Признание в любви

0

Вот и наступил 74-й День Независимости с его воздушным и морскими парадами, концертами популярных артистов, народными гуляниями и, конечно, шашлыками. Наш корреспондент Петр ЛЮКИМСОН расспросил ряд соотечественников о том, что для них означает этот праздник, какие с ним связаны воспоминания и с каким настроением они его отмечают в нынешнем году

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

Малка Гранот, 65 лет, пенсионерка:

— Не знаю, может, это лишь мое личное ощущение, но мне кажется, что в последние годы праздник несколько поблек. Даже многие пожилые люди перестали придавать ему значение, а молодежь и вовсе, похоже, не вполне осознает, что именно мы празднуем. Такое впечатление, что для них это не более чем еще один повод хорошо отдохнуть, выпить, поесть и развлечься. Что "нови год", что День Независимости Израиля – особой разницы нет. То есть празднование вроде бы есть: люди делают шашлыки, ходят на праздничные концерты и все такое прочее, но собственно праздника, осознания его величия нет. Это чувствуется хотя бы потому, что флагов на балконах и флажков на машинах становится все меньше.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Я росла в Иерусалиме и хорошо помню, как этот день праздновался в моем детстве. Люди надевали самую лучшую одежду, наряжали детей. Моя мама всегда шила ко Дню Независимости новое платье. Тогда вообще не было принято покупать одежду в магазинах, шили на дому, у портних. Мы всей семьей отправлялись в центр, весь во флагах. Повсюду люди пели, то и дело становились в круг и начинали танцевать прямо на улицах. Это происходило как-то само собой, стихийно – так мы выплескивали радость по поводу того, что у нас, наконец, есть свое государство. Но главные события разворачивались на площади Сиона. Приглашенных артистов не было, но в мощные динамики, оглашая всю площадь и улицы вокруг, звучала музыка. Царило просто непередаваемое веселье и атмосфера всеобщего братства и любви. На площадь приходили все, даже харедим из Меа Шеарим. Они лукавят, когда говорят, что не признают Израиль, На самом деле они тоже считают это государство своим и прекрасно понимают, что оно значит для всего народа Израиля.

Потом мы шли домой и разводили огонь в мангалах, которыми были уставлены не только парки — все улицы. Правда, мы не столько жарили мясо — его тогда даже в праздник позволить себе, да еще в нынешних количествах, могли немногие, — сколько пекли картошку. Большинство семей ограничивались 5-6 шампурами на всех. Но печеная картошка — это тоже очень вкусно, да и еда была не главным, главным была атмосфера. Сегодня все наоборот. И вот этой атмосферы мне в последние годы очень не хватает…

Гила Азриэли, 70 лет, пенсионерка:

— Хочу присоединиться к мнению Малки. Согласна, что в последние годы Израиль изменился к худшему. Исчезла теплота в отношениях между людьми, ощущение исторической значимости Дня Независимости, ушла идеология. Я не романтик, понимаю, что все это закономерно, что одержимость идеями сионизма, которая была у наших родителей, ощущалась слабее даже в нашем поколении, а с каждым новым неминуемо идет на спад. И все же сейчас подлинное значение Дня Независимости понимают и по-настоящему его празднуют разве что люди в вязаных кипах. И это неправильно! Это плохо, потому что так мы можем потерять государство, которое далось нашим отцам и дедам, да и нам потом и кровью.

Я родилась и выросла в Тель-Авиве и хорошо помню, как мы ходили из нашего квартала Шапира в центр города и на набережную. Действительно, все люди — и на Ибн-Гвироль, и на Алленби, и на бульваре Ротшильда — были очень нарядно одеты, все буквально дышало праздником. Повсюду сновали торговцы сладкой ватой, "артиками" и прохладительными напитками. Мужчины расхаживали с бутылками бренди "777" в руках и предлагали выпить с ними каждому встречному. Все то и дело обнимались, целовались, пускались в пляс. День Независимости, то есть день рождения еврейского государства, воспринимался как самый главный праздник. А видели бы вы, с каким пиететом тогда относились к человеку в военной форме, даже простому солдату! Сегодня, думаю, мы тоже готовы сделать для наших солдат очень многое, у всех дети и внуки служили в армии. Но такого к ним отношения, какое было в годы моего детства, уже нет. Мы чуть ли не с рождения знали, кто такой Моше Даян, Арик Шарон, Рафуль, Ицхак Рабин, Меир Хар-Цион, и что именно они совершили во славу нашего государства. А сегодня подойдите к любому школьнику и спросите его, как зовут начальника генштаба ЦАХАЛа, и я не уверена, что он вам ответит!

Главным событием праздника был, конечно, парад. Я до сих пор помню парад 1963 года, когда оркестр ЦАХАЛа впервые исполнил гимн нашей армии. Об этом заранее известили по радио, и на улице Алленби, по которой проходил парад, было не протолкнуться. На всех балконах стояли люди, можно было подняться в любой дом, в любую квартиру, попросить разрешения посмотреть парад с балкона, и если там еще было место, тебя впускали. Когда прозвучал гимн ЦАХАЛа, все зааплодировали, закричали "браво" и стали бросать в музыкантов цветы, конфеты, осыпать их конфетти. Было такое ощущение, что еще немного – и придет Машиах…

Аарон Лор, 58 лет, бизнесмен:

— У нашей семьи есть замечательная легенда, согласно которой мой дед первым вывесил израильский флаг над одним из зданий в Иерусалиме, и произошло это благодаря… немецкой овчарке. Дело в том, что уже в конце апреля 1948 года стало ясно, что англичане вот-вот уйдут, сразу будет провозглашено еврейское государство, а арабы сделают все, чтобы этому помешать. В Иерусалиме, где жили мои дедушка и бабушка, прекрасно понимали, что город будет разделен, что называется, "по фактам на местности": места, где будут висеть бело-голубые флаги, отойдут к евреям, а на те, где их не будет, арабы тут же предъявят свои права. Поэтому было крайне важно знать, когда именно англичане покинут город, чтобы действовать немедленно. И моя бабушка еще в апреле или в самом начале мая стала шить огромный израильский флаг. Не спрашивайте, как она это делала, я не знаю. Знаю лишь, что она спешила, чтобы флаг был готов ко дню провозглашения государства.

Дед с бабкой жили тогда недалеко от британского аэродрома, евреям было очень важно занять это место, а точную дату ухода англичан выяснить никак не удавалось. Но по соседству с ними жил один "еки", у которого была немецкая овчарка. Он выгуливал ее дважды в день, всегда в одно и то же время и по одному маршруту – доводил пса до английской базы и возвращался. Один из офицеров базы был, видимо, большим любителем собак и, едва завидев овчарку, кидался к ней, гладил, целовал морду и все такое прочее. И всегда готовил для нее угощение. Однажды офицер вдруг пригласил владельца овчарки внутрь здания, завел в свой кабинет, вытащил большой кусок мяса и сказал, обращаясь к собаке: "Это тебе и на сегодня, и на завтра. Завтра нас здесь уже не будет!" Сосед, вернувшись, тут же рассказал об этом деду, а тот побежал домой и с порога прокричал: "Лея, давай флаг! Англичане уходят!" Вот так здание возле аэропорта оказалось в наших руках. Красивая история, правда?!

Ну, а что касается моего отношения Дню Независимости, скажу – это великий день! Я считаю, что если бы не было Израиля, то не было бы и еврейского народа. То есть, возможно, по разным странам осталось бы пара миллионов харедим, но… Если вы думаете, что я преувеличиваю, готов поспорить.

С праздником нас всех, и чтобы Израиль и через тысячу лет продолжил существовать, а наши далекие правнуки продолжали отмечать День Независимости.

