Анатолий ГОЛОВКОВ | Гангстер из Бердичева. Двенадцать копеек

1

Бердичевский гангстер бывал беспощаден

 

Арик бродил между киосков на станции Бердичев, искал монеты между булыжников. В остальное время гангстер занимался гипнозом пирожных.

Продавцы кричали:

— Слушайте сюда, дети! Купите уже быстренько наши эклеры! Корочка, крем, как у вашей мамы дома! У вас есть мама? Ах, и бабушка? Тем более! 10 копеек штука, рубль коробка! Мальчик, ты чей? Не из Гершензонов? А-а-а, из Бутманов! Деньги есть?

Да откуда!

На подносах лежали и бисквиты, и «картошки». Советское «миндальное пирожное», которое потом загадочно исчезло. Венгерские булочки — внутри творог с изюмом, сверху сахарная пудра с корицей. Ромбики вишневого пирога флуден. А на Хануку — выставляли такой еврейский «наполеон» из слоеных коржей, заварного крема с цедрой лимона, орехами и цукатами.

Арик же гипнотизировал корзиночку из заварного теста с клюквенным кремом и красным цукатом на макушке.

«Значит, так, сучка, — мысленно приказывал гангстер. — Сейчас ты медленно перелетишь ко мне в ладонь!»

— Что вы там шепчете, мальчик? — беспокоилась продавщица. — Азохен вэй! Лучше пошарьте по карманам! Вдруг мадам Эмуна дала вам на карманные расходы?

Дребезжали ложки в стакане, подрагивал крем, корзиночка не двигалась с места.

Гангстер давился слюной:

«Заклинаю тебя силами неба и земли!»

Тут он заметил на прилавке пустую бутылку из-под лимонада. Другие дети тоже видели. Но Арик первым схватил ее и шмякнул перед торговкой.

И сразу забыл о пирожном. Потому что 12 копеек — это не только билет в кино. Это еще и газвода без сиропа.

Это целый мир, полный соблазнов, грехов и удовольствий!

И пошел к дяде Изе Штуцману.

— Стакан газировки с малиновым сиропом, — сказал гангстер. — Но предупреждаю, у меня только две копейки!

Изя обязан налить, они были соседями.

— Арье! — Штуцман воздел руки. — Даже из уважения к твой бабушке мадам Эмуне, да продлит Всевышний ее дни! Пять копеек!

Гангстер пригрозил угнать тележку и неделю угощать весь двор.

— Наш ребе знает, как мне тяжело, — сказал дядя Изя, выпуская в стакан гангстера двойной сироп. — Стоишь весь день, пшик-пшик! От этой воды у меня даже летом так зябнут руки, что я не могу отсчитать сдачу!

Чем больше имел дядя Изя на газводе, нещадно недоливая сиропу, тем больше жаловался на жизнь.

Но гангстер бывал беспощаден.

ФБ страница автора

Анатолий ГОЛОВКОВ | Играй, жидёнок!

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий