Сука-любовь

0

Спектакль «Врач и его бывшая жена» — лаконичный, безжалостный и шокирующий. Спектакль, который разворачивается в окружении зрителей, рассаженных по периметру белого помоста, рассказывает короткую историю. Никаких вычурных эффектов. Украшений.  Больничный антураж. Даже пол – как в больнице

Инна ШЕЙХАТОВИЧ

Фото: Рахель Вильнер

 

Нобелевский лауреат Шай Агнон — автор сложный, не очень демократичный, предназначенный для тех немногих, кто согласен затратить некий труд на общение с книгой. Автор с  громоздкой, несколько архаичной, устаревшей этикой и традициями. Произведения Агнона сравнительно редко присутствуют в кино и театре Израиля. Его стиль и проблематика не очень рифмуются  с коммерческой задачей искусства развлечений для массового зрителя. Но новелла про врача и его бывшую жену — включена в школьную программу; была, во всяком случае, включена.

На нынешнем этапе стратегии министерства просвещения и это, и многие другие произведения классической литературы уже почти не имеют читательского спроса и важного для успешной учебы смысла – и потому практически закрыты для учащихся. Кто будет читать и с пиететом относиться к книгам, если экзамена на аттестат зрелости по гуманитарным дисциплинам уже нет?..

Но оценка совестливости  и патриотизма, гражданской позиции и мудрости  чиновников не есть цель этого  материала о театре. О спектакле, который возник в театре «Тмуна» — символе андеграундовской архитектоники и неконтролируемой свободы высказывания. Отсутствие роскоши, аскеза и принципиальная пунктирность декораций, эксцентрика актерских и режиссерских решений делает этот мирок театральных энтузиастов особым. Выходящим из ряда вон. Мысль и прием воспаряют, утратив оковы подробностей, деталей, излишеств репертуарного театра.

Намек, жест, слово, декорация, похожая на случайный и все же наполненный смыслом фон, — и вот  спектакль оживает. И идет  себе, и тревожит, как надрывные  гудки «скорой помощи» в ночи.

Спектакль «Врач и его бывшая жена» — лаконичный, безжалостный и шокирующий. Режиссер и автор инсценировки Нава Ортман. Художник-постановщик Лили Бен-Нахшон. Спектакль, который разворачивается в окружении зрителей, рассаженных по периметру белого помоста, рассказывает короткую историю. Никаких вычурных эффектов. Украшений.  Больничный антураж. Даже пол – как в больнице.

Этот мир, небольшая площадка — будто операционная. Актеры Давид Беленка и Нога Кац разыгрывают-рассказывают эпизод из личной жизни. Который вроде на обобщение и не претендует. История про доктора и его жену очень герметична, локальна. Текст написан от первого  лица, есть два главных героя – доктор, мужчина, от лица которого ведется рассказ, и его жена, медсестра,  женщина Дина, которую доктор горячо полюбил. Увидел в ней весь мир, всю красу земную. Был счастлив и будто парил над землей. А  потом чуть ли не извел ее до смерти своей ревностью: болезненной, садистской одержимостью, уверенностью в ее измене.

И даже не измена в дни замужества пугала его  – он уверен, что его жена все еще любит человека, с которым рассталась до встречи с доктором. Была им сильно увлечена. И это не прошло окончательно. Он впадает в болезненную нервную горячку. Ищет в ее мимике, в поступках, даже в смутной тени эмоции,  грусти или задумчивости, пробегающих  по ее лицу, приметы греха, отголоски любви к прежнему другу. А значит, доказательство ее виновности. Неверности.

С хирургической тщательностью, с садистским злорадством он задает жене бесконечные вопросы. Она отмалчивается, решительно отрицает измену, взывает к его благоразумию. Он непреклонен. И под осколок венского вальса, под стук своих шагов, под взглядами зрителей, в нарастающей идиотской паранойе герой становится палачом; убийцей своего счастья, своей любви. «Развод» — имя наказания, развод  падает топором на плаху их совместной судьбы. «Развод» — раздается над мгновениями нежности, над разоренной любовью, над сердечной болью. Ревность – болезнь, тюрьма, пытка.

Спектакль воспринимается горько. Современно, поучительно —  ведь среди распространенных сегодня многоликих форм социального, семейного  насилия одержимость ревностью занимает серьезное место. И статистика жертв выглядит  весьма грозно…

Играют актеры ровно, сдержанно. Давид Беленка не удивляет, не разочаровывает. Нога Кац немного безлика, действует, как статистка, а не как солистка. Режиссура, на мой взгляд, средней руки – материал прочитан, и к нему выполнена иллюстрация. Нелепо и очень кустарно выглядит эротическая сцена. Жаль и актеров, и зрителей. Всем неловко. Зачем тогда это выносить на сцену?..

«Тмуна» показывает спектакль «Врач и его бывшая жена» для зрителей неравнодушных, раздумывающих, страдавших в жизни, для людей разного возраста и статуса. Агнон звучит, пульсирует,  предостерегает. Шай Агнон вписывается в безумие и безвременье. В будни. В отчуждение и потерю основ. Любовь могла бы спасти – но ее коверкают и вздергивают на дыбу.

Любовь – что это? Как? Никто  не знает. Но задумайтесь. Пока еще не все погибло. Идите в «Тмуну», — там живет мысль, там всегда острый дух эксперимента.

«Тель-Авив»  нашей судьбы

Добавить комментарий