Юлька

0

Жизнь, которую мы выбираем

Галина ФЕЛИКСОН

 

– Юлька! Ой, Юлька, надо же такая радость!

Девушка, шедшая навстречу, бросилась к Юле, схватила её за руку и восторженно потрясла. Юля недоуменно смотрела на незнакомое ярко раскрашенное лицо, обрамлённое смоляными кудрями, перечёркнутыми голубыми прядями, и с бирюзовой капелькой в ноздре.

– Неужели не узнаёшь? Столько лет за одной партой сидели, контрольные друг у друга списывали, а ты уставилась на меня, как на привидение.

– Ира? – неуверенно спросила Юля.

– А кто ещё? Блестящие малиновые губы растянулись в довольной улыбке. – Это у меня подружка на театральную гримёршу учится. Так на мне тренируется. А что у тебя? Мы уже кучу времени не виделись после выпускного. Знаешь, я спешу. Лучше приходи ко мне в пятницу к часам шести. Ты ещё не забыла, где я живу?

Юля долго сомневалась: идти — не идти. После выпускного вечера класс рассыпался, разбежался, каждый решал свои проблемы. В суете самостоятельной жизни Ира исчезла. Можно теперь восстановить прежние отношения.

В пятницу Юля надела новое платье и отправилась в гости, купив по дороге тортик. Ира открыла дверь и обрадовалась:

– Молодец, что пришла. Мои предки укатили на дачу, прибудут только завтра к вечеру. У меня собрались подружки, скоро ребята подойдут, потанцуем.

Четверо девчонок бесцельно слонялись по комнате, крутились перед зеркалом, перебирали диски. Они придирчиво осмотрели Юлю от причёски до туфель.

– Ты где это покупала? – спросила одна из них, ощупывая её платье. Остальные внимательно прислушивались.

– Сама сшила. А что?

– Жаль. Было бы фирменное, я бы у тебя перекупила.

Девица разочарованно пожала плечами и отошла. Остальные тоже отвернулись, потеряв к Юле интерес. Затянувшуюся неловкость прервал дверной звонок. Ирка вышла встречать пришедших парней, а Юля стояла у стенки недалеко от двери, не зная, что делать. В комнату с шумом вошли четверо ребят.

"Маловато для шестерых девчонок", – подумала Юля.

– О, какой цветник! – воскликнул один из них.

Начался ритуал знакомства. Громкая музыка, слишком свободное поведение новых кавалеров, кокетливое кривляние девочек раздражало. Юля почувствовала себя лишней. Пора уходить. Она тихо пошла к двери, надеясь, что в общей суете на неё не обратят внимание. В коридоре за её спиной раздался голос:

– Я тоже решил покинуть это общество. Скучно.

– А кстати, повтори, как тебя зовут?

– Юлия, – сказала она, не оборачиваясь.

– А я Руслан, но без Людмилы. Живу у Лукоморья Одессы на Большом Фонтане, но кота нет, песен никто не поёт, а сказки я и сам сочинять умею.

Юля рассмеялась и сразу почувствовала, как тает напряжение и недовольство этим неприятным вечером. На улице они пошли рядом, и она смогла разглядеть своего неожиданного спутника. Он был высоким, отнюдь не спортивного вида, изрядно не худой, ещё и рыжий. Но весёлый взгляд, приветливая улыбка. явное чувство юмора располагало к общению.

– Время раннее, погода впервые за неделю сегодня отличная, можно прогуляться, если не возражаешь. Где ты учишься, в какой школе?

– Школа уже позади, теперь я работаю, чтобы собрать деньги для продолжения учёбы. Хочу поступить в университет на археологический.

– Тебя интересуют старые черепки и всякие обломки, история старины глубокой?

– Не только. Мы очень мало знаем о себе. Раскопки, находки, путешествия, романтика, радость открытий.

– А я буду простым юристом, может быть, адвокатом, чтобы защищать и правых, и виноватых, как врачи по клятве Гиппократа. Давай закончим умный разговор, смотри вот рядом маленькое и уютное кафе, можно выпить чашечку кофе.

За ароматным кофе последовало мороженное. Говорили о пустяках, шутили, пересмеивались. Им было очень легко и свободно вместе. Прощаясь возле Юлиного дома, Руслан предложил встретиться через неделю в выходной день.

Впервые Юля так поздно вернулась домой. Стараясь никого не разбудить, она прошла в свою комнату, присела на диван, прикрыв глаза, вспоминала все подробности сегодняшнего необычного вечера. Юля, воспитанная строгой бабушкой, прерывала все свидания в первый же вечер, как только самоуверенные кавалеры начинали приставать с объятиями и поцелуями. Поэтому Руслан ей понравился: весёлый, много читает, любит поэзию, свою речь иногда перемежает строчками стихов. Юля любила Лермонтова, и ей было это особенно приятно.

Каждый выходной они продолжали встречаться. В тёплые осенние деньки Одессу украшал цветной листопад. Пятипалые крупные листья платанов покрывали уличные плитки золотым ковром и приятно хрустели под ногами. Пасмурное небо только подчёркивало яркость октябрьских дней. Ребята бродили по малолюдным улицам, сидели в городском саду. В будние дни вечером Руслан ждал Юлю недалеко от места её работы и провожал. Несколько раз заходил с ней в квартиру. Юля представила Руслана родным и с гордостью показала ему написанные бабушкой книги, статьи и рассказы, опубликованные в журналах и газетах. Стены столовой были увешаны большими чёрно-белыми фотографиями, которые в прошлом снимал дедушка во время командировок в портовых городах страны и за рубежом.

В один из выходных дней хмурое небо поздней осени не предвещало хорошей погоды.

– Идем к морю. Тебе ведь нравится смотреть на бегущие волны, белые барашки, шорох прибоя, следы на мокром песке.

– Всё это отлично, но видишь, как холодно, ветер, может пойти дождь.

– Ничего, распогодится. Я слушал прогноз погоды по телеку, обещали солнце.

Но солнце не появилось. Высокие тёмно-серые волны шумно набрасывались на берег, осыпая крупными брызгами пляжные лежанки. Колючий ветер старался сорвать зонтики над столиками открытого кафе. Вдали свернула молния, пророкотал гром.

– Ты права, пойдём лучше ко мне домой. Вон даже отсюда видна высотка, где я живу.

Родители будут только рады, что у меня появилась такая симпатичная подружка.

Взявшись за руки, они поспешили к серому современному зданию. Едва вбежали в парадную, как крупные капли защелкали по асфальту. Радуясь, что сухие, поднялись лифтом на двенадцатый этаж. И тут Юля удивилась. Перед ними на площадке оказалась только одна широкая дверь. Она сверкала полировкой и блестящей хромированной ручкой.

– Здесь ты живёшь?

– Да, в этом доме два наших этажа. У отца крупная фирма с филиалами в других городах и за границей, большая семья, и вообще положение обязывает.

"Ничего себе! – подумала Юля, – куда я попала?"

Руслан вынул из кармана затейливый ключ с двумя выступами в разные стороны и со щелчком открыл дверь, по толщине, соответствующей банковскому сейфу.

Они вошли в просторную прихожую, напоминающую фойе гостинцы. На стене недалеко от входа огромное зеркало, рядом бесконечный шкаф, на нижней открытой полке которого выставка войлочных тапочек. Руслан скинул туфли, нашёл свои тапки, другие маленькие протянул ей.

– Мама требует не ходить по квартире в уличной обуви, – смущённо, словно оправдываясь, сказал он.

Через раздвижную дверь с рисунками на матовых стёклах они вошли в следующую прихожую, где стоял угловой диван с высокими прямыми спинками и жёсткими подлокотниками. обшитый кожей. Напротив него располагались такие же два кресла, а перед ними длинный прямоугольный журнальный стол, на котором ничего не лежало. Руслан толкнул одну из дверей, и они оказались в комнате, заставленной дорогой современной мебелью, прямой и ровной без закруглений и завитушек. Стиль барокко здесь явно не уважали. Вся эта обстановка уюта не создавала. Ей показалось, что она попала в одну из кантор процветающих новых фирм, выросших, как грибы, в центре города. В другой комнате, похожей на предыдущую, Юля, наконец, увидела людей.

