Майя ГЕЛЬФАНД | Шахматная золушка

0

Сказка, в которую хочется верить

 

Посмотрели мы, наконец, "Ферзевый гамбит" (он же "Ход королевы") с некоторым опозданием, потому что никак не могли оторваться от другого нескончаемого сериала. А так как смотрела я его не одна, а сами знаете с кем*, то вот что я имею сказать.

То, что шахматы неожиданно оказались в центре сюжета американского сериала — вообще-то чудо. Вдруг выяснилось, что шахматы — это бесконечный мир, а не просто передвижение фигурок на доске. Что шахматы — это еще и война — интеллектов, тактик и стратегий. Что шахматы могут быть захватывающими и потрясающе глубокими.

Впервые шахматисты были показаны живыми людьми, а не городскими сумасшедшими (хотя и эти там тоже были) с эмоциями, страстями, желаниями и амбициями. Прототипом героини, по всей видимости, послужил Бобби Фишер. Правда, создатели сериала не рассказали, чем закончилась история этого гения, но, по всей видимости, этим они займутся в следующих сезонах.

Шахматная составляющая показана очень правдоподобно, что и неудивительно, учитывая, что консультантом сериала выступил Гарри Каспаров. Но несколько по-голливудски плоско. Бет Хармон проходит путь от приютского подвала до шахматного Олимпа, не сделав ни одной ничьи и проигрывая исключительно чемпиону мира. И подкачивается по дороге транквилизаторами и выпивкой, что несколько обесценивает ее дар.

Зато разница между американскими и советскими шахматами показана очень явно. В Америке шахматы — это занятие для полунищих маргиналов, а в Советском Союзе — дело государственной важности. Ну и политкорректные реверансы, естественно: цветная подружка, гомосексуальный подтекст и нарочито подчеркнутая женская сущность героини, чтобы у нас не оставалось сомнений в ее половой принадлежности.

Но, честно говоря, все это полная фигня. А главное в этом фильме, на мой взгляд, другое. На фоне серости и безволия, которые стали сегодня синонимами «равенства» и «толерантности», этот фильм возрождает героя, которому хочется подражать, идеал, к которому хочется стремиться. И этим объясняется его невероятная популярность.

История Бет – это сказка. Сегодня такое восхождение шахматной звезды из захудалого Кентукки, конечно, невозможно. Сегодня нужны мощные компьютеры, штат грамотных тренеров и большие деньги. Но это сказка, в которую хочется верить. Потому что она противопоставляет талант обиженной посредственности, волю к победе – нытью лузера, подлинный гений — лживому суррогату. Унылая безликость перестает быть в моде. И это очень хорошо.

* Муж автора — израильский, ранее советский и белорусский шахматист, гроссмейстер, претендент на звание чемпиона мира по шахматам (2012) Борис Гельфанд

Марина СОБЕ-ПАНЕК | «Бобби, ку-ку!»

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий