"Рождать стихи под гул дождя…"

0

К 50 летию нашего автора, Марка Эпельзафта предлагаем вашему вниманию новые стихи из выходящей в США книги "Грядет последняя свобода"

 

Поздравление к собственному юбилею

В моём начале — grand finale!

Полвека мне. Под гул дождя

Я прожитое вспоминаю,

Из века в век переходя.

Дома росли и гибли где-то.

Шло время —  спать и видеть сны.

Но в этом ноябре —  приметы

И потрясения весны.

А значит — время жить и строить.

Рождать стихи под гул дождя.

Любить. Дышать. Бежать из Трои,

Из века в век переходя.

И время ветру на причале

Лохмотья лодок дергать вниз.

И мой финал — в моём начале.

Безмолвие — не мой девиз.

Гипнозы душного предгрозья.

Под гул дождя — полвека мне.

Но соками нальются гроздья

И  Храм восстанет из камней.

Свет раскаленный в желтой  дымке

Падет  на голые поля.

Прозрачным  вечером на снимке

Сольются небо и земля,

Огонь блуждающий и роза.

И вновь прильнут к устам уста.

И жизнь — поэзия и проза —

Начнется с чистого листа.

И прочное гнездо совьется

Из старых бревен и телег.

И пламя новое взовьется,

Переходя из века в век.

А прежнее — в золу и почву

Уйдет. И плоть взрастёт  на ней.

Полвека мне. Приносят почту.

Мчат колесницы. Дрожь огней.

Во многих знаниях — печали.

Сокрыт событий календарь.

Но мой финал в моем начале.

И слово  явлено, как встарь.

 

Неведомое

Пусть строчат о волшбе тома

И поэт, и прозаик —

То, что сердцу неведомо,

От стихов ускользает.

Слова самого главного

За легендой — былиной

Никогда не улавливал

Острый слух, взор орлиный.

Не "столпы мироздания",

Не "кипучая лава",

Не глубокие знания,

Не богатство и слава,

Но крылатая конница —

Жизни пульс и огонь, и

То, за чем всякий гонится

И никак не нагонит.

Его буквы в закате ли,

В облаках, в небе синем.

Здесь бессильны ваятели.

Живописцы бессильны.

Все историки маются

И под грифом "секретно"

Это слово пытаются

Сформулировать тщетно.

Сгустки света, добра дары —

Не сказали про это

Ни певцы, ни ораторы,

Ни шуты, ни поэты.

И его отражение

За туманом белесым,

В рек спешащих движении

За горою, за лесом.

Опьяняя дурманяще

Запредельным аккордом,

Оно в тайном пристанище,

В одиночестве гордом.

Где угодно — на публике,

В городской суматохе

Его блики и облики,

Его выдохи, вдохи.

В дымке снов тонкой тающей

Или в звездах полночных,

В не сошедших с листа еще

Откровениях прочных.

Этим словом уста вели —

Сколько гениев в споре

На него дерзко ставили

Проиграв априори!

Слово тайное — явное.

Суть духовныя жажды

И ничье, и заглавное.

Но владеет им каждый.

И оно, как сияние.

Чья-то дерзкая шалость!

Всё благое деяние

Лишь ему посвящалось.

Все красоты, сокровища

Принеслись ему в жертву

Но до срока сокрой ещё,

Поднимая фужер твой,

Это слово, встречавшее

Корабли у причала,

И в себя всё вобравшее.

От конца до начала.

 

***

Запретное не раскрывается.

Секреты давние хранятся.

Но явленное встарь — сбывается.

Пора над временем подняться.

И вот вплывают в сны грядущее,

Лиманы, страны, вертограды,

Неведомо куда идущие

Прохожие. Домов громады.

Рассветы. Сумерки. Минувшее.

Моря и суши. Рек верховья.

И ты — нагая — и уснувшая

С малиною у изголовья.

И, как часы, всю ночь работая,

Стоят такси у тротуара.

Но меньше мы, чем доля сотая

Отпущенного свыше дара.

Быть может, потому — несчастливы…

Уже идёт в атаку смело

Совсем без нашего участия

На злые рифы каравелла.

Пока пределы не положены

Меж "нет" и "да", меж "есть" и "будет",

Как будто в театральной ложе мы

На фоне праздников и буден.

В нас нет любви, но только ум ручной.

Ни почвы твердой, ни основы.

Закат эпохи старой сумрачной

Мы путаем с расцветом новой.

И ненависть — с душевным трепетом.

Слепую мощь — с граненой формой.

Немым укором где-то в небе там

Синай сияет и Фавор мой.

Но молодое — пробивается.

И гул Земли уже повсюду.

Поведанное встарь — сбывается.

И слово явлено, как чудо.

Вальс пустыни

Вновь устремляется всадник прочь.

Ночи не побороть.

"Ветру пророчь, лишь ветру пророчь —

Так говорит Господь. —

Сколько на площади не кричи,

Страждущих теребя,

Только лишь ветер один в ночи

Выслушает тебя.

Пей, веселись, воспевай любовь

Ёрничай иногда.

Но не надейся вернуться вновь

В прежние города.

Там в немоту наигрались всласть —

Не на кого роптать.

И не вернутся воля и власть

В эти места опять …"

Всадник летит. Он всё позабыл.

Всё , чем жила душа.

В небо не взвился, не воспарил,

Лёгким крылом шурша.

Тайные тропы. Весна. Апрель.

И за спиной дожди.

Он обретёт благодать и цель

Где-нибудь впереди.

Ну а пока тишина окрест,

Разве что гул веков.

Всадник подальше от этих мест —

В вечность.  И был таков.

Он не находит любви ни в ком.

Мчит средь песков, пыля.

Только пустыни покой кругом.

Только кругла Земля

 

ИСПАНСКАЯ СЮИТА

Сю­ита ис­пан­ской Лу­ны

 Сол­нечный день хо­ронят вре­мя и ко­локол.

Дым си­гарет и за­пах кок­тей­лей в ба­рах.
Кто на ве­ран­де " Chianti" , а кто "Clicquot " ла­кал.
Пля­шут фла­мен­ко те­ни на тро­ту­арах.
Ве­чер. Из­ви­вы улиц. И ча­ры лун­но­го
Све­та по­тер­ли вре­мя и па­мять. Пол­ночь.
Сер­дце Ис­па­нии. Зо­лото зво­на струн­но­го.
Guq guitarra***, ры­дать и пла­кать не пол­но ль?
Ночью ис­пан­ской глянь на Лу­ну, лю­бимая,
La Luna no recuerda el mal*** — ска­жут в Ма­лаге.
Кло­нит Лу­ну ко сну . И ру­ка нез­ри­мая
Лун­ную ро­зу при­носит в рас­свет­ной вла­ге
Глянь, как Лу­на ос­ве­ща­ет те­атр на пло­щади.
Кро­нам, кус­там, га­зонам раз­гла­див во­лосы,
Светом ме­довым Луна опьяняет сно­ва.
Как от­кли­ка­ет­ся в па­мяти эхо го­лоса,
Так же в те­бе от­клик­нется моё сло­во.
Как бе­зутеш­ной хи­меры гром­кие жа­лобы —
Плач се­мис­трун­ной ги­тары .Ноч­ные рит­мы
Звез­дно­го не­ба. И всё им в от­вет дро­жало бы
В тан­це все го­ры и до­лы. И на Мад­рид бы
Свер­ху об­ру­шилось лет­нее пла­мя звёз­дное.
Алые маль­вы, го­рящие ко­лес­ни­цы,
Поз­дние ро­зы на ран­нем сне­гу и гроз­ное
Не­бо ис­пан­ское. Спо­лохи и зар­ни­цы…
В точ­ке вра­щенья ми­ра стою , не в те­ме не
Толь­ко зву­чащих нот, но их кру­говер­ти.
Сло­во, как му­зыка, ль­ёт­ся плав­но вне вре­мени.
И всё, что жиз­ни не вы­ше — не вы­ше смер­ти.
Сло­во лишь фор­мой и рит­мом, как и ме­лодия,
Явит нед­вижность древ­ней ва­зы ин­дий­ской .
Вновь на­мечаю нес­коль­ко карт в ко­лоде я
И наб­лю­даю в не­бе звез­дные дис­ки
Прош­лое и нас­то­ящее скры­ты в бу­дущем.
Вре­мя не от­пуска­ет. Бе­рёт за гор­ло.
Ты, как ак­тёрка, лю­ба чес­тнО­му лю­ду. С чем
Ми­мо ме­ня проп­лы­ва­ешь лег­ко и гор­до.
Та­нец кру­жит. Лю­бовь — при­чина дви­жения
Вне вре­мени, вне же­лания, кро­ме же­лания
Пре­одо­леть гра­ницы вре­мён. Сколь­же­ние
Пар в тем­но­те. Ле­тит над Зем­лёй Ис­па­ния.

*** Слу­шай, ги­тара (исп)

*** Лу­на  не помнит зла ( исп)

"Душа моя стремится за тобою"

Добавить комментарий