Дмитрий РУТШТЕЙН | Пора расплавить железный трон

0

Есть ли возможность изменить израильскую политику?

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

Для исправления проблемы нестабильности в израильской политике, достаточно всего лишь разделить Кнессет и правительство. В такой ситуации у депутатов Кнессета будут все причины назначить в министры самые подходящие на их взгляд кандидатуры, и не будет серьезной личной мотивации раз за разом "увольнять" очередное правительство.

Сегодня, когда мы идем на четвертые выборы за последние два года, бюджета по-прежнему нет, а правительственные заседания все чаще напоминают передачу «Большая стирка», вряд ли нужно еще кого-то убеждать, что наша политическая система сломана. Внимательному наблюдателю это было ясно уже десятки лет назад. Неудивительно, что с каждым днем все чаще предлагаются различные реформы, которые, по мнению их многочисленных авторов, помогут исправить ситуацию. Не стану исключением и я.

Но, прежде чем предлагать решения, сначала надо понять, в чем заключаются проблемы и откуда они берутся.

Самая очевидная и актуальная сейчас проблема – это, конечно, нестабильность. Правительства падают раньше срока, Кнессет распускается, и мы вновь идем на дорогостоящие выборы, которые мало что меняют. Почему? Потому что, согласно Основным Законам государства, правительство существует только по милости Кнессета. Кнессет утверждает правительство большинством своих голосов (почти всегда абсолютным, хотя это необязательно) и может уволить его в любой момент (вынеся вотум недоверия), что часто и происходило, ибо у любого премьер-министра в Кнессете всегда больше противников, вернее претендентов на премьерское кресло, чем соратников и единомышленников.

В последние годы проводились отчаянные (и антидемократические) попытки ограничить возможность вотума недоверия. В результате, объявить такой вотум для Кнессета стало труднее, чем самораспуститься (таким образом, свалив правительство автоматически), что и стало происходить все чаще. Конечно, этот процесс только усугубил ситуацию. Впрочем, даже и до этого падение правительства тоже нередко заканчивалось досрочными выборами, в частности потому, что премьер-министр может своим указом распустить Кнессет хоть за 5 минут до вотума недоверия.

Чтобы (политически) выжить в такой системе, глава правительства должен убедить как минимум 60 депутатов Кнессета (не считая себя самого) поддержать свою кандидатуру, причем не одноразово, а на постоянной основе, ибо правительство, потерявшее поддержку большинства даже на один день, становится нежизнеспособным.

Беда в том, что в нашей политической культуре никто не хочет быть «лохом» и поддерживать правительство «за просто так». То есть, кандидат в премьеры должен натурально купить поддержку. И хотя подкуп может быть разный, но в последние десятилетия практически единственной приемлемой платой стали министерские кресла.

Появился даже своеобразный прейскурант по продаже этих кресел. Иначе говоря, депутаты Кнессета готовы поддержать правительство, только если сами в него входят, ну или как минимум, если в него входят их однопартийцы, но таких идеалистов с каждым годом становится все меньше, а значит, министерских кресел требуется все больше. Это приводит нас ко второй проблеме – нефункционирующей исполнительной власти. В результате всего вышесказанного возникает дико раздутое правительство, включающее в себя много лишних должностей, созданных из-за инфляции цен на кресла (зам. министры, министры без портфеля, а теперь еще и альтернативный премьер, что бы это ни значило). Хуже того, министры получают кресла без связи со своей квалификацией или опытом, только за счет своего положения, то есть чем больше у партии мандатов, и чем выше положение данного человека в партии, тем более «престижное» министерство (согласно прейскуранту) он получает. В результате возникает кабинет министров, представляющий собой слишком большую и слишком разношерстную толпу малокомпетентных людей, которых удерживает вместе разве что боязнь потерять столь дорого купленные кресла. Стоит ли удивляться, если это сборище не в состоянии договориться между собой и обеспечить нормально функционирующую исполнительную власть? Было бы странно, если бы было иначе.

Впрочем, если очень повезет на выборах, то одному кандидату удастся сколотить очень гомогенную коалицию из не очень амбициозных людей (которые не готовы задушить друг друга в борьбе за Главное Кресло). Получившееся правительство сможет более-менее нормально функционировать, но при этом возникнет третья проблема – такое правительство обретет практически неограниченную власть, ведь оно будет состоять из лидеров партий, имеющих в сумме полное влияние на абсолютное большинство членов Кнессета. Более того, поскольку премьер-министр формально является начальником всех министров и может уволить любого из них на месте, то по сути вся власть будет находиться в руках одного человека.

Именно так мы и живем, балансируя на лезвии бритвы между хаосом и параличом с одной стороны и диктатурой – с другой, периодически соскальзывая то туда, то сюда, а в последнее время даже в обе стороны одновременно. Из соображений приличия умолчу о том, что происходит с человеком на лезвии бритвы, у которого соскальзывают обе ноги в разные стороны, но это именно то положение, в котором израильский народ находится сейчас.

Что же можно сделать для решения этих проблем? Одно из самых часто встречающихся предложений – это переход на президентскую систему, наподобие американской, где глава исполнительной власти избирается народом и утверждения парламента ему не требуется. Долгое время я сам думал, что это может сработать, но увы, в нашей политической культуре такая система в лучшем случае ничего не изменит. Неважно как избирается президент – голосованием народа, «коллегией выборщиков», автоматом как глава самой большой фракции или по гаданию авгуров – парламент все равно должен иметь возможность снять неугодного ему президента-премьера, ну хотя бы потому что тот может неожиданно оказаться преступником или безумцем. А если и не сможет снять, то сможет законодательно полностью парализовать.

Но опять же, в нашей политической культуре, практически любой президент будет неугодным по тому или иному поводу, и его правительство падет очень быстро. Если надо, то его запишут и в преступники, и в безумцы, независимо от фактов (это не намек на нынешнего главу правительства – то совсем отдельная история). Единственный способ создать стабильное правительство в таких условиях, это сделать избранного президента абсолютно «неубиваемым» и дать ему возможность преодолевать сопротивление парламента. Иначе говоря, превратить демократию в элективную монархию, где народ выбирает царя один раз и на этом всё заканчивается. Если кто-то думает, что, получив такую власть, царь-президент добровольно отдаст ее на следующих выборах, а не воспользуется властью для превращения выборов в фикцию, то достаточно посмотреть на то, что произошло в России, Беларуси, Турции и постепенно начинает происходить в самой Америке.

Тем не менее все не так плохо и решение существует, причем оно гораздо проще, чем кажется. Хотя в это трудно поверить, но израильская система, в своей основе, очень хорошая и крепкая (иначе она бы уже рассыпалась десятки лет назад), просто немного испорченная. Как, скажем, прекрасные швейцарские часы, в которые какой-то шутник вставил лишнее колесико или замечательно написанная компьютерная программа, в одной строчке которой растяпа-программист поставил плюсик вместо минуса.

Согласно этой системе, страной правит народ. Но поскольку сам народ слишком многочисленный и занятый чтобы править самому, он создает парламент (Кнессет) – модель народа в миниатюре, который принимает все решения и правит страной от имени народа и как его представитель. Но решения не имеют смысла, если их не приводить в исполнение, а даже крошечный по сравнению с народом Кнессет слишком многочислен и полон разногласий чтобы выполнять принятые решения эффективно, если вообще. Поэтому, Кнессет в свою очередь нанимает толкового администратора, который набирает небольшую и слаженную исполнительную группу (кабинет министров), единственная задача которой – беспрекословно выполнять решения Кнессета, то есть народа.

Вот и вся основа парламентской демократии. Если что, я ничего не выдумал – всё это написано в Основных Законах нашего государства или как минимум следует из них. Но для того, чтобы описанная система работала как ей полагается, Кнессет должен назначить министров, которые будут во-первых – послушными (готовыми выполнять), а во-вторых – компетентными (способными выполнять). Наше же «лишнее колесико» заключается лишь в том, что депутаты Кнессета сами могут стать министрами (а премьер – вообще обязан им быть)! Вполне естественно, что каждый из них считает именно себя, любимого, наилучшим кандидатом на любой министерский пост, независимо от своих реальных способностей и наклонностей. Иначе говоря, у депутатов Кнессета появляется чудовищный конфликт интересов – неодолимое желание назначить на ответственный пост не самого подходящего кандидата, а самого себя. В другой политической культуре это может и преодолимо, но у нас это постепенно привело к единственно возможному результату – сегодня все министры по сути являются самоназначенцами. А поскольку Кнессет определяет и полномочия министров, то неудивительно, что эти полномочия выросли до безобразия. Тем самым превратив министерские кресла в еще более лакомые куски, за которые можно хоть удавиться, хоть измучить народ бесконечными выборами, в исступленных попытках «выкрутить» результат выборов, который даст им возможность самим занять столь вожделенные посты и сделать их еще более вожделенными. И так далее, вниз по спирали, ведущей только к краху.

