Нелли ВОСКОБОЙНИК | Флейтист

0

Репетиция оркестра. "Коронная" история

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

Моя сестра в детстве ужасно любила новые слова. Говорила, что чем больше слов — тем больше мыслей. В одиннадцать она прочла где-то слово "асоциальный" и досконально изучила его значение в словаре. С тех пор вот уже тридцать лет она твердит, что я асоциальный тип.

Смешно, я в жизни не нарушил ни одного закона. Даже паркуюсь только там, где разрешено. Хотя, может быть, она имеет в виду, что я никогда никому не звоню чтобы поболтать, что я не женат и кроме работы мало чем увлекаюсь. За исключением моих флейт, конечно.

У меня их шесть. Одна очень дорогая — что из того? Я продал свою "Хонду" и купил дешевенькое "Рено". Какая разница, на чем ездить?

А мой инструмент… — этого не объяснишь… Я назвал ее "Сюзанна". Серебряная красавица — японка с нежным голосом и совершенной французской механикой. Но и другие, и другие…

Моя первая флейта, на которой я играл подростком — и ее надо собрать, согреть дыханием, дать ей позвучать, сыграть несколько упражнений. Нельзя обижать старушку. Моя замечательная пикколка — девочка капризная и своенравная. И три большие альтовые. Две совсем не звучат — на них и играть нельзя. Когда-нибудь отдам в починку…

Но ведь флейта не может жить без оркестра. Если всегда репетировать одному дома, она тоскует, хиреет, голос ее становится суше, клапаны закрываются не до конца и даже губки не позволяют полностью приникнуть к ним губами. Флейты нуждаются в других инструментах, они существа общественные. Поэтому я играю в оркестре. А оркестр — это люди, болтовня, дирижер, сплетни, слухи, приятельства и ссоры. Надо признаться, мне все это дается с трудом. Но удачный концерт и даже хорошая репетиция — высшее наслаждение. И не только мое соло, когда я и моя флейта наедине с музыкой, но и полное слияние всех обертонов хороших инструментов, на которых играют хорошие музыканты.

Чертова эпидемия сломала нашу размеренную жизнь. Месяцами без репетиций, без совместного звучания, без слушателей и ценителей. Настроение испортилось у всех. А некоторые — возможно и я — почувствовали призрак депрессии. Год прошел, как день пустой, пока прививки не вернули нас к обсуждению, когда и как возобновятся репетиции.

Какой шум поднялся в вотсапе! Я, разумеется, не вклинивался в их восклицания — только читал:

"Вы уж извините, виолончелист может играть и в маске, а духовые вынуждены бесстыдно оголять нижнюю часть лица… нас нельзя рассадить на расстоянии двух метров друг от друга — этак играть придется на стадионе …но ведь мы все привитые! … уже прошло больше недели после второй прививки!!! И нам так хочется играть… И даже министерство здравоохранения уже не возражает".

Все клялись, что привиты и показывали по телефону свой зеленый знак качества.

Мы сошлись в репетиционном зале городского клуба. Рук не пожимали — отвыкли за это время, но радовались друг другу, будто встретили любимых родственников. Даже мне было приятно видеть почти всех.

Дирижер решил начать с увертюры к "Набукко". У меня там маленькое соло, и я волновался. Но пока настраивали инструменты, начались взволнованные разговоры, поднялся шумок, оркестранты потянулись к пульту. Я не придал значения — мало ли дрязг в оркестре. Настройка флейты занимает музыканта целиком — не понимаю, как у остальных остается внимание и время на болтовню… Но тут шум перешел в скандал. Дирижер постучал палочкой и сказал:

"Господа, мы же договорились! — кто не привит — на репетицию не приходит".

Все замолчали.

— А кто не привит? — спросила наконец альтистка Мери.

— Я не могу сказать, — раздраженно ответил дирижер, но он сам знает… мы были бы очень благодарны, если бы он не подвергал опасности остальных…

— Да что уж такого, — загомонили некоторые. — Мы же не заболеем… Ну и черт с ним… давайте играть.

Первая скрипка, Арье, музыкант мирового класса, встал и со словами: "Я не могу рисковать", — вложил свой драгоценный инструмент в футляр и пошел к выходу. За ним потянулись еще несколько человек. Дирижер укоризненно покачал головой, велел всем приготовиться и поднял палочку. И мы начали увертюру…

Интересно, как они узнали, что кто-то не привит? Удивляюсь, почему не назвали имени? Тогда все бы остались, а ушел я один.

Персональный блог автора: ottikubo.livejournal.com. Перепечатки не разрешены без согласия автора. Связаться с Нелли Воскобойник можно по электронному адресу [email protected]

Героический ковидиот

ОТ РЕДАКЦИИ

На "Лабиринте" продаются новые книги Нелли Воскобойник "Вы будете смеяться"

Это теплая, искренняя, смешная и грустная книга о больнице Хадасса. Вы будете одалживать ее соседям и пересказывать знакомым. И еще будете смеяться и плакать, в том числе одновременно.

И "Буквари и антиквары"

 

 

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий