Эффект Элькина

0

Туман на политической арене Израиля начнет развеиваться лишь перед выборами, поэтому строить какие-либо прогнозы по поводу будущего расклада сил в Кнессете — дело заведомо неблагодарное

Петр ЛЮКИМСОН

 

Скажем, могли ли мы предполагать, что министр водного хозяйства и высшего образования Зеэв Элькин объявит о выходе из "Ликуда" и присоединении к партии Гидеона Саара "Тиква хадаша"? Впрочем, этого не мог предположить никто. На протяжении многих лет Элькин входил в ближайшее окружение премьера. Он сопровождал его во время поездок в Россию, он является хранителем многих его тайн, в качестве одного из руководителей предвыборного штаба "Ликуда" в течение трех предвыборных кампаний он хорошо знает, как мыслит Нетаниягу. Полтора года назад Нетаниягу горячо поддержал кандидатуру Элькина на пост мэра Иерусалима, хотя понимал, что это априори проигрышный вариант.

Обвинения, которые Зеэв Элькин бросил главе правительства в ходе заявления о выходе из "Ликуда", необычайно тяжелы. Он заявил, что Нетаниягу втянул Израиль в четвертые выборы за два года только исходя из личных интересов, прежде всего, из желания воспрепятствовать назначению на пост госпрокурора ставленника Ави Нисанкорена. А далее Элькин сообщил, что, по его наблюдениям, у Нетаниягу, гениальность которого как политика он не отрицает, начались изменения личности, появилась мания преследования, и он просто не должен более оставаться у руля государства.

Уже на следующий день многие журналисты цитировали заявления Элькина по поводу тех или иных действий Нетаниягу и отмечали, что течение всего последнего года — да что там года, недели! — до своего демарша министр водного хозяйства целиком и полностью поддерживал премьера, ввиду чего его последние заявления звучат несколько комично.

В информированных кругах утверждают, что Зеэв Элькин изначально был недоволен второстепенной ролью, которую ему предоставил Нетаниягу в нынешнем правительстве, считал, что достоин большего. Отношения между ним и премьером особенно напряглись после того, как Нетаниягу отказался утвердить назначение близкого друга Элькина и его соученика по иешиве Авиада Фридмана на пост гендиректора компании "Мекорот". На протяжении лет Фридман тенью следует за Элькиным и успел приобрести немалый опыт руководящей работы, но, по словам тех же источников, Нетаниягу заблокировал назначение Фридмана исключительно потому, что тот является братом депутата от "Кахоль-лаван" Теилы Фридман.

Гидеон Саар завел переговоры с Элькиным еще несколько месяцев назад, на первом этапе подготовки выхода из "Ликуда", и в дни Хануки они стали особенно интенсивными. Однако Элькин колебался — видимо, сомневаясь насчет того, насколько близки выборы, и, будучи неплохим шахматистом, вновь и вновь просчитывая ситуацию, прежде чем сделать ход. А когда ход был сделан, Гидеон Саар уже назначил первым своим заместителем во главе партии первой же примкнувшую Ифат Шаша-Битон. Так что Зеэв Элькин стал просто зампредседателя "Новой надежды", хотя Саар наверняка пообещал ему одно из важных министерств в случае победы на выборах.

Привлекая Элькина, Саар явно считает, что убивает сразу двух зайцев: бывший министр должен принести ему голоса и жителей еврейских поселений, и выходцев из СССР-СНГ.

Остается загадкой и электоральный вес Ифат Шаша-Битон, вокруг которой сейчас бушуют нешуточные страсти. Переходя в "Ликуд" из "Кулану", она подписала обязательство ни при каких условиях не раскалывать фракцию и не присоединяться к другой партии, и сейчас ее обвиняют в нарушении сего обязательства. Впрочем, если собрать вместе всех депутатов, нарушавших данные ими обязательства, можно составить альтернативный Кнессет. Нарушение обязательств и перемещения из партии в партию, увы, давно уже стали в Израиле нормой (в том числе, и среди русскоязычных политиков), подтверждая, что идеологические и моральные принципы для них не то что совсем не главное, но и даже не второстепенное.

Сейчас обозреватели спорят, кто еще из депутатов, а также мэров и вице-мэров от "Ликуда" перейдет к Гидеону Саару. На данный момент Саар явно укрепляет свои позиции и, благодаря "эффекту Элькина", по опросам сократил отрыв от "Ликуда" еще на два мандата. Однако давайте без обиняков повторим, что опросам этим грош цена, так как ситуация меняется быстрее, чем респонденты отвечают на вопросы, и политическая карта больше напоминает цветомузыкальное табло, и только на этой неделе на ней появились еще две новые партии.

Вслед за "Ликудом" раскол произошел в "Еш атид", главный идеолог которой, Офир Шелах, тоже объявил о создании собственной партии. В своей "тронной речи" Шелах признал, что Лапид никак не может считаться альтернативой Биньямину Нетаниягу, каковой он, как и Саар, считает себя. По словам Шелаха, он верит в идеи социал-демократии и убежден, что Израиль должен строиться на основе шведской модели. Одной из "изюминок" его речи были слова о том, что главная ошибка Яира Лапида состоит в отношении последнего к ультраортодоксам, которые, конечно же, могут и должны быть партнерами в построении социал-демократического государства. Каким будет список Офера Шелаха, пока неизвестно, но, как ожидается, в него войдут известные бизнесмены, юристы, ученые и общественные деятели. В любом случае, Офер Шелах с его политической энергией и организационным талантом может собрать немало голосов левоцентристски настроенных избирателей.

Объявил о создании новой партии и мэр Тель-Авива-Яффо Рон Хульдаи. По его словам, сотни тысяч израильтян не видят сегодня своего "дома" в существующей политической системе, и он пришел, чтобы дать им надежду на его обретение. Партия получила название "Исраэлим" — "Израильтяне". Хотя, как считают некоторые его противники, зная о слабости Хульдаи к проживающим в "городе без остановки" инфильтрантам, партию следовало бы назвать "Суданим-эритреим".

Одним из первых к партии 76-летнего Хульдаи (видимо, решившего, что ему, как и Джо Байдену, возраст не помеха) присоединился бывший профсоюзный лидер Ави Нисанкорен, после чего Бени Ганц потребовал, чтобы тот немедленно покинул пост министра юстиции. Как утверждают информированные источники, мэр Тель-Авива-Яффо отнюдь не собирается покидать свой пост, а новую политическую структуру изначально строит под Ави Нисанкорена и ряд профсоюзных деятелей. Главной целью партии "Исраэлим", видимо, будет объявлена защита судебной системы.

Нельзя было не заметить, что речь Хульдаи уж очень напоминала таковую Гидеона Саара, хотя они вроде бы принадлежат к противоположным лагерям: оба очень много говорят о вере, надежде и любви, но ни один — да и вообще никто из политиков, кроме Офера Шелаха — пока не сказал, как именно он намерен решать судьбоносные для нации проблемы в области безопасности, экономики и социальной политики. Если учесть, что позиция партий НДИ, "Еш атид", "Ямина" и ТЕЛЕМ также сводится к лозунгу "Только не Биби", то становится понятно, что все они сражаются за одного избирателя, и битва между ними будет жаркой.

На фоне появления новых партий явно подходит к концу время партии "Кахоль-лаван" — как, собственно, и предсказывали знающие люди в момент ее создания. На прошлой неделе о выходе из партии Ганца сообщили Асаф Замир, Изхар Шай и депутат Мики Хаймович. Ожидается, что в ближайшие дни к ним присоединятся и другие, имена которых ровным счетом ничего не говорят широкой публике. Габи Ашкенази, поняв, что Бени Ганц не передаст ему пост лидера, принял решение оставить политику.

На этом фоне Бени Ганц выглядит поистине трагикомической фигурой. Всего два года назад противники Биньямина Нетаниягу называли его главной надеждой израильской политики, затем последовали впечатляющие успехи на выборах и драматическое, столь нужное стране решение о создании коалиции с "Ликудом". Роковой ошибкой Ганца стало решение о распаде коалиции — шансы его партии пройти электоральный барьер уменьшаются день ото дня, отчего его заявления о том, что именно он возглавит борьбу за перемены, выглядят поистине смешно.

Вот почему все прогнозы, опросы и комментарии нужны лишь для политического торга, и доверять им можно не более чем советам астрологов по заполнению лотерейных билетов. На деле предвыборная кампания еще даже не началась. Единственное, что можно сказать: никогда еще в стране не было столько претендентов на пост премьер-министра.

Пока неясно, как будет складываться ситуация в "Ликуде". Похоже, Нетаниягу опасается, что в партии остались сторонники Гидеона Саара, способные повлиять на результаты праймериз, и поэтому подумывает о возможности их отмены под предлогом эпидемии. В то же время премьер намерен ввести в предвыборный список партии бригадного генерала запаса Гая Гирша, бывшего посла Израиля в США Рона Дермера, мэра Модиина Хаима Бибаса и, возможно, Орли Леви-Абекасис.

Остается неясным, как поведет себя бывший начальник генштаба Гади Айзенкот. Официально он объявил, что не станет участвовать в предвыборной гонке. Но есть версия, что он включится в нее на последнем этапе, объединив вокруг себя всех противников Нетаниягу. Так что, как видите, и здесь — полный туман.

А пока отметим, что, несмотря на отсутствие в стране министра водного хозяйства и высшего образования, перебоев с подачей воды пока замечено не было, и вузы продолжают работать в обычном режиме. И, думается, Зеэв Элькин — не единственный министр, отсутствия которого никто не заметит. А вот если в каком-то городе забастует бригада по очистке канализации, заметят все.

* * *

Тем временем Авигдор Либерман объявил, что главная цель НДИ на предстоящих выборах — положить конец правлению Нетаниягу и ультраортодоксальных партий.

"Мы будем работать над созданием блока из четырех партий — НДИ, "Еш атид", "Ямина" и "Тиква хадаша", который поведет переговоры с другими политическими силами и сформирует сионистскую либеральную коалицию. Такая коалиция будет работать на благо всего народа", — сказал Либерман.

В этой коалиции НДИ потребует передать ей всю ответственность за оздоровление рынка и восстановление экономики Израиля, назначив на пост министра финансов лидера партии.

"Пенсионное обеспечение и социальное жилье для пожилых необходимо вернуть в повестку дня, и никто, кроме НДИ, не сделает этого. Мы потребуем пост министра алии и интеграции для председателя фракции НДИ депутата Одеда Форера. Амир Охана превратил министерство внутренней безопасности в "министерство безопасности Нетаниягу и его семьи". В следующей коалиции мы исправим положение дел, когда министром внутренней безопасности станет депутат Эли Авидар. Мы также потребуем пост министра здравоохранения для профессора Леонида Эйдельмана", — заявил Авигдор Либерман.

"Новости недели"

Бесконечная ничья

Добавить комментарий