Немолодая женщина в длинной юбке и зелёной строгой блузке напомнила Юле школьную учительницу. Она внимательно оглядела девушку и вопросительно подняла брови.

– Мама, – сказал Руслан, – это Юля. Мы познакомились в гостях у моего товарища и подружились. Она умная и скромная девочка. Мне с ней интересно. Думаю, тебе она тоже понравится.

Юля успела только кивнуть, чёрные длинные волосы рассыпались по плечам.

– Мы посмотрим, – сказала мама, отложив на кофейный столик газету «Аргументы и факты», – проходите, садитесь, поговорим. Меня зовут Варвара Степановна.

Поговорить не удалось. В комнату вошёл двойник Руслана, только значительно старше, с сединой в рыжих волосах, высокий и грузный.

– О, у нас гости, – просиял его взгляд.

Из другой двери появились две девушки очень похожие на картинки из журнала мод. Они внимательно оглядели Юлю и слегка скривились. Юля подумала, что возможно плохо соответствует кругу семьи Руслана.

После короткого представления друг другу мама глянула на стоявшие на полу старые часы в деревянном футляре и безапелляционно объявила:

– Время чая.

Отец Руслана Павел Зубатов – человек известный. Его вполне легальный бизнес был скрыт от любопытных. Все его партнёры находились где-то за границей в Италии, Греции, Франции. А недавно он успешно наладил деловые отношения с американцами. Основные капиталы тоже содержались не в родной стране. Для быстрого и комфортного передвижения в порту стояла собственная яхта. Вся его работа занимала много времени, частые поездки, встречи, совещания, управление импортом-экспортом товара. Поэтому дома он бывал редко и не долго, а все домашние проблемы решала жена.

Варвара в молодости приехала в Одессу из провинциального городка, поступила в педагогический институт не благодаря отличному аттестату, а потому что туда охотно принимали национальные кадры. Ещё студенткой видная, стройная, красивая девушка вышла замуж за городского парня, даже не предполагая, что станет когда-нибудь женой миллионера. Долгие годы она работала педагогом в младших классах. Когда на неё неожиданно обрушилось несметное богатство, и она ушла из школы, то оставалась по характеру бедной учительницей строгой, скупой, расчётливой.

Четверо её детей быстро оценили положение и преимущество богатой жизни, когда папа их любит, и не надо сильно задумываться, если можно многое себе позволить.

Старший сын Владик работал в одном из отделений папиной фирмы, особым старанием и умением не отличался. Свою подругу Жанну он привёл в дом два года назад, объявив всем:

– Это моя невеста.

Так она и осталась – фактически жена, юридически невеста.

Дочери Мила и Света, избалованные переизбытком денег, без конца меняли места учёбы, работы, кавалеров, платья и автомобили.

Младшим сыном Русланом командовала вся семья, включая горничных и кухарок. К этому он привык, часто прячась в многочисленных комнатах от воспитателей.

Столовая, куда все направились на чаепитие, была в стиле комнат, через которые они проходили: тяжёлые стулья с прямыми спинками вокруг большого стола на толстых ножках, огромный буфет не украшала даже нарядная посуда за стеклянными дверцами. На стенах висели странные картины: уродливые лица, перекошенные домики, в цветных пятнах угадывались цветы. Юля с улыбкой смотрела на эту примитивную живопись.

– Это Мила рисовала, – сказал Руслан.

Горничная ловко расставляла посуду. Варвара села во главе стола, отец устроился рядом с Русланом и Юлей.

Подняв чашку с горячим чаем и глядя на Юлю сквозь облачко пара, Варвара затеяла беседу, которая больше напоминала прокурорский допрос. Семья сидела молча в насмешливом любопытстве, только отец, извиняясь, прокомментировал:

– Мама всё не может избавиться от роли классного руководителя, того и гляди, напишет в дневник замечание.

Девушки захихикали, Руслан нахмурился, а Юля в полной растерянности часто отвечала невпопад на неудобные вопросы, которые сыпались на неё струйками холодного дождя.

Она медленно и смущенно рассказала, что живёт с дедушкой и бабушкой, что родители погибли, когда ей было двенадцать лет. Во время турпоездки автобус занесло на мокрой скользкой дороге, он сорвался в овраги и загорелся. Выбраться из него они не успели.

– В прошлом году я закончила школу и теперь работаю, чтобы собрать деньги на учёбу. Хочу поступить в университет. Мне приходится очень много и серьёзно заниматься, и у меня почти нет свободного времени.

Руслан, отодвинув стул и прервав затянувшееся общение, предложил Юле подняться в его комнату и посмотреть книги, музыкальные записи, фотографии разных поездок.

Комната Руслана выглядела несколько уютнее, чем другие помещения этой слишком большой безликой квартиры. Юля не понимала, как можно нормально жить в таком убогом богатстве.

Проводив Юлю, Руслан хотел тихо пройти к себе. Мама перехватила его, хлопнув ладонью по дивану рядом с собой, предлагая сесть. Руслан, молча, как принято в этом доме, подчинился и с улыбкой приготовился выслушать мамины комментарии.

– Ну, и где ты нашёл это чудо света? – И не дожидаясь ответа, продолжила:

– Очень красивая девушка, ей даже краситься не надо. Что последует дальше? Мы не можем позволить, чтобы ты встречался и приводил в наш дом кого попало. Неплохо бы увидеть её семью, если у тебя это серьёзно.

– Я был у них дома. Они очень приветливые и интеллигентные люди. Бабушку до сих пор публикуют журналы и газеты у нас и за рубежом. Она довольно известный писатель. Юля показывала мне её дипломы и медали.

– О, это совсем другое дело! Мы, пожалуй, должны с ними познакомиться, если ты продолжишь с ней встречаться.

– Мама, она мне нравится, я её люблю. В нашем кругу такой девушки я не видел.

В солнечный ясный день, когда все были свободны, Павел с Варварой отправились знакомиться с Юлиными родственниками. Руслан, сидя рядом с шофером, показывал дорогу. Возле старого стандартного пятиэтажного дома остановился чёрный мерседес. Люди высунулись из окон с удивлением гадая: «К кому это?» В этих местах такие машины не останавливаются. Хрущёвский район с неряшливо разбросанными постройками не радовал глаз архитектурными излишествами. Не было садиков, детских площадок, на полянках между домами, кроме жухлой травы, валялись обрывки газет, бутылки и прочие продукты местной цивилизации.

Шофер вышел и распахнул дверцу. Варвара величаво выплыла из машины и, не глядя по сторонам, прошествовала к обшарпанной лестнице. Дверь квартиры после короткого звонка открыла Юля. Их ждали. Из кухни плыл аромат жаренных грибов, запах чеснока, перемешанный с ванилью и ещё с чем-то непонятным.

В столовой Павел торжественно поставил на стол полуторалитровую бутылку водки с иностранной этикеткой. Стройный седой очень немолодой человек, слегка склонив голову, представился:

– Борис, моя супруга – Елена. Женщина, к удивлению и зависти Варвары, вовсе не выглядела старухой.

Юля и Руслан быстро расставили праздничную посуду. Елена внесла блюдо жаренных грибов с картошкой, салат и пироги. Борис поставил на стол рядом с водкой красивую фигурную бутылку французского коньяка с чёрной пантерой на стекле.

За столом неторопливо потекла светская беседа, при этом никакие вопросы друг другу не задавались. Варвара была удивлена: впервые ей не жаловались на трудности жизни, материальная тема просто не затрагивалась. Наконец, Варвара, убедившись, что здесь её приветливо встретили и к сыну относятся тепло, решила поговорить о том, ради чего они приехали.

– Я полагаю, что нашим детям хватит бродить по улицам, садикам и сомнительным кафе. Пусть поживут вместе.

– Я не понял, – перебил Борис, – вы предлагаете им пожениться?

– Ни в коем случае. Мы снимем им небольшую квартиру и посмотрим, что из этого выйдет.

– Кем же будет считаться наша внучка? – нахмурился Борис, – подругой, невестой, любовницей?

– Гражданской женой. Оформить брак можно, если они через какое-то время не разбегутся. Вы же сами понимаете, несхожесть характеров и житейские мелочи разрушают любовь.

– Как ты на это смотришь? – повернулась Елена к Юле.

Юля сияла. Ей очень понравилась перспектива взрослой, самостоятельной жизни, к тому же отец Руслана пообещал оплатить её учёбу не только в Одессе, но и с Русланом за рубежом. Вместо Юли ответил Руслан:

– Бабушка, у нас всё будет отлично. Мы любим друг друга.

В новой квартире Руслан почувствовал себя Робинзоном на необитаемом острове – ни горничных, ни кухарок, ни прочей прислуги. Такой ли самостоятельной жизни ему хотелось? Суровый быт отрезвлял.

Мама оплачивала снятую для них квартиру в центре города и ежемесячно вручала небольшую сумму на повседневные расходы.

– Приучай свою подругу жить скромно. Отчёта о расходах у неё можешь не требовать, но следи.

После занятий Руслан укладывался на диван до Юлиного прихода, встречая её одними и теми же словами:

– Ох, как я устал, голова болит от лекций, которые нельзя пропускать. Что у нас на ужин? Опять картошка, салат, макароны, а мясное есть?

– Денег, которые ты мне вчера оставил на котлеты не хватило.

Юля готовила неплохо, даже вкуснее, чем в доме его родителей. Но Руслан часто капризничал, когда у Юли не было времени на более сложную еду. Отсутствие разнообразия в рабочие дни раздражали «жениха». Вскоре Руслан перестал встречать Юлю с работы. По дороге домой ей нужно было делать покупки. И когда она заходила в квартиру, нагруженная кульками и пакетами, Руслан её целовал и неизменно спрашивал:

– А что вкусненькое ты купила?

Однажды Юля сварила мясной суп с горошком и капустой с расчётом на два дня. Когда она на следующий день вернулась с работы, довольный Руслан гордо показал ей чисто вымытую кастрюлю. Юле пришлось ужинать овощным салатом.

Руслан почувствовал усталость Юли, понял, как ей тяжело и непросто в новой обстановке. Он заставил себя встряхнуться, заказал новую мебель, расставил по картинке в журнале. Юля, придя с работы, не узнала, куда попала – в комнатах стало нарядно и красиво.

Жизнь постепенно налаживалась. В субботу Руслан занимался генеральной уборкой, пока Юля готовила его любимые блюда. А в воскресенье был день визитов. Они посещали либо родителей Руслана, либо родных Юли.

В доме Варвары собиралась вся семья и нужные гости. Было отвратительно многолюдно и неприятно шумно. За столом велись пустые бессодержательные беседы, где каждый говорил своё, и никто никого не слушал. Руслан с Юлей покидали эту привычно скучную компанию с гудящими головами.

Зато у бабушки всегда тихо, спокойно и вкусно. Дедушка рассказывал истории из прошлого и с иронией комментировал события нынешних дней. Бабушка показывала свои новые публикации, читала из них отрывки. Ребята здесь отдыхали душой от повседневной суеты, мелочных неурядиц самостоятельного быта. Уходили нагруженные пакетами бабушкиных вкусностей.

Вскоре после их переезда в новую квартиру отец Руслана предложил Юле оставить работу и серьёзно заняться подготовкой к поступлению в университет, но она предусмотрительно не уволилась, хотя на учёбу времени совершенно не хватало. Руслан помогал Юле только в освоении английского языка, которым владел в совершенстве.

