Кровь – великое дело

0

В мире, оказывается, немало людей, обладающих редким видом крови, и им не так просто подобрать донора

Петр ЛЮКИМСОН

Для начала популярный сегодня в Израиле анекдот с явным антисемитским душком.

В одном из арабских эмиратов заболевает наследный принц. Ему срочно требуется переливание крови, но требуется донор, обладающий кровью, которая не только по группе и резусу, но и по многим другим показателям совпадает с кровью принца. Наконец, после долгих поисков такого донора по фамилии, скажем, Бардуго находят в Израиле. К нему приезжает представитель МИДа и начинает объяснять, как это важно для Израиля и укрепления "Соглашений Авраама" – чтобы именно еврей сдал кровь для своего брата-семита. Бардуго соглашается, его доставляют в ОАЭ, и там после сдачи крови ему вручают в благодарность от принца ключи от нового "Бентли", дома на Лазурном берегу и шкатулку с драгоценностями на миллион долларов.

Проходит год – и принцу снова требуется переливание. Бардуго, понятно, охотно откликается, едет в Абу-Даби, сдает кровь и в благодарность от принца ему приносят… коробочку с тортиком. "Простите, — говорит Бардуго, — но в прошлый раз все было несколько иначе…" — "Да, — отвечают. – Но в прошлый раз в принце не текла еврейская кровь!"

Самое интересное, что за этим анекдотом кроется вполне реальная проблема. В мире вообще и в Израиле в частности, оказывается, живет немало людей, обладающих тем или иным редким видом крови, и им не так просто подобрать доноров. Необходимо, чтобы, скажем, донор принадлежал только к сефардской или ашкеназской общине, а его семья – в случае, когда речь идет о т.н. "региональных заболеваниях", происходила или, наоборот, не происходила из определенной географической области. Есть еще целый ряд специфических параметров крови, но вдаваться в такие подробности мы в данном случае не будем.

Дело в том, израильский Банк крови уже давно занимается поисками потенциальных доноров для "особых случаев", призывает граждан пройти для этого специальные тесты и, если они окажутся подходящими, помочь спасти жизни "братьев по крови".

Однако, как показал опыт предыдущих лет, большинство израильтян крайне неохотно откликаются на подобные призывы. За исключением одной группы населения – харедим. Точнее, даже не всех харедим, а учащихся иешив и колелей в возрасте от 18 до 30 лет.

Поэтому в последние годы для таких "особых доноров" устраивается специальный день забора крови. В этот день их доставляют в Банк крови на организованных подвозках, а перед тем как отворить вену, просят заполнить анкету со множеством вопросов. До сих пор эта процедура проходила гладко, но пару недель назад прибывшие на станцию молодые ультраортодоксы неожиданно заявили, что отказываются заполнять анкету и вообще не желают ничего сдавать.

Когда сотрудники банка стали разбираться, в чем дело, выяснилось, что в предоставленных им анкетах по требованию ЛГБТ-общины пункты "страна рождения отца" и "страна рождения матери" заменены на пункты "место рождения родителя 1" и "место рождения родителя 2".

"Никто не может обязать нас сдавать кровь. Мы пришли сюда добровольно и делаем это на совершенно бескорыстной основе. Поэтому никто не может принудить нас потакать требованием ЛГБТ-общины. Для каждого из нас и мать, и отец – это "родитель номер 1″ и такая формулировка неприемлема!" — объяснил один из ешиботников.

Другие обратили внимание на нелогичность этих пунктов. Действительно, для детей из гомосексуальной или лесбийской семьи понятия "биологические отец и мать" и "родители", то есть те, кто их воспитывает, могут отличаться. Но ведь медиков интересует происхождение именно биологических, а не приемных родителей доноров, а значит, тем более, нет смысла отвечать на сформулированные таким образом вопросы анкеты.

После вспыхнувшего скандала все "особые доноры" намеревались покинуть Банк крови, но затем его сотрудникам все же удалось убедить многих остаться и сдать кровь – под тем предлогом, что спасение жизней куда важнее "лингвистических тонкостей".

В итоге по следам вспыхнувшего скандала Банк крови изменил в анкетах пункты "родитель номер один" и "родитель номер два" на прежние "отец" и "мать" – "чтобы не оскорблять чувства доноров". ЛГБТ выразила по этому поводу "разочарование".

"Новости недели"

Возвращение мамы с папой

Добавить комментарий