Впервые на арене

0

Израильский премьер явно спутал Нью-Йорк с Нью-Васюками

Петр ЛЮКИМСОН

 

Никогда прежде речь премьер-министра Израиля не вызывала такие бурные споры внутри страны и почти полное равнодушие со стороны международного сообщества, как первое — и, возможно, последнее — выступление Нафтали Беннета перед Генеральной ассамблеей ООН.

Если верить Яиру Лапиду, Йоазу Генделю, Идит Сальман и другим представителям коалиции, это была едва ли не самая выдающаяся речь израильского лидера за всю историю государства. А представители оппозиции назвали его "пустым выступлением в полупустом зале, состоявшим из пустых слов и пустых мыслей", добавив, что до сих пор ни один премьер Израиля не использовал трибуну ООН для того, чтобы поведать миру о внутренних проблемах страны. По сути дела, утверждают депутаты от "Ликуда" Мири Регев и Мики Зоар, Беннет решил еще раз убедить сограждан в легитимности своего правительства, но Нью-Йорк — совсем не подходящее для этого место.

Если же верить представителям израильской медицинской элиты, то Нафтали Беннет попросту опозорил их перед всем миром и доказал свою профессиональную некомпетентность.

Любопытно, что большинство обозревателей израильских СМИ, в том числе и не скрывающие своих левых и даже леворадикальных взглядов, в своей оценке речи Беннета на Генеральной ассамблее ООН были ближе к оппозиции, чем к коалиции. Так, обозреватель газеты "Аарец" Ноа Ландау тщетно пыталась парой-тройкой красивых фраз скрыть свое разочарование выступлением премьера. По ее мнению, Беннет, безусловно, продемонстрировал, что владеет английским не хуже Нетаниягу, в его речи было меньше обвинений и агрессии, чем в выступлениях его предшественника, но вместе с тем он не сказал ничего, что мог бы сказать Нетаниягу, а просто произнес набор банальностей. И при этом полностью проигнорировал главный вопрос, который, по мнению госпожи Ландау, беспокоит израильтян и весь мир, — о том, как будут развиваться наши отношения с палестинцами.

Журналист "Маарива" Бен Каспит высказал похожее мнение: то, что Беннет ни слова не сказал о палестинской проблеме, он считает самой грубой ошибкой премьера. Особенно с учетом того, что за два дня до его выступления перед участниками Ассамблеи была озвучена в режиме видеоконференции речь председателя ПА Абу-Мазена, который не преминул в очередной раз бросить в адрес Израиля крайне тяжелые обвинения, и Беннет непременно должен был дать на них ответ. Но он промолчал, а молчание, как известно, обычно воспринимается миром как знак согласия.

По словам Бена Каспита, Нафтали Беннет построил свою 26-минутную речь, которую, как утверждает его окружение, писал, как и его предшественник, самостоятельно, ни с кем не советуясь и стараясь ничем на Биби не походить. Ему это, безусловно, удалось, но не походил он и на Биби, и на Биньямина Нетаниягу, а это, по концепции этого журналиста, две разные личности: первый — интриган и провокатор, второй — выдающийся оратор и дипломат.

"Что ж, по меньшей мере, хорошо, что премьеру удалось избежать помпезности и дешевых эффектов, которыми изобиловали речь Нетаниягу в ООН. Ему недоставало яркости и экспрессии, но в целом это была достойная, выдержанная и содержащая немало скрытых намеков в адрес врагов Израиля речь", — констатировал Бен Каспит.

Увы, как раз помпезности в речи Нафтали Беннета, особенно в ее первой половине было, пожалуй, даже слишком. Чего только стоил ее зачин:

"Израиль — это маяк посреди бушующего моря. Это факел демократии, мультикультуры и инноваций, который нацелен на улучшение нашего мира. Израиль слишком много времени связывают с войнами, которые с ним ведут соседи. Но эти войны отнюдь не составляют суть Израиля. Поверьте, ни один израильтянин не встает утром с мыслью о том, как сегодня будет развиваться конфликт с соседями. Израильтяне хотят просто хорошо жить и строить лучший мир для своих детей".

Отсюда Беннет перешел к борьбе Израиля с коронавирусом и внутренним проблемам еврейского государства. Он отметил, что у стран, которые раскалываются изнутри, нет будущего, и именно он и его товарищи по коалиции смогли предотвратить пятые выборы и вернуть стране политическую стабильность и спокойствие.

"Есть моменты, когда политические лидеры обязаны взять в свои руки штурвал управления прежде, чем государство свалится в пропасть. Они должны выстоять под шквалом критики и привести страну в безопасную бухту. Сто дней назад я и мои соратники по коалиции создали в Израиле новое правительство. Это самое "разноцветное" правительство за всю нашу историю. То, что было начато как "политическая ошибка", может стать в будущем главной целью, и цель эта — единство народа", — сказал Беннет.

Мы не станем приводить выражения, которыми ряд обозревателей и сотни тысяч пользователей социальных сетей откликнулись на это высказывание премьера. Скажем лишь, что они сводились к тому, что Нафтали Беннет явно плохо знаком с реалиями, которые сложились в сегодняшнем Израиле. Но эта часть речи главы правительства адресовалась никак не миру, а израильтянам. В том числе и тем, кто регулярно проводит демонстрации вблизи его дома в Раанане.

Неуместными многим показались и слова Беннета о том, израильская модель борьбы с коронавирусом является примером для планеты всей. Неуместными — хотя бы по той причине, что в настоящее время Израиль является не лидером, а, скорее, аутсайдером этой борьбы по всем основным статистическим показателям. Но и эта часть речи была адресована исключительно соотечественникам, и именно в ней он и допустил ошибку, которая вызвала наибольший шквал критики.

"Разработанная нами модель включает три основных момента, — заявил Беннет. — Во-первых, страна должна оставаться открытой. Во-вторых, следует продвигать вакцинацию населения и опережать развитие эпидемии на один шаг. И, в-третьих, решения должны приниматься и осуществляться максимально быстро, в обход всех бюрократически препятствий".

Остановись наш оратор на этой мысли — и все было нормально. Но премьер явно спутал Нью-Йорк с Нью-Васюками, и его понесло.

"Эпидемия затрагивает все стороны жизни общества, — вещал он, — и потому решения о том, как с ней бороться, должны принимать не специалисты, а политические лидеры. У врачей не может быть монополии в этом вопросе!".

Следует признать, что в этих словах нет никакой крамолы. В Израиле, как и во всем мире, конкретные решения о том, как будет функционировать во время эпидемии экономика, система образования, индустрия развлечений и т.д., принимаются именно политиками. Так было и при предыдущем правительстве. Но принимаются все же с учетом рекомендаций эпидемиологов и других специалистов, основанных на последних данных науки и многовековом опыте человечества в борьбе с эпидемиями. Из слов же Беннета – вольно или невольно — получалось, что ему вообще нет дела до того, что говорят медики, главное — гнуть свою политическую линию. И это на фоне того, что за последние два месяца в Израиль от коронавируса скончались 1300 человек, что значительно превышает месячные показатели летальных исходов в период предыдущих волн эпидемии, то есть гордиться нам в данном случае особо нечем. Именно в пренебрежении мнением специалистов обвиняли ранее Беннета представители оппозиции и, прежде всего, экс-глава минздрава Юлий Эдельштейн. И именно эти слова нынешнего премьера вызвали взрыв негодования среди врачей и руководства минздрава.

"Перейдены все мыслимые границы. Ничего подобного мы никогда не видели и не слышали ни от одного премьер-министра", — заявил, комментируя слова премьера, глава профсоюза медработников Цион Хагай.

"Премьер-министр Беннет опозорил врачей Израиля и руководство минздрава перед всем миром. Более того, сам того не желая, он оказал поддержку противникам вакцинации, являющимся главным препятствием на пути борьбы с эпидемией", — сказал высокопоставленный представитель ведомства.

"Очень хочется спросить, что бы депутат Беннет сказал о премьер-министре Беннете. Помните его речь? "Вы сошли с ума? Возьмите себя в руки!" Это он должен был бы сказать самому себе", — заявил другой представитель минздрава.

Лучше всего по данному поводу, пожалуй, высказался министр здравоохранения Ницан Горовиц. Он сказал, что мнение медиков, безусловно, важно и должно учитываться политическим руководством при принятии решений. Слова же Беннета излишни и неуместны и лучше бы не были произнесены. Но, так или иначе, не стоит их особо драматизировать.

Основная же часть речи Нафтали Беннета была посвящена иранской угрозе, и хотя особой новизной она не отличалась, там было немало интересных моментов.

"Попросту говоря, Израиль со всех сторон окружен "Хизбаллой", шиитской милицией, ХАМАСом и "Исламским джихадом". Террористические организации стремятся распространить исламский фундаментализм на весь мир и получают финансирование, оружие и тренировочные базы именно от Ирана. Вот уже три десятилетия эта страна проливает кровь и разрушает одно ближневосточное государство за другим: Ливан, Ирак, Сирию, Йемен и другие. Всех их объединяет то, что они оказались на грани распада, их граждане страдают и голодают, а экономика приходит в упадок", — отметил Беннет.

Далее он напомнил, что нынешнего иранского президента называют "тегеранским мясником" — за то, что он санкционировал резню собственного народа, а в последнее время Иран осуществил против стран Запада ряд терактов с применением современных беспилотников. "У нас есть бесспорные доказательства того, что Иран намерен производить ядерное оружие на своих секретных базах в Тюркузабаде, Тегеране и Мерибане. Иранская ядерная программа подошла к "красной черте", и наше терпение, понятно, тоже. Но словам не остановить центрифуги. Есть в мире немало тех, кто считает, что обретение Ираном ядерного оружия неотвратимо. Есть те, кому просто надоело с этим бороться. Но Израиль не может позволить себе такого отношения. Мы не успокоимся и не допустим того, чтобы Иран обладал ядерным оружием".

Как именно он собирается этого не допустить, премьер, разумеется, не сказал. Но от него этого и не требовалось.

Стоит отметить, что основные события на любой Генеральной ассамблее ООН разворачиваются не на трибуне, а в кулуарах. Именно там, в ходе закулисных встреч достигаются договоренности, которые потом лягут в основу многих политических решений и определят ход событий в мире. И таких встреч за время пребывания в Нью-Йорке Нафтали Беннет и сопровождающие его лица провели немало.

В частности, премьер встретился с генсеком ООН Антониу Гуттеришем и с послом США в ООН Линдой Томас-Гринфильд, обсудил с ними вопрос возращения Израилю тел погибших в секторе Газы военнослужащих и призвал их будировать его снова и снова на всех возможных международных форумах. Встретился он и с представителями Еврейской федерации Северной Америки, которых попросил использовать все их влияние на администрацию США для принятия ею "правильного решения" по иранской угрозе.

Словом, в целом это был пусть и не блестящий, но совсем неплохой дебют нынешнего главы правительства на Генеральной ассамблее ООН. Посмотрим, каким будет миттельшпиль.

"Новости недели"

Игорь ЛИТВАК | Их дело шестнадцатое?

Добавить комментарий