Учись, студент!

0

Как научить пса правильному способу удовлетворения естественных потребностей

Владимир ПЛЕТИНСКИЙ

 

Мой сосед Марк Исаакович* — человек солидный, уважаемый. Профессор. В Тель-Авивском университете преподает. На международные конгрессы в докоронную эпоху ездил, а сейчас по зуму участвует. Русскоязычные студенты его по имени-отчеству величают. Моложавый, бородка бланже, одет с иголочки. И даже на прогулки в расположенный поблизости парк всегда выходит так, будто может попасть в объективы телекамер. Дорогой спортивный костюм, упругий шаг, гордо поднятая голова.

Некоторое время назад его любимая дочь Наденька подарила заскучавшему папе собаку. Пес очень быстро вымахал до размеров подростка-медвежонка, да и внешностью очень походил то ли на это животное, то ли на карликового льва. Радостный, добродушный, резвый. Да вот беда: малую нужду справлял по-девочковому, приседая. Что очень даже не подходит псу, нареченному Ричардом Львиное Сердце.

Очень этот факт расстраивал уважаемого профессора. Поделился он горем с опытными собачниками, а те ему посоветовали действовать личным примером.

— То есть как это? — не понял Марк Исаакович.

— Да так, — ответил самый опытный из собаколюбов, тоже интеллектуал и обладатель изысканных манер, — выбираешь подходящее дерево, становишься на четвереньки и поднимаешь ногу. Идеально, конечно, исполнить для наглядности акт опорожнения мочевого пузыря, но, боюсь, люди не поймут. Но Ричард у тебя пес сообразительный, так что можно обойтись без натурализма.

Аналитический ум профессора, взвесившего все за и против данного метода, привел его к решению провести эксперимент. Для этого он выбрал удаленную часть парка, частично огороженную от любопытных глаз живой изгородью.

После первых опытов он пожаловался собачникам, что Ричард учиться не желает, а бегает вокруг задравшего ногу хозяина и весело лает.

— Такое ощущение, что ему просто смешно, — задумчиво произнес Марк Исаакович. — А что тут смешного?

— Не оставляйте стараний, маэстро, — посочувствовал ему многоопытный собаковладелец. — Относитесь к нему как к хорошему, но слишком рассеянному студенту. Старайтесь сконцентрировать его внимание на процессе именно в тот момент, когда Рич приседает.

На днях мы с женой вышли на парковый моцион. Слышим — за живой изгородью очень знакомый красивый баритон изрекает:

— Ричард, смотри, сукин ты сын, смотри!

Решили посмотреть и мы, заняв позицию, позволяющую оставаться незамеченными. Сцена стоящего на карачках с задранной ногой у дерева профессора была столь комичной, что мы еле сдерживали смех.

— Учись, студент! — постояв на обеих ногах, Марк Исаакович вновь припал к дереву.

Львиное Сердце, с жизнерадостным лаем поскакав вокруг, вдруг застыл, внимательно изучая хозяина. И тут у профессора в кармане зазвонил телефон. Не опуская ногу, он ответил. Как оказалось, разговор предстоял серьезный, поэтому ученый муж встал, отряхнулся и продолжил беседу.

Полный тезка оставившего свой след на Святой земле британского короля походил вокруг хозяина, переводя задумчивый взгляд с него на дерево и обратно. Мыслительный процесс был явно напряженным. Но выбор, сделанный четверолапым красавцем, оказался парадоксальным.

Подойдя к увлеченному важной беседой хозяину, Ричард остановился возле него и аккуратно, как было показано, поднял заднюю лапу у ноги ничего не замечающего профессора. Ну а потом пустил на хозяйскую конечность струю, которая светлей лазури и в которой отразился луч солнца золотой.

— Что ты делаешь, скотина? — воскликнул Марк Исаакович, брезгливо оглядывая изрядно намокшие штаны и кроссовок. — Я же не дерево! Простите, Бога ради, — это он произнес уже в трубку. — Возникли форс-мажорные обстоятельства, я вам перезвоню через час.

Тем временем Ричард перевел взгляд на ближайшую пальму, не спеша подошел к ней, задрал ногу и повторил на бис недавно исполненный номер.

— О, урок не прошел даром! — обрадовался профессор, забыв о мокрой неприятности. — Умница, Рич, продолжай в том же духе! Только не на мою ногу, пожалуйста.

Поскольку путь домой ученого мужа и научившегося ранее не освоенной премудрости пса пролегал по дорожке, возле которой стояли мы, пришлось сделать вид, что вообще понятия не имеем о произошедшем. Марк Исаакович вежливо поздоровался с нами. Лицо его лучилось счастьем, которое не омрачали даже хлюпающий кроссовок и набрякшая штанина.

* Имя героя по понятным причинам изменено

Развратной походкой ты вышла из мая…

Добавить комментарий