И грянул гром небесный

0

Райская музыка в адском исполнении

Сурен КАРАПЕТОВ

 

У ворот Эдема творилось черт знает что. Хмурый, не выспавшийся Петр, гремя ключами, раздраженно покрикивал на херувимов, пытавшихся построить ожидающих в подобие нормальной очереди. Новоприбывшие орали, размахивали руками, совали херувимам свои автобиографии, написанные от руки и распечатанные на принтерах. Самые продвинутые возмущались слабым Wi-Fi, из-за которого их мейлы в Канцелярию Демиурга не проходили, и судорожно тыкали пальцами в экраны скайфонов.

— Держите дистанцию! Приготовьте зеленые паспорта и соблюдайте порядок! – надрывался громкоговоритель на столбе у Врат Эдема.

Через дорогу, у черных обсидиановых ворот Преисподней, очередь не задерживалась. Молодцеватые черти в мышиного цвета комбинезонах ловко пропихивали новоприбывших, не заморачиваясь на проверки и крики возмущения об ошибке в сортировке. Прямо за ступенькой черных ворот была глубокая пропасть, поэтому пробка после порога рассасывалась моментально.

Рисунок Юрия Шамнэ

Скайфон в кармане Петра заиграл знаменитое "Аллилуйя" Леонарда Коэна. Мелодия давно надоела, но поменять ее было невозможно. Демиург любил своих родственников по маме, поэтому заставил всех скачать этот рингтон на свои звонки.

— Петр слушает, — буркнул апостол в трубку.

— Зайди ко Мне, — голос Босса звучал как-то необычно. – Есть вопросы, надо бы поговорить.

* * *

На столе у Шефа стояли бутылочка контрабандного тридцатилетнего нектара "J.C. SuperStar" из винодельни "Geenom" и три рюмки. В кресле напротив трона напряженно на самом краю подушки сидел Михаил, нервно теребя край хитона.

— Петя, что случилось? Почему Он нас вызвал так срочно? – Михаил впился глазами в лицо апостола.

— Пока не знаю. Дернем по маленькой? – Петр потянулся за бутылкой.

— Да подожди ты, — поморщился Михаил, – тут дело серьезное. У меня на входе серафимы даже огненный меч отняли. Видимо, что-то произошло.

На троне материализовалось белое облако. Это был тревожный знак. Деми не хотел, чтобы помощники увидели Его лик.

— Ну-с, господа, — прозвучал Голос, — что будем делать? Из канцелярии Люци пришло письмо. Предлагает ввести на Небесах демократию, свободные выборы, разрешить деятельность политических партий и общественных движений. Мол, надо идти в ногу со временем. У них, там, в Преисподней, уже создано движение DЕM – "Существование чертей имеет значение". Требуют пересмотреть отношение к ним, и перестать называть чертями – только адоангелами. Кроме того, предлагает провести выборы на должность главы Небес.

— Чушь, — фыркнул Михаил, — у них там постоянно черти воду мутят. У нас-то такая бодяга невозможна.

_ Да не чушь, — громыхнуло из облака, — смотри, вот данные опроса среди населения Эдема. Прибывшие в конце ХХ и в начале XXI века согласны с тем, что старая форма правления устарела, газеты и интернет-порталы Эдема забиты лозунгами и статьями о демократии, свободе слова и проч. Утверждают, что 5782 года у власти делают даже Меня тираном и деспотом, и намекают на то, что Я превратился в Свою противоположность. Призывают дать дорогу молодым, мол, незаменимых – нет. И вообще, религиозная составляющая в правлении Эдема – это мракобесие, отсталость, и существование нужно строить не в соответствии с Законом, а по демократическим меркам. "Эдем – для всех!". Что скажешь, Петр?

— А я знаю? – в этот момент апостол стал похож на старого Шимона Рабиновича из Одессы.

— Ну ты же сам в свое время подсказал Павлу Вторую Поправку – "Нет пред Господом ни эллина, ни иудея!", вот они к ней и апеллируют.

— Раз так, давай попробуем, — Петр почесал нос, — а чем мы рискуем? Ты же – Всемогущий. Если что – отыграем назад, а недовольных – к Люци. И всех делов!

* * *

Избирательная кампания шла полным ходом. Райские кущи были оклеены плакатами и постерами многочисленных партий и движений. Партии Эдема продвигали самые разные программы – от радикально-клерикальных, базирующихся на праве только праведников пребывать на Небесах, до ультра-демократических, утверждавших, что даже самый отъявленный грешник имеет право на райское блаженство. Души юристов вели непримиримую полемику, одни — отстаивая постулаты презумпции невиновности, другие — непоколебимость 10 Заповедей. Возле Обители Демиурга проходили массовые демонстрации, с призывами – "Деми – в отставку!", "Надоел!", "Долой религиозное мракобесие!", "Армию ангелов – под суд!".

Иная ситуация была в Преисподней. На каждом котле красовались только портреты Люция и демонов из его партии "Небеса – наш общий дом!". Специально обученные черти обходили каждый котел, объясняя, что все проблемы грешников в том, что праведники бессовестно гребут себе и нектар, и прохладу, и получают райское блаженство исключительно по блату. Программа Люция была проста и незатейлива – отобрать у дармоедов Эдема все и поделить на всех. Тогда и температура в котлах упадет, и содержание серы снизится. Кроме того, решится вопрос с переполненностью самих котлов, ведь недостаток финансирования Преисподней и привел к тому, что не каждый грешник может позволить себе индивидуальную сковороду или котелок. А все средства Демиург направляет только на развитие Эдема, где каждый праведник получает от Него личные кущи. Грешники кипели от возмущения и скандировали – "Только не Деми!", "С Люцифером – мы, без Люцифера – нас!", "Врата Эдема – под наш контроль!"

Выборы решили проводить в Чистилище, как на нейтральной территории. По опросам партия Демиурга лидировала с серьезным отрывом как среди партий Эдема, так и в отношении партии Преисподней. Как ни странно, но многие из обитателей котлов поддерживали и самого Деми, и другие эдемские партийные списки, вероятно, в надежде на скорое освобождение от грехов, и в нежелании идти против Его воли.

Однако за неделю до голосования произошло невероятное. Архангел Михаил, который шел пятым в избирательном списке Демиурга "Эдем", заявил о создании новой партии – "Обретение Надежды". Михаил заявил, что давно уже не доверяет Боссу и готов предоставить факты нарушения Им Законов. Следом за Михаилом свои претензии на Главный Пост предъявил Гавриил, который давно втайне примерял на себя корону Властителя Вселенной, и даже усаживался в Его кресло, когда Демиург выходил по делам из тронного зала. Рафаил сколотил группу из ангелов нижнего регистра и обитателей северного придела Эдема, и шел на выборы с лозунгом – "Светлое Будущее", но рекламу себе не делал, отмалчиваясь и подзуживая Гавриила, обещая ему полную поддержку, если получится свалить Шефа.

* * *

В день выборов черти целыми котлами везли грешников на участки, пыхтя и сопя от напряжения. Лидеры эдемских партий по очереди зажимали в углу Люцифера, о чем-то таинственно шушукаясь с ним, и доверительно заглядывая в глаза. Люцифер, раздуваясь от осознания собственной значимости, снисходительно похлопывал их по плечам и нимбам, и косился в сторону Главной обители. Напряжение нарастало. Председатель Избиркома, коим был назначен Петр, тревожно посматривал на часы.

* * *

И был вечер, и было утро. Красными от недосыпа глазами Петр смотрел на итоговый результат выборов. Партия Шефа и примкнувшие к нему в блоке клерикалы набрали меньше половины голосов. Партии Михаила, Рафаила и Гавриила – тоже. Вопрос о том, кто станет Главным, теперь, зависел от Люци.

Скайфон сыграл увертюру к "Аллилуйя". Петр судорожно схватил его, и поднес к уху.

— Ну? – голос был напряженным, — посчитал?

-Да, – Петр обрисовал ситуацию. В трубке было тихо. Раздался вздох.

— Что ж, они хотели изменений, они их получат.

* * *

Новым Верховным стал Гавриил. Он радостно подпрыгивал на троне, болтал короткими ножками, корона смешно сползала ему на уши, но это не мешало счастью просто струиться из архангела. Деми в общих чертах обрисовал ему ситуацию во Вселенной и исчез в неизвестном направлении. О том, где Он пребывает, знал только Петр, но молчал, как белорусский партизан.

Ситуация на Небесах стала меняться сразу. Сперва в Эдеме появились черти. Пользуясь тем, что Люци стал правой рукой Гавриила, а, вернее, главным винтом, на котором крутилась новая власть, адоангелы расползлись по всему Саду, заигрывая с праведницами и праведниками, потому как настоящему черту все равно, с кем заигрывать. Некоторые грешники действительно получили возможность вылезти из серы и смолы, и даже, переехать в Эдем, а остальным резко подняли температуру в котлах, объясняя это заботой о них же. На сковороды масла больше не подливали, поэтому многие грешники даже стали подгорать. Но масло уходило на нужды чертей и демонов, поэтому на жалобы грешников никто внимания не обращал.

Вход в Эдем уже никто не контролировал. Поэтому в Преисподней даже началось ворчание, так как никто туда не бежал, а все без разбору валили в Райские Кущи, от чего они стали похожи на Чистилище. Которое, кстати, тоже опустело.

Вечность застыла. Гавриил, не совсем разбираясь в Небесной Механике, первое время еще пытался как-то руководить, но ему надавали по рукам Люци, Рафаил и Михаил, и он свыкся с тем, что все, что от него требуется – это сидеть на троне и болтать ногами.

Небесная Ось стала скрипеть. Все чаще стали наблюдаться сбои в пространственно-временном континууме, новая власть во всем винила Демиурга, не оставившего точных указаний, как руководить Вселенной. В Эдеме пропали все цветы, небо стало серым, повсюду лежали огрызки райских яблок, распоясавшиеся черти избивали херувимов и серафимов, а ангелы младшего регистра просто боялись высовывать нос из облаков.

* * *

— Ну что, Петя, наигрались?

— По самые гланды, — негромко ответил апостол.

— Пора?

— Пора.

И грянул гром небесный.

Автор — израильский гид и журналист, постоянный обозреватель онлайн-журнала "ИсраГео"

Бегемот и Слонопотам

Добавить комментарий