Кому карантин, а кому — свобода

0

Официально Израиль находится в карантине. Но если вы побываете в Тель-Авиве и в других городах центра страны, то убедитесь, что на улицах практически ничего не изменилось. Да, часть магазинов закрыта, но повсюду полно народу, причем большинство, особенно молодежь, демонстративно ходят без масок, явно не страшась штрафов. Наш корреспондент поговорил с несколькими нарушителями карантинного режима, часть которых, как выяснилось, вообще должна была находиться в изоляции

Петр ЛЮКИМСОН

 

— Да, официально я должен находиться в изоляции, получил об этом сообщение, — говорит симпатичный парень по имени Ави, разгуливающий по Тель-Авиву без маски. — Это уже второе такое сообщение за последние полгода. Но я и в первый раз не сидел в изоляции, и во второй не собираюсь. Всем понятно, что карантин носит политический характер — он нужен Биби, чтобы удержаться у власти. Этот уголовник еще не понял, что ему уже ничего не поможет. Я не соблюдаю указаний минздрава потому, что не вижу в них никакой логики. В первый раз меня послали в изоляцию, потому что заболела коронавирусом сотрудница компании, в которой я работаю. Такое же указание получили еще двое моих коллег. Но эта сотрудница контактировала практически со всеми работниками, а их в изоляцию почему-то не отправили. Вот я и спрашиваю: где логика?! Второй раз мне сообщают, что я общался с больным коронавирусом. Каким больным, где общался — не сказано. Почему я должен этому верить?

— А если ты все-таки болен?

— Я здоров и прекрасно себя чувствую! Будь я болен, то, конечно, остался бы дома.

— Но ты можешь болеть бессимптомно. Почему бы тебе не надеть маску? Так, на всякий случай, чтобы не заражать других?

— Никто пока не доказал, что маска может предотвратить заражение коронавирусом. Да я вообще сомневаюсь, что он существует, этот коронавирус. Мы слышим о нем почти год, и никто из моих друзей им не заболел, хотя они, как и я, игнорируют ношение масок. Вместе с тем обязательство надевать маску является ничем иным как принуждением и ограничением свободы, то есть опять-таки политической мерой. Человек, которого заставили носить маску, начинает чувствовать себя иначе, его ограничили даже в возможности дышать. Единственное место, где я ношу маску, — это работа. Там меня к этому принудили.

— А штрафа не боишься?

— Не боюсь. По меньшей мере здесь, в Тель-Авиве, полицейские сами понимают всю несерьезность происходящего и никого не штрафуют. Да ты сам посмотри, сколько вокруг людей без масок. Всех не перештрафуешь!

Нашей следующей собеседницей стала Елена К. — тоже очень симпатичная женщина, живущая в Израиле, по ее словам, почти 20 лет и находящаяся в самом расцвете сил. Разговор состоялся накануне 13 января.

— Послушайте! — говорит Лена, — Вы на самом деле думаете, что то,  что карантин должен окончиться сразу после празднования старого нового года, случайность?! Нет, речь идет целенаправленной акции против всей нашей русскоязычной общины. Сначала нам решили отравить обычный Новый год, а теперь вот и старый Новый год. На их Хануку практически все было открыто, а сразу после ее окончания все стали закрывать. Понятно, что это продумано, так как министр здравоохранения, хоть сейчас и религиозный, но из наших краев, и прекрасно знает, что и когда мы празднуем. Так с чего бы мне повиноваться его указам?! Нет, мы и Новый год встретили более или менее по-человечески; собрались всей нашей компанией, и старый собираемся отпраздновать. Нас, русских, не сломить!

У студентки Аси К., как выяснилось, заболела подруга, и она должна находиться в изоляции. Маска на всякий случай при ней, но она ее не надевает не по принципиальным соображениям, а потому, что испытывает дискомфорт.

— Я сделала анализ на коронавирус, и он оказался отрицательным, — объясняет Ася. — Так с какой стати я должна все время сидеть дома и не выходить даже за необходимыми покупками?! Я уверена, что никого не заражаю. Подруга, кстати, вполне сносно себя чувствует. На третий день у нее упала температура, остался только кашель и, простите, понос. Вся эта истерия с эпидемией, карантином и прочим — откровенный бред и блеф. А людей, которые от этого реально пострадали, очень много.

— Напомню, что от "блефа", как вы его называете, уже умерли около 4000 человек…

— Почти у всех у них были хронические болезни, и почти все были старше 60 лет. Ничего не поделаешь — все люди рано или поздно умирают, и с теми, кто старше 60, это, как правило, происходит чаще, чем с теми, кто помладше. И что, из-за этого закрывать всю страну?

Уже собираясь выезжать из Тель-Авива, я заметил на улице сотрудника полиции и воспользовался случаем, чтобы спросить, почему они не занимаются поиском и штрафованием откровенных нарушителей карантинного режима.

— Разумеется, занимаемся, — ответил он. — Но следует понять, что люди устали от локдаунов и разуверились в их эффективности. В первый карантин все действительно было очень строго, и люди старались соблюдать, и мы активно штрафовали каждого нарушителя. Тогда надеялись, что это поможет, и эпидемия кончится. Сейчас количество нарушителей превышает все мыслимые масштабы. Но с другой стороны, Тель-Авив, как известно, является "зеленым" городом; количество заболевших здесь относительно невелико. Поэтому если мы останавливаем нарушителя, то прежде всего стараемся убедить его надеть маску и соблюдать указания. Штраф выписывается только в случае совсем уж злостного нарушения. Такое указание мы получили в генштабе.

А вот как объяснил сложившуюся ситуацию клинический психолог доктор Давид Сенеш:

— Вне сомнения, демонстративное нарушение карантинного режима стало одной из форм социального и политического протеста. Это, кстати, наблюдается не только в Израиле, но и во многих других странах. Не случайно ярче всего это проявляется в Тель-Авиве и городах Гуш-Дана, где проживает наибольшее количество противников нынешнего режима. Когда нет доверия к власти, перестают доверять и ее справедливым и вполне обоснованным требованиям. Кризис доверия приводит к тому, что многие начинают считать существующий общественный договор недействительным, в результате резко увеличивается число нарушителей закона. Кстати, вскоре израильскому обществу предстоит пройти еще один экзамен на взаимную солидарность и ответственность: те, кто получит вакцину, по идее не могут заразиться коронавирусом, но они вполне могут заражать, а потому обязаны по-прежнему носить маски. Вот посмотрим, будут ли они их носить…

— Я побывал в эти дни в центре и на севере страны, в Нагарии, и с грустью могу констатировать, что ни тут, ни там реально никакого карантина нет, — поделился своими наблюдениями с корреспондентом  врач Александр Гофман. — Множество людей ходят без масок и либо с сарказмом, либо агрессивно реагируют на просьбу их надеть. Не думаю, что в происходящем виновата полиция — она делает, что может. Но, к сожалению, большинство граждан отказываются осознать всю серьезность ситуации и проявить ответственность не только за себя, но и за других.

* * *

Об этом же нашему корреспонденту рассказала и жительница Цфата Наталья Каменская. По ее словам, в последнее время на тихих идиллических улочках этого замечательного города бурлит ночная жизнь. Так как все рестораны и пабы в соседних Рош-Пине и Тверии закрыты, многие местные жители вопреки постановлениям минздрава собираются у себя во дворах, жарят шашлыки и устраивают вечера караоке. Народные гуляния продолжаются до трех-четырех часов ночи, и все это время звучит оглушительная музыка, мешающая заснуть множеству живущих в этих районах пожилых людей и детей. Да и многие люди среднего возраста, которым утром нужно на работу, не могут сомкнуть глаз.

— Хорошо тем нашим старикам, у которых проблемы со слухом — они снимают слуховые аппараты и засыпают. Но другие не могут спать, а жаловаться попросту бояться — не хотят связываться с соседями, да и иврита, чтобы высказать претензии, им не хватает. Но однажды я все же не выдержала, пришла на одну из таких вечеринок и попросила уменьшить громкость музыки и петь потише. В ответ нарвалась на откровенную агрессию и хамство. Но ведь налицо было нарушение и Закона о ночном шуме, и карантинного режима, так что я вызвала полицию. Приехал полицейский, выслушал меня, направился в тот двор, а через некоторое время вернулся и стал говорить, что не надо ничего оформлять, а надо решить все полюбовно, поскольку соседи должны жить дружно. Выслушав мое мнение о том, что закон есть закон, и его следует соблюдать, он ответил: "Чего ты от меня хочешь?! Мы с Моше с первого класса учились вместе. Как я ему могу выписать штраф?!"

На следующую ночь я снова вызвала полицию. На этот раз полицейский приехал с муниципальным инспектором, но то ли один из них, то ли оба оказались знакомыми хозяев дома и тоже стали уговаривать меня не поднимать шума и не мешать людям отдыхать. То, что эти люди нарушают все, что только можно нарушить, и мешают отдыхать другим, их совершенно не волновало.

Каменская не успокоилась и подала жалобу в полицию в связи с шумом и с угрозами, которые поступили от соседей в адрес ее и ее семьи. Однако в мировом суде, где разбиралась жалоба, ответчики вдруг заявили, что Наталья первой стала им угрожать и вообще всячески их третирует и мешает вести нормальную жизнь. И хотя у Натальи была видеозапись "дружеского разговора" с соседями, на которой все совершенно очевидно, судья принял "соломоново решение", запретив обеим сторонам приближаться друг к другу. И караоке продолжились…

Каменская говорит, что собирается продолжить борьбу и будет искать правду на уровне полиции округа и более высоких судебных инстанций. Нам остается лишь пожелать ей удачи.

"Новости недели"

ОТ РЕДАКЦИИ

Наплевательское отношение к соблюдению карантина демонстрируют и ультраортодоксальные евреи, и арабы, и представители других групп населения. И в то же время Израиль стал всепланетным лидером по количеству выписанных штрафов. А толку-то что? Пока все, включая отъявленных ковидиотов, не начнут соблюдать элементарные правила, ситуация не улучшится. Ну не гильотинировать же непослушных!

Праздник непослушания

Добавить комментарий