Лев МЕЛАМИД | Одиннадцатая прививка

0

Когда антитела вступают в сепаратный сговор с вирусами (хроника пятого года коронавирусной пандемии)

 

Первые четыре прививки прошли без последствий. Почти без последствий. После третьей два часа побаливало правое ухо (укол делали тоже в правую руку), а первые — будто муха пощекотала на месте укола.

Но вот с пятой прививкой начались проблемы. Я стал прихрамывать на правую ногу (колют меня всегда в правую руку). Хромал полдня, даже успел свыкнуться с этим изъяном в походке. Вспомнился анекдотичный случай с моим приятелем, который в свои тридцать восемь лет решил сделать обрезание. На следующий день после этого религиозного ритуала он, прихрамывая, проходил мимо окон йешивы, откуда его радостно приветствовали йешиботники, отправившие своего знакомого к самому известному моэлю в Иерусалиме.

«Как ты себя чувствуешь, дружище? — кричали они. — Не болит?».

Приятель безнадежно махнул рукой в ответ:

«Да вот, нога разболелась…».

И я тоже начал хромать, хотя меня всего лишь укололи в руку, а не срезали часть плоти с тела.

С каждой новой прививкой — а всего с начала пандемии я их сделал уже десять за прошедшие с 2021 года пять лет — малоприятные ощущения досаждали все сильнее. Кроме болей в ушах и хромоты опухали язык и суставы, немели кончики пальцев рук и ног, шелушилась кожа, а после девятой прививки три дня выпадали волосы. Об ознобе и обильном потовыделении я уже не говорю. Ну а что творилось с такими жизненно важными внутренними органами, как сердце, легкие, почки и т.п., я не знаю. По крайней мере, они о себе не давали знать.

На четвёртый год пандемии медики стали выдвигать несколько гипотез о таких реакциях на прививки. Одна гипотеза гласила, что так и должно быть, когда перенасыщенный антителами организм не оставляет вирусам свободы действия, и они, не находя «приюта» во внутренних органах человека, устремляются на «периферию», заставляя страдать человека от глухоты, хромоты, онемения конечностей и т. п.

По другой гипотезе, выдвинутой, кстати, вирусологами израильского научного центра в Реховоте (Институт им. Вейцмана), существует критический уровень антител, при достижении которого они вступают в своеобразный сговор со своими противниками – вирусами, — согласно которому между ними вырабатывается «статус-кво». Иными словами, каждый из них получает определенную область человеческого организма, куда доступ запрещен для противоборствующей стороны. То есть, антитела отвечают за сохранность жизненно важных структур человеческого организма, а вирусы поражают менее важные его участки. Насколько обе стороны выдерживают эту договоренность о статус-кво, вирусологи из Института им. Вейцмана не имеют точного представления, поэтому они рекомендуют и в будущем продолжать вакцинацию.

Интересна гипотеза российских ученых, с которой согласны многие специалисты из Германии, Франции, Соединенных Штатов и Индии. Они утверждают, что самое эффективное средство в борьбе с пандемией – это спиртовые блокады. Эту свою гипотезу российские вирусологи подтверждают статистическими данными, согласно которым среди алкоголиков заражаемость вирусом COVID-19 самая незначительная по сравнению с другими группами населения. На официальном уровне эта гипотеза подвергается усиленной критике из-за опасения получения алкогольной зависимости у очень большой части населения.

Но самую интересную гипотезу выдвинула международная группа ученых, базирующаяся в столице Непала Катманду. Этот город был выбран не случайно, ибо там за все время пандемии было зафиксировано минимальное количество заражений вирусом COVID-19. Ученые связали это с тем, что город находится на высоте 1400 метров, и сделали вывод: этот вирус не переносит высокогорного климата! Более того, они предположили, что будущее человечества будет продолжать свое существование в горных районах, на высоте более полутора километров.

Возможно, так и будет, но пока актуальным остается вопрос: продолжать ли прививаться и насколько побочные эффекты от прививок будут представлять опасность для жизни. Большинство ученых-вирусологов считают, что прививаться следует, несмотря на разного рода болезненные сопутствующие эффекты.

А я завтра иду делать одиннадцатую прививку.

Майя ГЕЛЬФАНД | Противоестественный отбор

Напоминаем: позиция авторов рубрик "Автограф" и "Колумнистика" может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий