"Газовые" войны

0

На этой неделе вокруг российского природного газа, которым питается половина Европы, вновь вспыхнул скандал. А поскольку Израиль недавно вошел в клуб газодобывающих стран, судьба газового экспорта России касается и нашей экономики

Яков ЗУБАРЕВ

 

В принципе скандал продолжается уже несколько лет, то затихая, то вновь набирая силу, но последние события выводят его на финишную прямую. Речь, в конечном счете, идет о том, получит ли Европа дополнительное голубое топливо из России. Дело в том, что министры иностранных дел Польши и Украины через издание "Politico" обратились к президенту США Джозефу Байдену с официальным призывом положить конец строительству газопровода "Северный поток-2". Главы упомянутых внешнеполитических ведомств заявили, что Российская Федерация якобы продавливает посредством энергоснабжения свои политические интересы в мире. По их мнению, России позволили зайти слишком далеко в плане строительства трубопровода, который укрепит ее контроль над поставками газа на территорию Европы.

Напомним, что строящийся по дну Балтийского моря "Северный поток-2" предназначен для обеспечения топливом ряда европейских стран, в первую очередь, Германии. Протяженность каждой из двух его ниток — 1234 километра, и проходит он через исключительные экономические зоны и территориальные воды пяти стран — Германии, Дании, России, Финляндии и Швеции. Причем длина российского участка составляет всего 118 километров, остальное делят между собой перечисленные страны. Самые крупные участки — финский (374 км) и шведский (510 км). Собственно немецкий составляет всего 85 км. По пропускной способности и протяженности новый газопровод практически аналогичен действующему "Северному потоку": мощность каждого равна 55 млрд кубометров в год. Стоимость прокладки составляет почти 15 млрд евро, из них около 9 млрд "забирает" подводная часть.

Изображение: Андрей Перцев | Википедия

Укладку труб планировалось завершить не позднее конца 2019 года, но это не удалось осуществить из-за Дании, которая по сей день не дает разрешение на прокладку трубопровода через свою экономическую зону. А в декабре указанного года строительство подводной части трубопровода, готового практически на 93,5 процента, было приостановлено в связи с санкциями США. Швейцарская компания-трубоукладчик "Allseas" отозвала свои суда, когда оставалось достроить всего 159 километров нитки. Прокладка продолжилась лишь спустя год, и две недели назад вице-премьер России Александр Новак заявил о завершенности строительства на 95 процентов.

Германия не прекращала попыток довести дело, то есть газ до своей территории. Обращение поляков и украинцев к американскому "арбитру" в лице самого президента было опубликовано буквально на следующий день после того, как немецкий оператор "Северного потока-2" запросил у федерального ведомства по судоходству и гидрографии немедленную выдачу разрешения на строительство газопровода в водах Германии. Первая заявка была подана еще в декабре, но экологические организации, включая влиятельный Союз защиты природы, опротестовали решение. Сейчас, как видим, немецкая сторона стремится форсировать события, и чем закончится эта борьба с учетом действующих американских санкций и обращения Польши и Украины, выражающих, по сути, точку зрения целого ряда европейских стран, пока неясно. Антимонопольный комиссар Польши уже оштрафовал российский "Газпром" на 6,5 млрд евро, заявив, что новый трубопровод делает его монополистом на поставки газа в республику и тем самым подрывает честную конкуренцию.

Израиль не без интереса следит за развитием событий вокруг второго российского "потока". За этим интересом скрывается отнюдь не праздное любопытство, ведь мы собираемся проложить параллельно северной балтийской нитке свою, южную. Как сообщала наша газета, прошлым летом Израиль подписал с Грецией и Кипром соглашение о поставках природного газа с наших месторождений: они должны начаться в 2026 году после прокладки газопровода "Eastmed", который должен дойти до двух указанных стран и Италии. Протяженность газопровода — 2100 километров, строительство, по первоначальным подсчетам, обойдется примерно в 6 млрд евро. Нитку придется вести сначала на глубине до 3000 метров по дну Средиземного моря до Кипра, оттуда — до Крита, а затем по материковой части Греции до Италии. Европейский Союз уже выделил на технико-экономическое обоснование и проектирование данного восточно-средиземноморского проекта 70 млн евро.

Предполагаемые объемы транспортировки газа по "Eastmed" не сравнимы с газпромовскими — около 10 млрд кубометров в год. Но вместе с только что вошедшим в строй участком Трансадриатического трубопровода (мощность 10 млрд кубометров с опцией увеличения до 20 млрд) они составят конкуренцию российскому топливу. Буквально в последний день минувшего года первые тысячи кубометров газа по этому трубопроводу начали поступать из Азербайджана в Грецию и Болгарию, а в целом проект представляет собой грандиозное и смелое с инженерной точки зрения сооружение. Он протянется на 3500 километров от газового месторождения на Каспийском море и через Турцию дойдет по дну моря почти до самого края Европы, к Италии. Солидную добавку к южному потоку осуществит и Израиль своим "EastMed". Помимо упомянутых Греции и Кипра, бело-голубой газ придет в Венгрию, Румынию, Сербию, Македонию. Таким образом, оба трубопровода станут для Европы дополнительным шансом снизить зависимость от российского газа, а для нас — способом укрепить энергетическую безопасность и экономику страны.

Правда, имеются здесь и некоторые нюансы, связанные с ценообразованием.

Соединенные Штаты, поддерживающие проект "Eastmed", довольны тем, что происходит на газовых рынках. Если зависимость Европы от России уменьшится, она начнет покупать больше газа у США, которые за последние годы на сотни процентов увеличили экспорт сжиженного газа во Францию, Португалию, Великобританию, Испанию. Почему же Израиль не импортирует дешевый сжиженный газ из тех же Штатов или других источников? Почему не планирует импортировать его параллельно с экспортом своего газа? Почему не думает о возможном подключении к трубопроводу из Азербайджана или о закупке газа у Катара, который является вторым импортером "голубого" топлива в Европу?

Вы скажите: "А зачем нам чужой газ, если свой есть, и мы даже продаем его в Египет?" Между тем многие страны одновременно импортируют и экспортируют газ, все зависит от целесообразности. Если свой стоит дорого, может быть, есть смысл продать его, а для себя приобрести подешевле? В 2015 году израильское правительство осуществило с владельцами месторождений "Тамар" и "Левиафан" сделку по закупке газа для Электрической компании по более высокой, чем можно было бы, цене. Однако другие производители электроэнергии смогли покупать импортный газ по цене, почти вдвое более низкой! И только сейчас, когда цены на энергоносители упали в связи с коронавирусным кризисом, газовики согласились пойти на уступки и перезаключить договор с "Хеврат-хашмаль".

У Турции есть четыре газовых терминала в Эгейском и Средиземном морях, другие страны Средиземноморья тоже построили газовые терминалы и хранилища для регулирования спроса в течение года, у нас же подобного терминала нет. Почему? А зачем заморачиваться и исследовать ценовую конкуренцию на газ, думать о его транспортировке и хранении, если израильский потребитель и так оплатит все, что ему навязывают отечественные регуляторы? Вот лишь недавний пример: в начале января тарифы на электроэнергию были снижены у нас на 2.3%. Хорошо? Несомненно! Но только расчеты требовали их снижения на 3.8%…

Конкуренция всегда будет порождать войны. Дай Бог только, чтобы они были без огня и человеческих жертв — на полях дипломатии и экономики. И не опустошали наши карманы.

"Новости недели"

И газ есть, и солнца вдоволь, а живем на… угле

Добавить комментарий