшая, и в итоге приводит к какому-то сарайчику. На полу сарайчика мы его и нашли. Мужчина был без сознания, вокруг валялись пустые облатки из-под лекарств. Естественно, мы тут же вызвали медиков, и те спасли ему жизнь. Хотя, по их признанию, если бы его не вытошнило после приема таблеток, сделать было бы уже ничего нельзя.

— Но ведь то, о чем ты рассказываешь, — это работа полиции!

— Да, но есть нюанс. Обычно, получив сообщение об исчезновении человека, полиция размещает в интернете объявление с его портретом и приступает к поискам. Однако она крайне редко прочесывает местность так, как следует, и обычно через пару часов докладывает, что поиски, увы, оказались безуспешными. Включая и случаи, когда привлекают кинологов. Мы же можем вести поиск сутками, если надо, ночуем в любых условиях. И если в течение недели не удастся получить результат, периодически возобновляем розыск пропавшего. Кроме того, мы натренированы не только на поиск, но и на спасение людей, оказавшихся в беде. Хотя, конечно, в этом случае вызываем профессиональных спасателей, а пока они появятся, делаем, что можем.

— У вас бывали конфликты с полицией?

— Я бы не стал называть это конфликтами. Так, взаимное непонимание. К примеру, помнишь, как несколько лет назад убили менялу валюты из Бат-Яма Меира Леви? Застрелив его, убийца отвез тело в городскую промзону и спрятал. Полиция объявила Леви пропавшим без вести, и мы подключились к поискам. Когда наши усилия сосредоточились в определенном районе промзоны, в полиции сказали, что они там уже искали, ничего не нашли и едва ли не потребовали от нас покинуть данный район. Но наши собаки уперлись, вместе с ними уперлись и мы и, в конце концов, нашли тело.

У каждого добровольца ЯХАЛ свой опыт и свои воспоминания. Репатриант из Канады, ныне житель Иерусалима Моше Биньямини, включился в работу организации два года назад, приезжает в питомник четыре раза в неделю и говорит, что уже просто не мыслит себя без ЯХАЛ.

— Здесь один день не похож на другой. Есть периоды, когда все спокойно, и мы занимаемся только тренировками, но потом вдруг приходят сообщения сразу о нескольких пропавших. Я уже не раз принимал участие в поисках, находил людей, но, увы, пока ни разу живых.

— А какой случай запомнился больше всего?

— Исчезновение пожилой женщины из Ашдода. Мы искали ее в течение нескольких дней, но тщетно. Несколько раз возвращались к поискам, вновь и вновь прочесывали окрестные рощи и подлески. А спустя несколько месяцев нас привлекли к поиску пропавшего без вести парня. Я вместе с другими ребятами брел по лесу и вдруг наткнулся… на человеческий череп. Как потом показала экспертиза, он принадлежал той самой женщине.

— Не знаю, остался бы я в Израиле, если бы не ЯХАЛ, — признается 19-летний Барам Мэйло. — Когда приехал, колебался. Но потом попал сюда, в первый же день принял участие в поиске пропавшего парня и хорошо помню радость, то потрясающее ощущение, которое охватило всех нас, когда мы нашли его живым и здоровым. Потом были другие поиски — уже немолодого мужчины. Я шел рядом с его сыном, который пребывал в совершенном отчаянии и время от времени начинал кричать "Папа! Папа!" И я внезапно ощутил всю глубину горя, которое испытывают близкие пропавших, понял, как важно найти их — живыми или мертвыми. К сожалению, того мужчину мы так и не нашли. Но время от времени возобновляем поиски. Для меня оказалось очень важным, что в ЯХАЛ собрались совершенно особые, замечательные люди, подобных я раньше не встречал. Они стали моей новой семьей и помогают буквально во всем — в изучении иврита, с жильем, улаживают за меня всякие проблемы с МВД и другими ведомствами. Мне думается, ЯХАЛ — одна из тех организаций, которые и делают Израиль таким, какой он есть.

Майк Бен-Яаков тем временем возвращается к разговору о трудностях, которые переживает его детище.

— Содержать и тренировать сотни собак не только непросто, но и очень недешево, — поясняет он. — Я сейчас ищу хоть какой-то выход из положения, один из них заключается в том, чтобы резко сократить число наших питомцев. Часть из них можно раздать — таких псов люди возьмут с радостью. Но ведь это существенно снизит эффективность наших действий. Чем больше собак ты выводишь в поиск, тем лучше — это элементарно.

Остается надеяться, что призыв ЯХАЛ о помощи будет услышан. Хотя о помощи в наши дни взывают и множество других амутот — помогающих малообеспеченным семьям, детям с ограниченными возможностями, онкологическим больным… И как тут выбрать, кому из них помочь в первую очередь?!

P.S.

По статистике, за время существования Израиля пропали без вести 529 человек. Ежегодно этот список пополняется 30-32 именами людей, которых после длительных поисков так и не нашли. Стоит отметить, что большинство пропавших находит полиция. С момента, когда она официально прекращает поиск пропавшего, эта задача целиком ложится на семью. Но для ЯХАЛ не существует срока давности.

"Новости недели"

Собаки в роли диагностов

Добавить комментарий