На расстрел его несли на носилках

0

О судьбе семьи дважды героя Советского Союза Якова Смушкевича рассказывает его племянник

Марк БЕРМАН, Афула

 

Вначале обращусь с вопросом: если дважды герой Советского Союза (до войны), начальник ВВС страны, депутат Верховного Совета, член ЦИК объявляется «врагом народа», то кто тогда «друзья народа»? А если он «друг», то тогда — кто «враг»?

28 октября наступил день, как 80 лет назад, когда немцы уже были под Москвой, на расстрельном полигоне Куйбышевской тюрьмы НКВД без суда и следствия была расстреляна группа из 25 военных. Большинство из них — генералы, военачальники Красной Армии и ВВС, арестованные перед самым началом ВОВ. Среди них – бывший начальник Военно-воздушных сил РККА Яков Владимирович Смушкевич.

Дважды герой Советского Союза еще не догадывался о скорой расправе над ним

Ему, защитившему небо Мадрида, не пришлось защищать небо Москвы в декабре 41-го — его уже не было. Ему, разгромившему японскую авиацию на пограничной реке Халхин-Гол, не довелось остановить немцев на границе 22 июня — он был уже за решёткой.

Имя прославленного героя, легендарного лётчика и военачальника, гордости советского народа Смушкевича широко известно и дорого многим. Но для нашей семьи Берманов имя это, как и судьба его семьи, дороги особенно! И вот почему. Дело в том, что жена Якова Владимировича по имени Бася Соломоновна приходилась моему отцу Арону Абрамовичу Берману не только землячкой (из белорусского местечка Пуховичи), но и родственницей. В 1922 году 20-летнему военному комиссару стрелкового полка, расположившегося в местечке Пуховичи Игуменского уезда (сейчас – Гомельская область), приглянулась местная юная красавица Бася Гольфанд, и вскоре они поженились. Кстати, один из свидетелей в загсе — Лев Ефимович Маневич — в будущем станет известным всему миру разведчиком под псевдонимом "Этьен", тоже героем Советского Союза! Тогда же произошло и первое знакомство моего отца Арона Бермана с Яковом Смушкевичем – они были ровесниками. В дальнейшем наши семьи, уже проживая в довоенном Минске, продолжали дружить, вплоть до начала войны.

После войны, в 60-е годы, будучи в командировках в Москве, я по поручению отца и зову сердца дважды навещал тётю Басю на её квартире по адресу ул. Усиевича 29\2 кв.8 – рядом со станцией метро «Сокол». Сильно поседевшая, но не утратившая былой красоты, вдова генерала тепло принимала меня. Дочь её Роза (1925 г.р.), тогда незамужняя, работала в министерстве тяжёлого машиностроения.

На стене гостиной с портрета, увеличенного с сохранившейся фотографии, на меня смотрел мужественный, 38-летний красавец-брюнет с генеральскими звездами в петлицах и двумя медалями «Золотая Звезда» на груди.

Тётя Бася рассказала мне, что мужа её арестовали 8 июня, т.е. за две недели до начала войны, а позже её с дочерью, как «членов семьи врага народа», выслали в далёкую Карагандинскую область для отбывания наказания на 5 лет в трудовом лагере КАРЛАГс последующей пожизненной ссылкой. Там жена опального начальника ВВС страны, не имевшая специального образования, вынужденно работала банщицей.

Вернулись они в Москву (не без помощи маршала Жукова) лишь в апреле 1954 г., когда Якова Смушкевича полностью реабилитировали посмертно одним из первых. Тогда же она и узнала о расстреле мужа 28 октября 1941 года. На расстрел его, беспомощного, с перебитыми ногами и изувеченного пытками, несли на носилках. Семье выплатили «компенсацию» — 150 тыс. рублей. Предлагали вернуть довоенную квартиру в правительственном Доме на Набережной, пользовавшейся дурной репутацией. От которой они отказались в пользу той, где я их навестил.

Бася Соломоновна дала мне почитать рукописи — её, близких друзей и соратников — о личной жизни Якова Смушкевича, военной биографии, общественной деятельности как депутата Верховного Совета. Многие, действительно легендарные факты из них впоследствии попали в статьи, очерки, книги, фильмы. А что-то из неопубликованного (например, спор со Сталиным о степени подготовленности к войне) остались в моей памяти. Ещё она сказала: причиной ареста мужа и других генералов перед самой войной были их… «антигерманские настроения». Кстати, во время «испанской кампании» Гитлер объявил награду в 1 миллион марок тому, кто собьёт самолёт «генерала Дугласа» (псевдоним Смушкевича).

Интересен также и такой факт. 30 апреля 1938 г. во время тренировочного полета самолёт Смушкевича потерпел аварию, в которой он получил множественные переломы ног. И тогда, задолго до Алексея Маресьева (помните "Повесть о настоящем человеке"?), Яков Владимирович проявил образец высочайшего мужества. Благодаря усилиям врачей и, главное, собственным волевым и неимоверным усилиям и изнурительным тренировкам, сумел вскоре восстановиться. Настолько, что смог сесть не только за руль автомобиля, но даже за штурвал самолёта!

Могу поделиться парой впечатлений из моих личных детских воспоминаний о семье Смушкевичей конца 30-х годов, когда наши семьи проживали в Минске.

В 1938 г. мы все очень переживали горе Смушкевичей, когда их младшая трёхлетняя дочь Ленина по неосторожности няни выпала с балкона третьего этажа и разбилась насмерть… В следующем, 39-м, году во время первомайской демонстрации в Минске генерал Смушкевич вместе с его семьёй взял и меня, пятилетнего, на трибуну у Дома Правительства. Мы жили рядом, вплотную с той площадью Ленина. А через полгода Сталин назначил Смушкевича начальником ВВС страны и семья переехала в Москву.

Много лет отец и мы со старшим братом Ефимом собирали отовсюду материалы о Я.В.Смушкевиче – письма, книги, статьи, фотографии, фильмы и др. Значительная часть их была опубликована в Белоруссии и Литве – родине героя. К огромному огорчению, эта ценнейшая коллекция при переезде в Израиль пропала. А с кончиной нашего отца (похоронен в Афуле в январе 1992 г.) оборвалась и связь с семьёй Смушкевича. Но остались воспоминания и гордость за великого сына нашего народа!

Уже позже я узнал, что Бася Соломоновна похоронена на мемориальном кладбище авиаторов в Монино под Москвой, рядом с памятником её мужу. Их дочь Роза Яковлевна иммигрировала в 2001 г. в Германию. А в 2008 г. в 83-летнем возрасте присутствовала на этом мемориале при открытии памятника её отцу и матери в виде надгробия-кенотафа. Настоящей могилы уничтоженного генерала, понятно, нет.

Бронзовый бюст Дважды Герою установлен на его родине — литовском городке Рокишкис, что неподалеку от Паневежиса. Бывая там в командировках, я видел его.

Именем Смушкевича названы площадь в г. Рокишкис, улицы в Севастополе, Витебске, рыболовный траулер «Яков Смушкевич».

Не могу не выразить тривиальную мысль. Сколько таких выдающихся полководцев, спецов, незаурядных лидеров, военачальников, истинных патриотов страны уничтожил этот изувер, тиран и параноик Сталин перед войной! По сути — обезглавил Красную Армию и ВВС. Уверен, что они могли бы на годы приблизить День Победы, а может быть, и вообще предотвратить войну. Не сомневаюсь также, что блестящий полководец авиации Я.В.Смушкевич, которому не было ещё и сорока, в войне удостоился бы ещё не одной Звезды Героя и превзошёл бы в этом Покрышкина и Кожедуба.

Герой? Депутат? К расстрелу!

Добавить комментарий