Острова в Раанане

0

День рождения оркестра – так же, как день рождения человека – праздник, повод задуматься о прошлом и будущем, представление планов и пожелания. В этот вечер был юбилей музыкального коллектива, Симфонетт Раананы праздновала свое 30-летие

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

 

Вы бывали в Раанане? Автобус  проплыл мимо домиков, утопающих  в каких-то мини-версальских садиках, мимо теремка в шариках-цветиках  ( такая себе эстетная плодово-овощная лавка). Мимо красивых белоснежных современных зданий. Город выглядит и нарядным, и живым, и пасторальным. Красивый,  в общем, город.  К городскому культурному центру, в котором репетирует и выступает оркестр надо идти через милые улочки и большой парк.

Найти было непросто – но только потому,  что я плохо ориентируюсь на местности. И вот золотистые кроны деревьев, урбанистическое здание. Именинники общаются в патио, радуются гостям. Вспоминают. В зале первые ряды – для них, для музыкантов оркестра. Это их  вечер, это просто «гала», торжество, приятный подарок самим себе. И  оценивать программу, которую коллектив исполнил на дне своего рождения,  можно только с точки зрения нарядности, суммы разнородных жанров  и подаренного ею хорошего настроения.

Ирит Фогель, бессменный директор, королева, архитектор стиля, имиджа оркестра, сказала, волнуясь, о долгом и насыщенном пути коллектива. О том, что его платформой, источником и главной силой стали новые репатрианты.  Те, кто сошел с трапа самолета с футлярами, в которых была вся их прошлая и будущая жизнь. Я выражаюсь столь высокопарно, потому что очень хорошо знаю, до сих пор ощущаю этот холодок пустоты, зыбкой надежды, глубокого волнения, когда летишь над миром, оставив позади любимую,  очень важную работу – а впереди облака, неясность дороги, дебри смутных мыслей и надежд…

Острова многоплановой жанровой тематики оркестра предстали в большом масштабе. Чайковский и шансон, цыганская песня и оперные арии, Бах, балканская музыка, израильская песня… При составлении  программы, наверняка, руководствовались желанием показать весь объем, спектр деятельности за три десятилетия. И проплывая по историческому морю глубиной в тридцать лет, оркестр и гости вечера смотрели на экране фотодокументы о репетициях и концертах, о зарубежных гастролях в самые экзотические страны (то в снегу, то в джунглях…).

Омер Меир Вельбер, который руководит оркестром Раананы  а заодно и оркестром Би-Би-Си, и другими  мировыми коллективами, летает по миру и служит музыке всей душой. Он  предстал в этот вечер и дирижером, и пианистом, и вокалистом. Также и Давид Зебба, наш многоликий дирижер, композитор, показал свою игру на рояле, и провел зал по запутанным музыкальным дорожкам. И были там почти все виды, все краски  этого чуда – музыки. И классика, и  поп, и джаз,  и  народные мелодии. Оркестр Раананы – героический оркестр. Я очень хорошо помню,  как культурно и свежо он звучал, сопровождая балет «Лебединое озеро», привезенный к нам английским хулиганом и философом Мэтью  Борном. И в новом спектакле «Гешера», в притче-параболе по Нисиму Алони «Невеста и ловец бабочек», оркестр органично дополнил суть и безнадежность драматурга-экспериментатора.

Вспоминали в этот вечер разные программы,  горячо аплодировали сопрано  Анне Скибинской, которая много раз успешно выступала с оркестром, Эмилю Айбиндеру и его аккордеону, и его  темпераменту, и Яки Реувену, солисту-королю мандолины, который так хрустально и мудро окрашивает все в мире в золотистые, бронзовые тона. И Эли Данкнеру, который пел на неаполитанском о заморской любви. Дирижер Керен Кагарлицки тоже играла на рояле и подхватывала изысканную мелодическую линию Баха, и мягко вплеталась в звучание оркестра, и женственно подтверждала, что дирижирование  женщинам вполне по плечу. Вира Лужински азартно подключила к цыганской стихии. Мики Габриэлов, который если бы написал только одну песню, «Има адама», «Мама-земля», уже и в таком случае вошел бы в пантеон израильской культуры,  выступал в финале. И зал пел вместе с ним, и с оркестром.

Все вспоминали, отдыхали душой. Праздник двигался неспешно, обильно.

Я позволю себе вспомнить фрагмент своей статьи трехлетней давности. Тогда Саша Иванов, пианист Израильской оперы, человек с безупречным вкусом и беспримерными творческими горизонтами, сказал о  руководителе Симфонетт так:

— Омер – настоящий дирижер. Умный. Дирижер —  это не жестикуляция, не харизма. Это – примет тебя оркестр как лидера  или нет. Это то, что называется простым и таинственным словом «талант».  Он понимает время, чувствует его. Например, я играл сольные вставки в «Любовном напитке» Доницетти, и Омер предложил импровизировать, свободно, без оглядки,  когда я вставил тему из «Полонеза» Огинского один световик чуть не свалился от неожиданности со своих высот…Вельбер понимает,  что хочет публика. Он берет у авторитетов только то, что ему подходит – не слепо и не рабски». Омер Меир Вельбер – личность.  Талантливый музыкант. Прекрасно, что у оркестра Раананы  есть такой лидер!

Когда отзвучала музыка юбилея, стихла музыка оваций, в зале рассыпались гроздья воздушных шаров. Как всегда на концертах оркестра. Разноцветные шарики плыли над залом, опускались в проходах,  их подхватывали, подбрасывали. С днем рождением, Симфонетт, пусть живет музыка!

Фотографии предоставлены пресс-службой оркестра

Райская музыка с палитрой великого исполнителя

Добавить комментарий