А что, если мы исправим эту ошибку, буквально лишь поменяв плюс на минус, то есть определим, что глава правительства должен быть НЕ членом Кнессета? На первый взгляд это может показаться чем-то радикальным, но ничего особенного тут нет. Министры вполне могут быть не депутатами Кнессета и вообще далекими от политики – закон это специально подчеркивает и, до того, как министерства превратились в дефицитный товар, такие случаи действительно бывали.

Кстати, во многих странах, в том числе США, члены правительства, включая его главу, не могут быть членами парламента. Почему же наш премьер-министр обязан быть депутатом Кнессета? Этому нет никакого рационального объяснения, даже если есть несколько отговорок, не выдерживающих критики, но главное – именно это лишнее условие и создает все вышеуказанные проблемы, так что даже если в этом условии есть надобность, то недостатки явно превышают пользу.

Но достаточно всего лишь запретить членам Кнессета выбирать самих себя и у них просто не останется выбора, кроме как назначить в министры самые подходящие кандидатуры, предварительно лишив их всех полномочий, кроме минимально необходимых для выполнения своей работы. И это правильно, потому что, повторю, кабинет министров нужен только для прислуживания Кнессета, не более. Само слово «министр», кстати, не случайно переводится как «слуга». Все это даже не надо регламентировать, потому что только полный «лох» выберет себе непослушного или нерадивого слугу, или же даст тому лишнюю власть. А как мы уже знаем, в нашей политической культуре лохов, в смысле желающих поделиться властью, нет. В результате, борьба за (исполнительную) власть станет невозможной, а затем и бессмысленной, потому что никто не горит желанием бороться за пост своего собственного слуги, пусть и престижный. Министры, включая премьера, будут профессионалами своего дела, то есть с подходящим образованием и опытом руководства (бывшие директора компаний, генералы в отставке и т.д.). Неразрешимые ссоры в правительстве, даже если они возникнут, будут решаться очень просто, за счет переназначения проблемных министров. И даже если весь кабинет вдруг потребует замены, то Кнессет назначит новый и все дела – это едва ли потянет на политический кризис и на выборы идти нет ни причины, ни смысла. Таким образом, решаются сразу все три проблемы – стабильности, функциональности и диктатуры. И для этого вовсе не нужно переделывать всю систему с шила на мыло.

Ну хорошо, скажете вы, допустим, что решение настолько просто, но насколько оно реально? Смогут ли депутаты Кнессета опомниться и отказаться от разрушительной мечты получить всю власть в свои руки, пусть даже потенциально? На первый взгляд, это наивно. Но вот интересный факт – среди всего хаоса прошлого года, в разгар пандемии, с рвущим себя на куски полутороглавым правительством, парламенту удалось провести так называемый «норвежский закон», согласно которому депутат Кнессета, ставший министром, подает в отставку из Кнессета. Не обязан, но тем не менее подает и это даже работает, причем именно благодаря нашей политической культуре.

Конечно, этого совершенно недостаточно, потому что эти министры все равно сначала назначают самих себя, и даже уйдя потом из Кнессета, остаются лидерами своих партий, то есть все равно контролируют Кнессет, а не наоборот, как полагалось бы. Тем не менее, сознательно или нет, Кнессет сделал первый шаг в нужную сторону. Надо лишь расширить и углубить этот закон, добавив, что министр не может быть не только членом Кнессета, но и партийным функционером, и не только уже находясь на посту министра, но и какое-то минимальное время до этого момента. Будет ли сделан этот следующий шаг? Кто знает. Но осмелюсь надеяться, что после восьмых или девятых выборов каждые полгода до депутатов Кнессета дойдет очевидный факт – политика превратилась в «Игру Престолов», в которой никто из них уже не сможет победить, потому что они скорее друг друга передушат. Нужно расплавить этот проклятый железный трон, чтобы не достался он никому. Тогда и только тогда можно будет прекратить эти самоубийственные игры и заняться делом. А иначе придет зима.

Автор — создатель сайта на трёх языках "Объективный выбор"

Неандертальские корни Гидеона Леви

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий