„Хава нагила“ в немецкой школе

0

Еврейский урок для германских ребятишек

Лев МАДОРСКИЙ

 

В 2004 году я работал учителем музыки в начальной школе Магдебурга, небольшого города в Германии, который запомнил со школьных лет по «магдебургским полушариям» из программы по физике. Коллектив, как было и в России, сплошь женский. Кроме меня один мужчина — завхоз. Как-то он поделился:

"Жена в школу зашла и теперь ревнует. Ищи, говорит, другое место".

Действительно, учительницы в большинстве молодые, симпатичные. Особенно нравится мне классная руководительница 4 „Б“ фрау Гедике. Энергичная, склонная к улыбке, сохранившая, несмотря на двоих детей, точёную фигуру и лёгкую, летящую походку. Удобного случая поговорить, поближе познакомиться не было. Фрау Гедике, как и другие учительницы, исчезает сразу после окончания уроков.

Но в описываемый здесь день был приятно удивлён. Фрау Гедике не пролетела мимо, а подошла. Как всегда, сияющая и оживлённая:

— Господин Мадорский, правда, что вы еврей?

По совковым понятиям, вопрос звучал почти неприлично.

— Что да, то да, — ответил я, не уверенный, что одесский юмор будет понят.

Фрау Гедике, как девчонка, запрыгала, захлопала в ладоши:

— Ой, как здорово! Вы можете провести в 4 „Б“ урок, посвящённый годовщине образования Израиля?

— Как это? — растерялся я.

— Расскажете об истории, религии, культуре. Сыграете несколько израильских песен. Ну, в таком духе…

Лев Мадорский

Через две недели в начале мая 20 мальчишек и девчонок, а также фрау Гедике с интересом рассматривали меня в кипе, израильский флаг, который я прикрепил к классной доске, менору, молитвенник, другие вещи, сувениры из Земли Обетованной, которые нашлись дома или которые попросил у знакомых.

Посыпались вопросы:

— Почему звезда шестиконечная? Почему молитвенник читают с другой стороны? Правда, что в Израиле живут евреи? Почему евреи носят шапочку? Почему? Почему?

Я ответил, как мог. Сыграл гимн Израиля. Стал читать заранее подготовленный текст, который переписал из туристского проспекта, написанного в рекламном, слащаво— приторном стиле:

„Солнечная страна, белоснежные отели на берегу ласкового моря, вечнозелёные пальмы…„

Минут пять почитал и с ужасом увидел, как 4 „Б“ на глазах исчезает с урока. Наиболее старательные девочки, правда, пытались изобразить внимание. Но подавляющее большинство смотрело в окно, зевало, перешёптывалось, играло в крестики — нолики, делало домашнее задание. То есть занималось тем, чем занимаются школьники всего мира, если на уроке скучно.

Надо было спасать положение. Я отложил проспект и рассказал на своём ломаном немецком о том, что мне на Святой Земле было интересно. О солдате израильской армии, худенькой, маленького роста девчушке лет восемнадцати, с которой ехал в автобусе. Девчушка заснула, и автомат с грохотом упал на пол. Она проснулась, спокойно подняла оружие и заснула опять… О мальчике, бедуине, лет шести-семи, который прогнал палкой верблюда, вышедшего на шоссе… О малышах детского сада в кибуце, играющих (по израильской воспитательной методике) со старыми, испорченными, но настоящими автомашинами, холодильниками, электроплитами. Потом показал видеокассету, которую снял сам: Стена плача, сафари, виды Тель -Авива. Мы разучили израильскую песню „Хава Нагила“. В глазах детишек зажёгся интерес.

И тут неожиданно появилось ощущение, что я упустил что-то важное. Не сказал о том, о чём обязательно должен был сказать. На уроке об Израиле в Германии. Ощущение было таким сильным, таким осязаемым, что я замолчал, не понимая, что делать дальше. Ребята и учительница тоже молчали. Пауза затягивалась.

Наконец, в полной тишине я стёр слова „Хава Нагила“, написал во всю доску:

"6000000 евреев!"

И поставил восклицательный знак.

— Что означает эта цифра?

Четвероклашки молчали. Я видел, как фрау Гедике что-то прошептала на ухо сидевшему рядом мальчику, и тот поднял руку:

— Их Гитлер убил.

Учительница попросила слова:

— Во время Второй мировой войны нацисты во главе с Гитлером расстреляли, повесили, умертвили в газовых камерах 6 миллионов евреев. В том числе детей женщин, стариков. Только за то, что они были евреи. Встанем и почтим память погибших минутой молчания.

Такого не ожидал. Класс встал легко и бесшумно. В одном эмоциональном порыве. И замер в полной тишине. Чуткие детские сердца непостижимым образом прониклись серьёзностью минуты. Я смотрел на сосредоточенные, напряжённые лица и комок подступал к горлу. Не выдержал, отвернулся.

Несколько следующих дней 4 „Б“, а за ним и почти вся школа пели „Хава Нагила“. А когда фрау Гедеке спросила четвероклассников,  в какую страну ребята хотели бы съездить, то они в один голос ответили — в Израиль.

Это были мои счастливые дни.

"Мастерская"

Промывание холокосточек

Добавить комментарий