Наступило лето, уже отцвели акация и каштаны. Влажный солёный бриз не давал прохлады. Подошло время каникул и отпусков. Руслан слонялся целый день по пустой квартире ныл по вечерам, жаловался на скуку.

И тут папа заявил всей семье, что ему необходимо по работе отправиться в Италию.

В Неаполе у него важная встреча с американским партнёром.

– Мы можем поехать всей семьёй на моей яхте. Пока я буду заниматься делами, вы отдохнёте, осмотрите красивый город, походите по храмам и музеям, совершите покупки. Только берегите кошельки и сумки от хулиганов на мотоциклах. Я уже предупредил команду и обслуживающий персонал.

Все оживились. Особенно обрадовались дочери – такая возможность накупить новые наряды и украшения. Старший сын со своей вечной невестой Жанной тоже решили присоединиться к путешественникам. Юля взяла отпуск. Руслан подготовил фотоаппарат, в Неаполе он раньше не был. Он перестал хныкать, сделался милым и весёлым.

За пассажирским причалом на фоне яркого голубого неба и бирюзовой воды белоснежная яхта казалась невесомой. Салон, каюты, столовая в отличие от дорогостоящего прямолинейного уродства квартиры Варвары поражали изяществом и великолепием, здесь, несмотря на миниатюрность помещений, было на удивление уютно.

– Как красиво и удобно! – воскликнула восхищенная Юля.

– Конечно, улыбнулся довольный Павел, – я сам выбирал это судно, и дизайн выполнили по моему заказу.

Варвара, стоящая рядом с ними на палубе, усмехнулась и пожала плечами:

– Мещанские штучки. Я бы эти выкрутасы отправила за борт без всякой жалости.

Прекрасная погода, качка почти не ощущалась, дамы могли загорать на верхней палубе. Вечером Юля впервые увидела удивительную картину. Огромный малиновый шар солнца медленно скатывался с пылающего неба и тонул в море.

Хорошее настроение пассажирам портили только Мила и Света. На яхте были всего четыре комфортабельные каюты-люкс, рассчитанных на двоих. Впервые сёстры оказались вместе в одном небольшом помещении. Это их раздражало. Они не привыкли постоянно находиться на глазах друг у друга, делить между собой шкаф, туалетный столик, а главное, зеркало. Начались ссоры, и злость потекла по судну. Напряжение висело в чистом морском воздухе, портило настроение семье, даже экипажу. Если они не выясняли отношения между собой, то приставали к Жанне и Юле с колкостями и насмешками. Однако Владик быстро погасил воинственный пыл сестриц, Руслан не вмешивался. Сестры не унимались. В узких проходах они никому не уступали дорогу, заставляя шедших навстречу прижиматься к переборкам, стараясь незаметно толкнуть локтем. В столовой Мила и Света рассаживались так, чтобы не дать Руслану оказаться рядом с Юлей. Пакость мелкая, но сестрицы получали удовольствие.

"Как же они не терпят Юлю, – думал Руслан, – интересно почему?"

Впрочем, он сам догадывался. Миле, Свете и Жанне надо долго стоять перед зеркалом, чтобы нарисовать себе лицо, а Юле делать это не нужно. Ей достаточно умыться и расчесать волосы. В отличие от старшего брата Руслан молчал. Он с детства избегал сестёр, которые его дразнили и могли ударить. А когда он подрос и мог дать сдачи, они со слезами жаловались маме. Варвара ругала и наказывала сына.

Судно благополучно пришвартовалось в Неаполе. Капитан яхты облегчённо вздохнул, рейс получился тяжёлым, несмотря на отсутствие шторма.

Беспокойная семейка поселилась в лучшей гостинице города, и обстановка разрядилась. Целые сутки они отдыхали друг от друга.

На следующий день Павел повёл детей в шикарный многоэтажный магазин. У девушек, как у провинциалок, приехавших в столицу, разбежались глаза. Мила, Света и Жанна прилипли к ювелирным витринам, где под лучами специального освещения переливались цветные драгоценности. Юлю грубо, будто нечаянно, оттеснили от прилавка. Она отошла в сторону и стала рядом с Русланом. Рассерженный этой неприятной сценой, он в другом отделе купил своей подруге красивую блузку.

Павел с горечью смотрел на своих дочерей и, чтобы компенсировать их хамство, купил Юле дорогие золотые часики. После этого похода трое мужчин, нагруженные различными пакетами, вернулись в гостиницу. О дальнейшей прогулке по городу уже речи не было.

В номере у мамы всё своё новое добро они разложили на кровати, демонстрируя и хвастаясь покупками, но в тоже время ревниво с завистью косились на приобретения друг друга.

Варвару мало интересовали различные украшения, но её скупую душу задел дорогой подарок Юле. Что это её сын прилепился к какой-то бесприданнице, висящей на шее их семьи.

Утром отец отправился на деловую встречу со своим компаньоном. А Руслан с Юлей гуляли по городу, любуясь архитектурой зданий, мраморными скульптурами и иконами храмов. Юля впервые находилась за границей и восторженно воспринимала окружающее.

Вечером Павел, довольный успехом от прошедшей встречи, объявил, что его американский партнёр приглашает всю семью в ресторан на ужин. Дамы вытащили лучшие наряды, навесили все свои драгоценности и строем отправились ужинать. Недалеко от ресторана Руслан и Юля остановились у витрины магазина сувениров, сказав, что немного задержатся.

В глубине зала был накрыт длинный стол, с расставленными на нём напитками и закусками. Американец Джек, бывший Яков, в отлично сшитом смокинге, приветливо улыбаясь, встречал гостей.

– Моя наследница Джули, – представил он, стоявшую рядом с ним девушку. Вульгарно накрашенная, она не выделялась ни красотой, ни грацией. Но её украшения сообщали о необыкновенном благополучии папаши и вызвали у четырёх женщин семьи Павла сердечную боль.

Хозяин вечера суетливо рассаживал шумное общество. Сам приземлился рядом с супругой Павла, а возле Джули оставалось два пустых места для опоздавших.

Руслан с Юлей возникли в зале через пару минут и, не торопясь, пошли по широкому проходу между двух рядов столиков. Вся мужская половина посетителей повернулась в сторону вошедших и смотрела на Юлю с громкими восклицаниями одобрения и восхищения. На фоне роскошных вечерних туалетов дам, Юля в своем короткое облегающем стройную фигурку белом платье, с тоненькой цепочкой на нежной шее, украшенной лишь янтарной подвеской-слезинкой, представлялась видением из другого мира. Копна длинных, густых чёрных волос струилась до пояса, оттеняя белизну подчеркнуто скромного и от того еще более стильного наряда. Среди разрисованных женских лиц её образ без грамма косметики выглядел ангельским ликом со старинных портретов.

Они сели за стол на свободные места. Руслан очутился между Юлей и Джули. Американке он сразу понравился, и она тут же мысленно увидела себя рядом с ним вместо этой бледной куклы. Совпадение имён – это ли не намёк Судьбы?

Джули сама представилась Руслану, поведав, кто она такая, попутно похваставшись собственным коттеджем с садом и бассейном. Так как Руслан свободно говорил на английском, они легко общались. Юля понимала только отдельные слова, поэтому перестала прислушиваться.

Джек и Павел соревновались в тостах и здравницах в честь присутствующих дам.

Руслан слегка опьянел, стал более раскован. Юлия, напротив, смущалась от обилия откровенных взглядов мужчин.

– Почему они так на меня смотрят? – спросила Юля у сидевшей рядом Жанны.

"Потому, что ты очень красивая", – подумала Жанна, а вслух сказала:

– Потому, что ты здесь единственная в дневной одежде.

А про себя произнесла:

"И при этом выглядишь королевой среди разряженной прислуги".

Джули хихикала на любые шутки Руслана и как бы нечаянно положила руку на его колено. Заиграл оркестр. Пары поднялись из-за столиков. Джули бесцеремонно потянула Руслана за рукав, требуя потанцевать. Но он знал с какой насмешкой и злорадством посмотрят на это женщины его родной семьи и отказался, объяснил, что слишком много выпил.

Тогда девушка вынула из сумочки визитную карточку с электронной почтой и домашним телефоном и, смеясь, сказала, что будет рада увидеть его в Америке.

— Мы с отцом очень гостеприимные люди, — добавила она.

Домой все возвращались притихшими и умиротворёнными. Усталость пригасила страсти, радость от покупок утихомирила злость. Семья молча разошлась по своим каютам.

В этот вечер Варвара, как бы советуясь, поделилась с мужем своими сомнениями:

– Мне кажется, что Руслану очень понравилась дочка американца, а тебе?

– Девчонка, как девчонка, по-моему, такая же избалованная, как наши.

– А ты не считаешь, что твоему сыну лучше завершить образование в Америке?

– Ну если он сам захочет… Мы можем себе это позволить.

Теперь мама со спокойной душой пригласила Руслана в свою каюту.

– Знаешь, Юля конечно хорошая девочка, но мы с папой считаем, что она тебе совсем не подходит. Не забывай, ты самый младший сын в семье. В дальнейшем тебе придётся сидеть в адвокатской конторе, хорошо, если собственной. В Америке тебя могла бы ждать совсем другая карьера. И, на мой взгляд, Джули очень даже симпатичная. Подумай…

Компьютерная графика Вадима Альтеровича

* * *

Поездка закончилась. Яхта вернулась на свою стоянку. Яркий праздник жизни закончился, потекли серые будни.

Руслан пребывал в самом мрачном расположении духа.

"Одни и те же улицы, знакомые лица, дом родной. А впрочем, родной ли? Почему родной? Чужая тесная квартира. Торчу опять целый день один. До начала занятий почти месяц, Юлька на работе. Тоска непреодолимым грузом давит на психику. Разве этого я хотел? Неужели навсегда? Вот так без прислуги — уборка, чистка, готовка, мойка и стирка грязных носков. Надоело! Как же выбраться из этого болота? Меня дома этому не учили. Юля приходит с работы нагруженная покупками, усталая. Молча идёт на кухню. Ужин, компьютер, сон", — размышлял Руслан, лежа на своём удобном диване.

Он всё чаще вспоминал Неаполь и другую Юлю-Джулю, пусть не такую красивую, но свободную, раскованную, уверенную в себе, которая не станет у плиты чистить картошку.

"А Юлька? На неё так глазели итальянцы. так громко восхищались, а она даже не заметила, сидела перепуганная, как бездомный котёнок. Наверное, мама была права. Пора определиться".

Метания закончились. В один из дней после однообразного ужина Руслан отодвинул тарелку и, глядя в окно, заявил:

– Надо поговорить. Я очень благодарен тебе, что я у тебя первый. Но и ты у меня первая настоящая любовь. Мы с тобой, действительно, родные души, поэтому ты должна меня понять. Родители предлагают мне завершить образование в Америке. Но тебе там делать нечего: ни языка, ни востребованной специальности у тебя нет. На какое-то время мы должны расстаться.

Юля молча поднялась со стула, прошла в ванную, взяла зубную щетку и расческу, потом в спальне сложила в пакет ночную рубашку и халат, взяла свою сумку, пошла к двери, бросив на ходу:

– Ключ отдам завтра, когда приду за остальными вещами.

На этом все и закончилось.

А Руслан с обиженным видом жаловался родным и знакомым:

– Юлька меня бросила.

Как удивительно легко обрывается тонкая ниточка счастья. А было ли оно?..

Руслан улетел в Америку, Владик с Жанной перестали посещать мамин дом, сестры разбежались. Каждая нашла свою нишу в стране и за границей. Никто ни с кем не переписывался. Павел очень редко бывал дома.

Семья рассыпалась, как стеклянный шар после падения на плиточный пол. И только Варвара бродила одна по пустой квартире, не желая расстаться с огромной территорией и мебелью, которую выбирала сама.

Трудная жизнь подкаблучника

Добавить комментарий