Цена коалиции

0

Началось время самых непредсказуемых политических интриг

Петр ЛЮКИМСОН

 

За несколько часов до приведения Кнессета к присяге Реувен Ривлин сообщил, что решил возложить обязанность по формированию коалиции на Биньямина Нетаниягу. Само заявление президента проходило с нарушением всех принятых традиций и протоколов. Впервые в истории страны политический лидер, на которого возлагалась такая задача, не был приглашен в президентский дворец для рукопожатия с его хозяином и получения из рук в руки письма с поручением начать коалиционные переговоры. Вместо этого гендиректор Дома президента Харель Тови доставил письмо Ривлина в канцелярию главы правительства, но опять-таки передал его не в руки Нетаниягу, а одному из высокопоставленных сотрудников.

Результат совещания президента с главами фракций можно было бы назвать легко предсказуемым, если бы даже не одно, а сразу два обстоятельства.

НДИ, МЕРЕЦ, "Кахоль-лаван", "Авода", как и ожидалось, порекомендовали в качестве кандидата на пост премьера Яира Лапида — итого 45 депутатов. "Ционут а-датит", ШАС, "Яадут а-Тора" порекомендовали Биньямина Нетаниягу — 52 мандата. "Объединенный арабский список" и РААМ решили не высказывать поддержки ни одному кандидату — и это тоже ожидалось. Но вот когда их примеру последовал лидер "Тиква хадаша" Гидеон Саар, для многих это прозвучало как гром с ясного неба.

Как же так — разве Саар не откололся от "Ликуда" с единственной целью — отстранить от власти нынешнего главу правительства?! И вот сейчас он вдруг "уселся на заборе", отказываясь присоединиться к тем, кто связан с ним одной цепью, то есть, простите, целью! Вместо того чтобы назвать кандидата в премьеры Саар начал советовать президенту попытаться наладить диалог между Нафтали Беннетом и Яиром Лапидом для создания устойчивого правительства. Ривлин мгновенно понял, в какую ловушку его затягивает Саар, и ответил, что не дело президента — вмешиваться в подобные политические игры. Как, заметим, и не дело лидера той или иной партии — давать подобные советы.

Между тем, Гидеон Саар поступил в сложившейся ситуации единственно возможным способом, обеспечивающим ему политическое выживание. Саар прекрасно понимает, что, войди он в коалицию с Лапидом, Горовицем, Ганцем, Михаэли и Либерманом, да еще и при поддержке арабских партий, это станет концом как для его партии, так и для его личной политической карьеры. Пойти с Нетаниягу — значит, нарушить прошлые громогласные и даже письменные обязательства. Так что он оказался в той самой ситуации, когда лучше ничего не делать.

В похожей ситуации и Нафтали Беннет, решивший сделать более креативный ход — рекомендовать самого себя. В прошлом один политический деятель уже пытался оригинальничать подобным образом, и известно, чем это закончилось.

Предшествовавшая оглашению решения речь президента длилась всего 10 минут, но показалась бесконечно долгой: одни до последней минуты надеялись, другие боялись, что он назовет имя Яира Лапида. "Я вижу, что ни у одного из кандидатов нет реального шанса создать правительство, которое будет пользоваться доверием парламента, — сказал Ривлин. — Если бы закон позволял, я передал бы формирование правительства Кнессету".

Ривлин заявил, что принимает данное решение с тяжелым сердцем, понимая, что в обществе существуют серьезные разногласия по вопросу о том, может ли человек, против которого выдвинуты обвинительные заключения, возглавлять правительство. Поскольку закон это не запрещает — и БАГАЦ подтвердил это, — президент все же будет следовать по закону. "Это нелегкое решение с точки зрения морали и этики, но я должен сделать то, чего требует от меня должность", — подчеркнул Ривлин.

Лидер "Еш атид" Яир Лапид заявил, что понимает: у президента не было другого выхода, но передача формирования коалиции Нетаниягу "станет несмываемым пятном позора на Израиле как правовом государстве".

Затем, как известно, состоялась церемония приведения к присяге Кнессета 24-го созыва. Все вроде было как обычно — дежурная речь президента, не менее дежурная речь спикера. Но вот потом опять-то что-то пошло не так. Сначала выяснилось, что лидер РААМ Мансур Аббас не может присутствовать на мероприятии, так как госпитализирован в связи с урологическим заболеванием. Потом трое депутатов от ОАС изменили текст присяги, заменив слова об обязательстве хранить верность интересам Государства Израиль обязательством "бороться с оккупацией и апартеидом". Глава ОАС и партии ХАДАШ Айман Удэ сказал, что "обязуется бороться за отмену Закона о национальном характере государства". Офер Касиф (ХАДАШ) пообещал "противостоять расизму и расистам". Завершилась церемония еще одним нарушением традиции: президент отказался участвовать в групповой фотосессии — и премьер, спикер и председатель Верховного суда фотографировались без него.

Согласно закону, пока депутат не произнес полный текст присяги, он не может пользоваться парламентскими правами и получать зарплату, но дело, безусловно, не только в этом. Вольно или невольно представители ОАС своим демаршем изменили политическую диспозицию в преддверии коалиционных переговоров. Теперь, после столь четкого обозначения своей, по сути, антиизраильской позиции, ни Нафтали Беннет, ни Гидеон Саар не могут присоединиться к правительству, которое будет хоть в какой-то степени опираться на поддержку "Объединенного списка". А без такой поддержки Яиру Лапиду коалицию не создать.

Пока трудно сказать, понимает ли это Лапид, продолжающий вести закулисные переговоры с Беннетом. Ради свержения Нетаниягу он готов предоставить Беннету место премьер-министра по ротации, даже позволив ему занять этот пост первым. Но Беннет, как известно, не только не поспешил принять столь щедрое предложение, но и выставил ряд условий, главным из которых стало требование паритетного распределения министерских портфелей между правым крылом такого правительства, насчитывающим всего 13 мандатов, и левоцентристским из 45. Ну и заодно Беннет запросил право вето на законопроекты, которые будут выдвигать партии коалиции. На такие условия Яир Лапид пойти уже не мог, и некоторые обозреватели не исключают, что на это изначально все было и рассчитано.

В сложившейся ситуации сформировать коалицию, безусловно, трудно, но возможно, заявил Биньямин Нетаниягу, подчеркнув при этом, что намерен стать премьером для всех и среди прочего — уделить особое внимание решению проблем арабского сектора.

Понятно, что ключевыми для формирования новой коалиции действующего премьера остаются фигуры Нафтали Беннета и Мансура Аббаса. Беннет, кстати, ясно дал понять, что готов к переговорам, а итоги выборов однозначны: народ хочет видеть у власти представителей правого и религиозного лагеря (имея в виду и партию "Тиква хадаша"), и он приложит все силы к созданию такого правительства. Вопрос в том, какую цену запросит Нафтали Беннет за согласие войти в коалицию Нетаниягу. В "Ликуде", упреждая события, говорят, что Беннету куда выгоднее получить ряд ответственных министерств и доказать в качестве главы МИДа, обороны или финансов свое реноме правого политика, чем оказаться в роли премьера — заложника левой коалиции.

В добрые намерения Беннета не верит его давний партнер и соперник по борьбе за голоса "вязаных кип" Бецалель Смотрич. Лидер "Ционут а-датит" убежден, что Беннет ведет грязную игру с целью не дать Нетаниягу сформировать коалицию в отведенные на это 28 дней, а затем скорбно развести руками и заявить: "Вы же сами видите, что получилось, а так как пятые выборы никому не нужны, не остается иного выхода, как принять предложение Яира Лапида".

Одновременно тот же Смотрич с Бен-Гвиром пока и слышать не желают о вхождении в коалицию или поддержке извне Мансура Аббаса, хотя многие обратили внимание: в его высказываниях по данному поводу наметился некоторый поворот и он уже не исключает, что "среди арабских граждан есть и такие, кто искренне хочет интегрироваться в израильское общество, не посягая на еврейский характер государства".

В крайне непростой ситуации оказался и Мансур Аббас. Он понимает, что избиратель дал ему только один шанс: если не сумеет выполнить обещание о наведении порядка в арабских городах и получении разрешений под застройку, ему припомнят развал ОАС — и РААМ сойдет с политической сцены.

Гидеон Саар озвучил и несколько других сценариев развития событий. Самым маловероятным является вариант, при котором в "Ликуде" найдутся силы, которые отстранят Нетаниягу от власти, и с новым лидером партии, вне зависимости от того, кто им станет, правая коалиция сложится сама собой. Более вероятной он считает возможность создания "временной коалиции", объединяющей на оговоренный срок всех противников премьера с последующей перетасовкой колоды для формирования подлинно устойчивого правительства. При этом Саар предупреждает, что Нетаниягу так просто не сдастся и, возможно, попытается найти "дезертиров" в других фракциях. Из "Кахоль-лаван" уже подтвердили, что такие попытки имели место, и они, безусловно, не последние. Но и противники Нетаниягу сейчас предпринимают определенные шаги для раскола "Ликуда" и пытаются перетянуть на свою сторону фракцию "Яадут а-Тора", забывая, что даже если она согласится на союз с Лапидом, пребывание этой партии в одной коалиции с НДИ, по меньшей мере, в ближайшей перспективе невозможно.

Таким образом, хочется нам этого или нет, все идет к пятым выборам. Даже если Нетаниягу или его оппонентам удастся сформировать правительство, это в любом случае будет правительство меньшинства, которое просуществует недолго.

По мнению известного политического аналитика, главы фирмы, оказывающей услуги по стратегическому планированию, Нимрода Элирана-Сабаха, выход из сложившейся ситуации, безусловно, есть. Он заключается в том, что все стороны откладывают спор о том, может ли Биньямин Нетаниягу возглавлять правительство в сторону и начинают вести диалог исключительно с позиций идеологии: какие принципы внешней и внутренней политики им подходят, а какие нет. Но ведь в том-то и заключается проблема, что об идеологии партии даже не вспоминают — все уперлось в одну конкретную личность!

Первой серьезной демонстрацией силы лагеря "только не Биби", вне сомнения, станет рассмотрение законопроекта НДИ, запрещающего политику, которому предъявлено обвинительное заключение, баллотироваться на посты премьер-министра и президента. Ну, а дальше посмотрим…

* * *

В заключение приведем сухую статистику. В Кнессете 24-го созыва представлены 13 фракций. 19 депутатов избраны в парламент впервые. 30 депутатов — женщины. 20 родились за пределами Израиля. В новом Кнессете девять русскоязычных депутатов: два — от "Ликуда", два — от "Еш атид", один — от "Тиква хадаша" и четыре — от партии "Наш дом Израиль".

"Новости недели"

Лион ЛЕВИНСОН | Пустые амфоры, или Аве, Цезарь

Добавить комментарий