Изабелла Коновалова, 57 лет, инженер-проектировщик:

— Думаю, я была одной из немногих, кто, живя в СССР, знал о том, что в Израиле есть такой праздник – День Независимости. Хотя, конечно, у нас дома он никогда не праздновался, в отличие, скажем, от Песаха или Рош а-Шана. Дело в том, что у моего деда была очень большая семья. Корни ее в Украине, но почти все его братья и сестры, чтобы скрыть, что они дети "лишенцев"? еще в 1920-х годах разъехались, кто куда, а те, кто остался в Украине, в итоге все погибли. Дед мой в 1930-х оказался в Баку, а один из его братьев попал в Палестину, создал здесь бизнес и в целом очень неплохо жил. Вплоть до 1960-х годов дед с братом переписывались, причем на идише. Как только дед получал письмо из Израиля, его тут же вызывали в КГБ и требовали, чтобы он прочитал его вслух и перевел на русский. Хотя у гэбистов был свой переводчик с идиша и иврита, дед это знал точно. Так вот, летом 1948 года брат прислал деду письмо, которое он очень любил нам пересказывать: брат подробно описывал, как праздновалось провозглашение Израиля в Тель-Авиве, какая это была радость для евреев и т.д. Дед всегда говорил, что провозглашение Государства Израиль – самое большое чудо, какое только могло произойти с еврейским народом, и если бы Бог этого не захотел, то никакие сионисты не добились бы.

Дед очень хотел уехать в Израиль, но не мог, а мои родители и не хотели. Но когда в 1990-м году встал вопрос об отъезде, я настояла на том, что ехать нужно именно в Израиль, на родину предков, хотя для бакинских евреев тогда была открыта и Америка. И чем дальше, тем больше я убеждаюсь в том, что тридцать с лишним лет назад наша семья сделала самый правильный выбор. Не буду скрывать: я не сразу приняла и полюбила Израиль, но сейчас люблю беззаветно. Если вы опубликуете мои слова, то так их и озаглавьте – "Признание в любви".

Где-то года через два-три после приезда, когда начало налаживаться с языком и работой, я вдруг поняла, что наша страна прекрасна во всех ее проявлениях. И что только здесь наше место, только здесь мы надежно защищены от всякой антисемитской нечисти, потому что защищаем себя сами. И, кстати, вы обратили внимание, как разительно изменилась наша страна за последние 30 лет, как стремительно развивается? Как говорил дедушка, дай Бог, чтобы и дальше было не хуже…

Рая Равич, 46 лет, программист:

— Для меня День Независимости — самый любимый, самый главный и светлый праздник. Не только потому, что он светский, а значит, и магазины открыты, и наши религиозные друзья могут приехать к нам в гости. Израиль – наш общий дом, и пусть у нас здесь немало врагов, все же нигде в другом месте не чувствуешь себя так свободно и безопасно. Последние события в Украине, кстати, еще раз показали, как важно было создать это государство, и что рано или поздно все евреи окажутся именно здесь.

Эяль Карми, 32 года, учитель истории и ТАНАХа в государственно-религиозной школе:

— Буквально за пять минут до нашего с вами разговора я остановился, чтобы купить флажки на машину у двух симпатичных ребят в вязаных кипах. Спросил их, как идет торговля, и они ответили, что так себе – покупателей почти нет. Я лет пятнадцать назад тоже подрабатывал продажей флажков, и дела тогда шли вполне сносно. К чему это я? К сожалению, люди перестали понимать, какая это великая ценность – еврейское государство, как оно важно для выживания всего нашего народа, его будущего. Даже мои ученики это не до конца осознают, а про светскую молодежь и говорить нечего – у меня кровь стынет от их равнодушия и невежества во всем, что связано с нашей национальной историей и религией! Такое ощущение, что в государственной светской системе образования это делается намеренно, чтобы оторвать каждое новое подрастающее поколение все дальше от своих корней, от еврейской идентичности. Они не понимают, что если Израиль утратит свой национальный характер, само его существование потеряет смысл, и наша страна, не дай Бог, может сойти с исторической арены. Поэтому необходимо напоминать, что День Независимости – это наш общий национальный праздник, праздник евреев всего мира. Лично для меня главным в этом дне является ощущение любви к стране, ко всем евреям, его великая историческая значимость. Эти чувства я пытаюсь привить своим ученикам и очень хочу, чтобы мои коллеги из светских школ были моими единомышленниками.

"Новости недели"

Самый незабываемый День Независимости

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий