У каждого свой Рабин

0

Вновь "лагерь мира" занялся демонизацией своих идеологических противников

Петр ЛЮКИМСОН

Двенадцатого хешвана (в этом году 18 октября) в Израиле отмечается день памяти Ицхака Рабина.

Во дворце президента состоялась традиционная памятная церемония "Нэр Ицхак" ("Свеча Ицхака"). Тон задал внук убитого премьера Йонатан Бен-Арци, который, в частности, сказал: "Я никого не удивлю, если скажу, что последние годы были особенно тяжелыми. Ненависть вновь разлилась по нашим улицам. Раскол, разделивший наш народ, опять поднял голову. Атмосфера 1995 года вернулась и стала многим являться в кошмарных снах, словно все тогдашнее может повториться. Но в этом году после стольких лет тьмы и страха народ Израиля открыл глаза. Израильский дух, власть народа победили власть одного человека. Мы снова можем двигаться вперед".

В "Ликуде" отреагировали на эти слова следующей тирадой: "Власть народа победила власть одного человека? Все как раз наоборот. Один человек обманул народ, чтобы стать премьером".

Из дворца президента участники церемонии направились на гору Герцля. Среди приглашенных значился и лидер оппозиции Биньямин Нетаниягу, но он сообщил, что не сможет приехать, хотя, разумеется, примет участие в траурном заседании в кнессете. А заседание, посвященное 26-й годовщине со дня убийства премьера, получилось бурным. Возможно, потому что многие выступавшие честно говорили то, что думали.

Открыл заседание спикер Мики Леви, назвавший убийство Рабина незаживающей раной на сердце израильского общества. "Призрак той страшной ночи до сих пор витает в этих стенах, сопровождая наши дискуссии, — сказал Леви. – Тогда Израиль навсегда утратил юношескую наивность. И мы знаем, что трагедия может повториться".

Нафтали Беннет попытался построить свою речь в традиционном духе национального примирения и выразил надежду, что общество извлекло урок из трагических событий 26-летней давности, хотя совсем недавние демонстрации и публикации, направленные против экс-премьера Биньямина Нетаниягу, этому противоречат. "Надеюсь, мы все понимаем, какую опасность несет насилие, — сказал премьер. — Надеюсь, что понятно и другое: нельзя затыкать рот значительной части израильского общества. Нельзя очернять целую общину, если ее представитель совершил преступление. Рабина убили не правые и не ортодоксы. Его убил Игаль Амир".

Ранее, выступая в мемориальном комплексе на горе Герцля, Беннет отметил, что главный вывод, извлеченный им из той трагической истории, звучит так: нельзя раскалывать народ. Нельзя поджигать дом, в котором мы все живем. "Как бы мы ни спорили друг с другом, мы остаемся братьями. Шрам, оставленный в наших сердцах убийством Рабина, затянулся, но не исчез. Это наша общая боль, общая скорбь. Нельзя не скорбеть о человеке, который мечтал о мире, но его мечта разбилась вдребезги. Который верил в то, что защищает Израиль, когда оппоненты называли его врагом и преступником. Рабин был сложной, многогранной личностью, но те, кто выступал против него, видели не человека, а ярлык".

Эти слова явно не понравились многим присутствовавшим в зале. И дочь убитого премьера Далья Рабин-Философ позже не преминула высказать разочарование по поводу того, что Нафтали Беннет не заклеймил тех, кого, по ее мнению, следовало; более того — оспаривает ценность наследия Ицхака Рабина и не скрывает принадлежности к лагерю идейных противников мирного процесса.

Впрочем, "ошибку" Нафтали Беннета поспешил исправить премьер по ротации и глава МИДа Яир Лапид, построивший свою речь на открытых обвинениях в адрес сторонников правого лагеря. "Идеологические наследники Игаля Амира сегодня заседают в кнессете, их считают респектабельными политиками, наперебой приглашают в телевизионные студии… Если бы мы не совершили чудо, создав правительство перемен, эти наследники сегодня были бы министрами".

Имена "наследников Игаля Амира" не назывались, но все прекрасно понимали, кого именно имеет в виду оратор.

Лапид добавил, что радикальных националистов нельзя считать настоящими патриотами, ибо их идеология основывается не на любви к Израилю, а на ненависти к инакомыслящим. Он напомнил слова Рабина о том, что страну невозможно построить на одном лишь страхе, явно позабыв, что в 1992-1994 годах большинство простых израильтян жили в постоянном опасении терактов и, входя в автобус, не знали, доедут ли до нужной остановки.

В этой ситуации лидеру оппозиции Биньямину Нетаниягу не оставалось ничего иного, как ответить сменному премьеру. Он начал с напоминания о том, что был хорошо знаком с Ицхаком Рабином, и его личность и наследие далеко не так однозначны, как пытаются представить сторонники левого лагеря. "Я на протяжении двадцати лет поддерживал знакомство с Рабином, — сказал лидер оппозиции. — Это был боец, командир, дипломат и лидер. Его заслуги перед Израилем огромны, он внес весомый вклад в укрепление безопасности страны. Его жизнь оборвала пуля презренного убийцы, и это навсегда останется одним из самых трагических моментов в истории нашего народа и государства".

Присутствующие обратили внимание: Нетаниягу было чрезвычайно важно ответить на вновь и вновь повторяющиеся обвинения в том, что его выступления в начале 1990-х годов носили подстрекательский характер, следствием чего и стало убийство Рабина.

"Речь шла о нашем будущем, о нашем существовании. Но даже в пылу дискуссий я говорил, что наши политические соперники — именно соперники, а не враги. Что мы с ними — часть одного народа. Что Рабин — не предатель. Возможно, он ошибался, но не предавал свой народ, — подчеркнул Нетаниягу и затем перешел к главному: — 26 лет подряд, год за годом, находятся те, кто использует годовщину убийства Рабина для нападок на представителей значительной части израильтян. Год за годом мне приходилось выслушивать ложь о политическом лагере, к которому я принадлежу, и обо мне лично. Но я скрипел зубами, сдерживая гнев, и выполнял свои обязанности, следуя протоколу… Разумеется, меня спрашивали, зачем я пришел на это заседание, ведь я больше не глава правительства, и протокол не обязывает меня присутствовать на подобных церемониях. Но если бы я не пришел, меня спросили бы, почему я отсутствовал".

Весьма элегантным был и ответ экс-премьера на обвинения Нафтали Беннета и Яира Лапида на то, что, называя нынешнее правительство нелегитимным, он выступает против демократии и посягает на власть закона в стране. "Это правительство абсолютно законно, но в нем есть те, кто заявлял, что создавать таковое не то, что с шестью, — с десятью мандатами нелегитимно и недемократично. И один из этих людей сидит сейчас рядом со сменным главой правительства. Так что не надо читать нам нотации о демократии, легитимности, морали или государственности", 0 сказал Нетаниягу, после чего заседание продолжилось в прежнем ключе.

Министр обороны Бени Ганц заявил, что долг израильских политиков — использовать заложенный Рабином фундамент мирного урегулирования для нормализации отношений с соседями. "Нужно строить мир между народами, между людьми, — подчеркнул Ганц. — Мы должны идти по этому пути, даже если наши палестинские соседи не хотят сделать и шага. Им придется признать, что мы останемся здесь навсегда. У нас нет другой страны", — заявил Ганц, и в оппозиции его речь была однозначно воспринята как намерение вернуться на пусть Осло.

Не принявший участия в заседании кнессета депутат Итамар Бен-Гвир ("Ционут а-датит") заявил: "Позор, что Яир Лапид и его соратники превращают день памяти Ицхака Рабина в политический цирк. Вместо того чтобы провести по-настоящему государственную церемонию, призванную объединить народ, они предпочли выступать с подстрекательскими призывами против председателя оппозиции, всего правого лагеря и меня лично. Но кто действительно в кнессете открыто подстрекает к убийствам, так это Валид Таха и Маазан Ганаим, которые заседают в одной с ними коалиции".

* * *

Традиционный митинг, посвященный годовщине убийства Ицхака Рабина, который должен был состояться 30 октября, отменен из-за нехватки средств на проведение мероприятия. Отмечается, что митинг планировалось провести на площади имени покойного премьер-министра в Тель-Авиве в последний раз, поскольку из-за строительства скоростного трамвая этот участок вскоре будет закрыт для широкой публики.

"Новости недели"

Хаг Ицхак Рабин

Добавить комментарий