Неизвестные страницы жизни Ханы Сенеш

0

На днях газета "Макор ришон" впервые опубликовала письмо национальной героини Ханы Сенеш, которое она написала на иврите и направила директору сельскохозяйственной школы в кибуце Нахлиэль еще до своей репатриации в подмандантную Палестину

Петр ЛЮКИМСОН

 

"Меня зовут Анна Сенеш, — говорится в письме. — Моя мама Каталин, урожденная Зальцберг — вдова писателя Белы Сенеша. Прежде чем наша судьба в стране моего рождения обернется трагедией, моя душа тянется в Землю Израиля, и я хотела бы освоить профессию, которая помогла бы мне участвовать в строительстве на нашей земле. Поэтому я решила изучать иврит, и надеюсь, что это воздастся мне тем, что языковой вопрос не создаст мне никаких трудностей на новом месте".

Сама публикация письма, которое ранее было неизвестным, связана с тем, что бизнесмен Ури Айзен и его жена Мирит приобрели у семьи Ханы Сенеш ее архив и передали его Национальной библиотеке в Иерусалиме. Сейчас специалисты библиотеки приступили к изучению архива, и говорят, что он полон поистине бесценных документов, с которыми только предстоит ознакомиться историкам и широкой израильской публике.

Одним из самых больших раритетов архива является чемодан, с которым Хана Сенеш 19 сентября 1939 года прибыла в Палестину. Чемодан был обнаружен в 1945 году под кроватью Ханы в кибуце Сдот-Ям демобилизовавшимся из Еврейской бригады Моше Бреславским и передан Каталин Сенеш — матери казненной нацистами героини.

По словам сотрудников Национальной библиотеки, чемодан полон уникальных документов — это и неизвестные ранее стихи, и отрывки из дневников Ханы, и ее переписка с друзьями, и различные дипломы и почетные грамоты, и рабочие тетради периода учебы в Сельскохозяйственной школе.

К этому добавляется и архив, который сумела привезти с собой в Эрец Исраэль в 1945 году Каталин Зальцберг-Сенеш. Он включает себя домашнюю газету, которую Хана стала выпускать, когда ей было 6 лет, множество ее стихов на венгерском и иврите (а некоторые — на смеси иврита и венгерского), детские рассказы и т.д.

Кроме того, в архив входит множество документов и рукописей семьи Сенеш, самые ранние из которых датируются XIX веком. И, наконец, он включает в себя множество фотографий, каждая из которых поистине бесценна.

Напомним, что Хана Сенеш родилась в одной из самых знаменитых литературных семей Венгрии. Её отец — Бела Сенеш (Самуил Шлезингер, 1894-1927) был известным писателем и драматургом. Брат отца — венгерский поэт и переводчик Андор Сенеш (1899-1935) был отцом писателя, драматурга и поэта-песенника Ивана Сенеша (1924-2010).

Сама Хана начала писать стихи в шесть лет, и когда ей было 13, газеты называли ее "большой надеждой венгерской поэзии". Да и стихи Ханы Сенеш на иврите считаются классикой израильской литературы, а песня "Эли, Эли" ("Бог мой") на ее слова давно стала культовой и любима абсолютна всеми поколениями израильтян.

Хана продолжала писать стихи и вести дневник вплоть до своей казни 7 ноября 1944 года. В переданном Ури и Мирит Айзен архиве обнаружены ее последнее, написанное 6 ноября, стихотворение и записка, адресованная матери, а также документы, которые могли бы сыграть немалую роль на знаменитом процессе Кастнера (причем, судя по всему, отнюдь не в пользу последнего).

Каталин Сенеш, бережно хранившая бумаги дочери, скончалась в 1992 году, после чего архив перешел к единственному (и горячо любимому) брату Ханы Гиоре. После смерти Гиоры Сенеша в 1995 году его наследниками стали сыновья Давид и Эйтан. Недавно Национальная библиотека попросила Ури Айзена помочь в приобретении семейного архива Сенешей, что тот с радостью и сделал.

Сама история Ури Айзена, безусловно, тоже заслуживает отдельного рассказа. В 1991 году он эмигрировал из Израиля в США с 1000 долларов в кармане. Здесь Айзен в течение двух десятилетий стал мультимиллионером, создав и продав несколько успешных компаний.

Поняв, что он заработал достаточно денег, чтобы безбедно существовать до конца жизни, Айзен занялся приобретением и разбором архивов выдающихся евреев и, прежде всего, сионистских деятелей. Так, среди прочего, он приобрел и передал Еврейской национальной библиотеке архив Макса Нордау.

В качестве искателя и покупателя архивов Айзен всегда выступает как сугубо частное лицо (каковым и в самом деле является), поскольку понимает: как только владельцы исторических документов поймут, что он старается не столько для себя лично, сколько для государства Израиль, цена архива может быть мгновенно поднята вдвое, а то и втрое.

Однако в случае переговоров с наследниками Сенеш ему пришлось изменить этому правилу.

— Семья Сенеш заявила, что готова продать архив только при одном условии: я дам гарантии, что он никогда не покинет территорию Израиля. И, разумеется, я такие гарантии дал, — рассказывает Ури Айзен.

В Национальной библиотеке говорят, что неизвестная до сих пор часть архива Ханы Сенеш будет представлена на специальной выставке, которую предполагают организовать как только откроется новое здание библиотеки, строящееся сейчас неподалеку от кнессета.

Кроме того, материалы архива будут, безусловно, использованы для мероприятий празднования столетия Ханы Сенеш, которое будет отмечаться 17 июля 1921 года и подготовка к которому идет полным ходом.

По словам представителей семьи Сенеш, они рады, что их семейный архив нашел, наконец, достойный дом, так как с каждым годом сохранять его становилось все труднее. Из-за отсутствия необходимых условий хранения возникло опасение, что часть его может погибнуть. Одновременно Сенеши надеются, что передача архива Национальной библиотеке послужит делу увековечивания памяти как Ханы Сенеш, так и других членов их родового гнезда.

"Новости недели"

Сгоревшие в пламени. И уцелевшие всем врагам назло

Добавить комментарий