Музыка Марса, музыканты Земли

0

Истинное понимание той инопланетной, свежей, неповторимой  гармонии, которую нельзя  спутать ни с какой  другой.  Я всегда радуюсь, когда вижу в афише  произведения Прокофьева

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

Гениальный композитор Сергей  Прокофьев для Израиля  территория неведомого. Тайна, ребус. Инопланетянин. Его оперы, балеты (кроме «Ромео и Джульетты»), кантаты, камерные сочинения на просторах нашей драматичной державы почти неизвестны. Симфонии  иногда возникают, редко, энтузиазма публики они не вызывают.  Хотя качество исполнения бывает достаточно высоким. Не могу забыть, как прокофьевскую музыку трактовал чуткий дирижер Менди Родан. Это была именно та энергия, тот уравновешенный, почти математически стройный космос, тайфун, извлеченный из мрамора  и стекла, которые отличают все сочиненное композитором. Истинное понимание той инопланетной, свежей, неповторимой  гармонии, которую нельзя  спутать ни с какой  другой.  Я всегда радуюсь, когда вижу в афише  произведения Прокофьева. Это добрый знак широты мышления и желания приобщить к стихии сложного-прекрасного как можно больше людей.  Музыкальный руководитель Израильской оперы и симфонического оркестра Ришон ле-Циона Дан Эттингер предложил меломанам страны  самые, пожалуй, популярные и понятные  опусы композитора. Получился «Прокофьев для всех». Вполне правильно  построенная программа дала возможность гурманам вспомнить любимое и знакомое, а начинающим прикоснуться, хотя бы немного   приобщиться к необычной музыкальной планете.  В концертах прозвучали Увертюра на еврейские темы,   Классическая симфония и музыкальный спектакль-учебник для неофитов «Петя и Волк».

«Еврейскую увертюру»  оркестр  исполнил бережно, даже благоговейно. Нелюбовь композитора к фольклору, нежелание использовать банальные народные мотивы определили стиль и мелодику увертюры. Это душа и дорога, символ, а не стилизация. Прокофьев сочинял  музыку увертюры  полдня. Потом еще неделю оркестровал. Мягкость и уважительность, несентиментальное сострадание, щемящая печаль слышны в маленькой пьесе, которая слушается и воспринимается как эскиз истории народа- скитальца. Дирижер и оркестр едины в лаконичном выказывании,  краски живые, фраза ёмкая, гибкая, piano достигает изумительной тишайшей тонкости. Diminuendo дышит¸ трогает до дрожи. Музыканты играют серьезно, горделиво. Точно. Дирижер предлагает в маленькой новелле громадность и величие народной идеи…

Классическая симфония Сергея Прокофьева   – это сочетание прекрасной, изысканной венской стилистики и иронии, фокуснического, даже саркастического  содержания, которое композитор умеет заключить в прелестную старинную  форму. Элегантность, многообразие мелодического материала,    драматургия бала с менуэтами и гавотами, острота современной интонации, будто из-за бархата занавеса выглядывает мальчишка, анархист и смельчак,  карикатурность рядом с ностальгией    создают сюжет. Он интригует,  приковывает  внимание. Симфония уникальна синтезом мирового опыта и юной композиторской энергией. Это было написано в 1917 году, незадолго до революционной грозы и отъезда (временного) за границу.   Оркестр поистине  хорош, звучит нарядно¸ профессионально, культурно. Есть ощущение  прекрасной проработанности каждого эпизода. И в то же время в зал передаются задор, окрыленность  совместным творчеством. Все группы  готовились досконально, предельно ответственно. Дирижер сосредоточен, увлечен, прекрасно знает, какого результата стремится достичь вместе с коллективом.

И вот наступил черед «Пети и Волка». Отметим, что фактически  именно этой музыкой Прокофьев отделил период эмиграции от временим возвращения в Советскую  Россию… Для этого повсеместно знаменитого и любимого сочинения Эли Биджауи создал новую версию текста, дав ей определение «версия для взрослых». Известная в Израиле  стендапистка  Ципи Шавит все это озвучила рассказом- клекотом, нарочито детским, инфантильным голоском,  так уж она всегда звучит…

Я не буду давать оценку тексту, сольной разговорной партии актрисы, которая очень музыкально вступала ( по знаку дирижера), но вряд ли понимает смысл процесса приобщения к музыке. Уж слишком  она доминантно солировала… Петя оказался бесстрашным, как и положено юному человеку, и победил Волка. Чем не пример для всех нас?..

И оркестр тоже снова победил. Все инструменты-актеры сказки были прекрасны, очаровательны. Весь состав действовал  сбалансировано и ярко. Дан Эттингер вел свое воинство властно, уважительно, убеждая в глубине и серьезности трактовки. Я знаю, что   оркестр Ришон ле-Циона   умеет все. Далеко не всегда и вовсе не со всеми  дирижерами. Однако возможности этого коллектива безграничны. Дан Эттингер, талантливый, интеллектуальный, труженик и лидер,   вызывает к жизни его самые лучшие качества…

Прокофьев – уникален. Он как отдельный мир и захватывающий театр. Его созвучия, энергичные, умные,   совершенно  оригинальные, океан мелодий, на создание которых он был неистощим, обладают способностью одушевлять стремительный ход жизни. Он опередил и свое, и наше время. В «Звездных войнах», в «Аватаре»,  у Стинга и Вуди Аллена, в трудном и яростном мире Прокофьев продолжается. Пусть так и будет.  И пусть он почаще заглядывает  к нам, в нашу невероятную и   драматичную страну. Марсианин- Прокофьев нам очень в рифму.

Эйн-Карем: классика под открытым небом

Добавить комментарий