Между стульями

0

"Возвращенец" в тисках бюрократии

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

В последнее время все внимание по понятным причинам обращено к беженцам и новым репатриантам из Украины. При этом мало кто знает, в каком непростом положении оказались многие израильтяне, жившие годами на две страны – Израиль и Россию, а недавно решившие вернуться на историческую родину. История одного из таких "возвращенцев" — Владимира К. – показалась нам интересной, и мы решили рассказать ее.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Владимир репатриировался в Израиль в начале 1990-х годов, получил здесь сначала первую, а затем вторую академическую степень по экономике и успел некоторое время поработать по специальности. Но в начале 2000-х годов в его личной жизни произошли некие драматические события, в подробности которых он не хочет вдаваться. Пришлось развестись с женой, и он, решив начать все с нуля, вернулся в Россию. Обосновался Владимир в Санкт-Петербурге, где вскоре стал одним из самых востребованных специалистов в своей области.

Россия тогда находилась на подъеме, жить в буквальном смысле слова становилось год от года все лучше, к тому же Володя через год после переезда полюбил, женился во второй раз, и в семье родились двое детей. Но в 2017 году у него начались проблемы со здоровьем, и при всем материальном благополучии они с женой решили не полагаться на российскую медицину и обосноваться в Израиле. Здесь Володю и нагнал тяжелый инфаркт, а потом инсульт, после которого врачи рекомендовали ему длительный курс реабилитации. Было ему тогда сорок с небольшим, он считал себя относительно молодым человеком, и вердикт врачей стал для него тяжким ударом.

— После моего инсульта мы прожили в Израиле еще три месяца, — рассказывает Володя. – Жена, не владея ивритом, так и не смогла найти работу. А я? Кому я был нужен с такими проблемами со здоровьем?! Врачи уверяли, что мне вот-вот всенепременно дадут инвалидность, но жить на это жалкое пособие, снимать крохотную квартирку, в то время как в Питере у нас была замечательная большая квартира в самом центре, было не по мне. Да и у жены там была интересная и хорошо оплачиваемая работа. Словом, мы решили вернуться в Петербург, хотя понимали, что позже, когда дети окончат школу, надо будет переезжать в Израиль. Поэтому все эти годы я аккуратно платил взносы за всех членов семьи в "Битуах леуми" и в больничную кассу. И регулярно получал из Израиля лекарства, которые мне необходимы просто, чтобы продолжать жить. Кроме того, я постоянно здесь бывал и проходил осмотры. До конца 2018-го я восстанавливался после инсульта, затем вернулся к работе, а в 2019 году мы отправили в Израиль старшего сына в твердой уверенности, что через год, максимум два, мы к нему присоединимся. Сын начал учиться в иерусалимской школе "Хават а-ноар", известной высоким уровнем обучения, и мы были очень довольны тем, как все складывается.

В 2020 году, как известно, грянула эпидемия коронавируса. Начались локдауны, школьников перевели на дистанционное обучение, и стало непонятно, смогут ли Владимир с женой хотя бы время от времени навещать сына. Вырвавшись на несколько дней, Владимир увез парнишку в Россию, которая уже тогда переживала не лучшие времена. Во всяком случае, все происходящее в стране герою этой истории не нравилось, и летом 2021-го они с женой твердо решили перебираться в Израиль, на этот раз насовсем. Уже были взяты билеты, начаты переговоры о продаже квартиры, но тут Владимира и нагнел коронавирус. На фоне его проблем со здоровьем болезнь протекала долго и очень тяжело, к ней прибавились осложнения на легкие и мозговую деятельность, от которых, по словам Владимира, он страдает до сих пор, принимая массу различных лекарств.

— Я провалялся в постели до конца января, в феврале, как ты знаешь, началась война в Украине, а наш старший в выпускном классе! Это значит, что осенью он вполне мог попасть под призыв. То, что он гражданин Израиля, никого там, разумеется, не волнует: раз он еще и гражданин России призывного возраста, то должен служить. Как вы понимаете, такая перспектива нас совершенно не устраивала, и в марте я с сыном приехал в Израиль, а жена осталась в Питере, чтобы разобраться с нашим имуществом и прочими делами и, что называется, "потушить свет". Вот тут-то и начались мои новые приключения…

Как выяснилось, под статус "тошав хозер" со всеми полагающимися в таких случаях льготами Владимир не подпадает, поскольку последние пять лет не меньше трех месяцев в году проводил в Израиле и жил в квартире у матери. Однако и на пособие по безработице от "Битуах леуми" рассчитывать не может, так как в последнее время в Израиле не работал. Ну, а в связи с отсутствием статуса как "вернувшегося в страну", так и безработного ему не полагаются даже курсы повышения квалификации, на которые он рассчитывал.

— Сейчас я веду борьбу с израильской бюрократией, но без особого успеха, — рассказывает Володя. – Началось все с того, что Бюро по трудоустройству неожиданно отказалось признать меня "академаи" — человеком, имеющим высшее образование. Служащий этой конторы сообщил по телефону, что мне отказано по той причине, что я еще не подтвердил свой российский диплом. Когда я в ответ заметил, что не подтвердил его исключительно по причине отсутствия такового, поскольку оканчивал Тель-авивский университет, дипломы которого в Израиле должны признаваться автоматически, в трубке наступило долгое молчание. Чиновник пообещал все прояснить и перезвонить, и я жду его звонка уже больше месяца.

Судя по всему, "академаи" я до сих пор не признан, вследствие чего "Битуах леуми" назначил мне пособие по прожиточному минимуму всего на три месяца. Однако мы здесь уже без малого два месяца, а я все еще не получил на свой счет ни шекеля! Сейчас мы с сыном живем на деньги, которые мне удалось вывезти из России.

Кстати, отказ признать мое высшее образование поначалу заметно осложнил мои отношения с банком, но когда я показал им свой диплом, все почти мгновенно было улажено, и не исключено, что если буду жив, то смогу устроиться туда на работу. Но главная моя проблема сегодня – именно с "Битуах леуми". Поскольку сердце у меня работает на 15%, к тому же я перенес инсульт, мне по закону полагается, как минимум, 50% инвалидности, а по достижении 50 лет – 100%. В 2019 году я подал в "Битуах леуми" заявку на прохождение комиссии по присвоению инвалидности, но ответа не дождался и решил уехать в Россию. А пока в аэропорту дожидался вылета, мне вдруг позвонили и сказали, что через неделю комиссия. Только поворачивать назад, как вы понимаете, было уже поздно. Уже потом я узнал, что по закону о дате прохождения комиссии "Битуах леуми" должен сообщать, как минимум, за 21 день, но никто этого закона, увы, не соблюдает. Сейчас я снова подал документы на комиссию, ответа до сих пор нет, а ведь назначение инвалидности, безусловно, очень многое бы для меня решило.

Как известно, попасть на прием в "Битуах леуми" совсем непросто, нужно заранее заказывать визит через интернет. Учитывая весь букет моих проблем, я все же решил это сделать. Встреча была почему-то назначена в отделении ведомства в Егуде, хотя живу я в Ришон ле-Ционе. Ладно, поехал в Егуд, но визит оказалась коротким: служащая возмутилась тем, что я пришел на личную беседу, когда все вопросы можно урегулировать через интернет. Перечислила бланки, которые я должен заполнить на сайте этого ведомства, и указала на дверь. Вникнуть, зачем мне понадобилась именно личная встреча, она наотрез отказалась, заявив, что я мешаю ей работать. В общем, происходит какая-то чертовщина.

Все это вынудило меня обратиться к адвокату, улаживающему подобные вопросы, и он заверил меня, что в течение ближайшей пары месяцев все будет решено. Но ведь эту пару месяцев надо еще прожить! По словам адвоката, "Битуах леуми", помимо прочего, должен будет вернуть мне все деньги, которые я выплачивал с 2005 по 2017 годы, так как этот период я де-факто не жил в Израиле. К тому же у нас возникла проблема и с МВД: ни сыну, ни мне не выдают удостоверения личности — по непонятным причинам нам в этом официально отказали. Ну, со мной-то ладно, у меня-то есть старый теудат-зеут, которым я при необходимости пользуюсь. А вот сыну, который получил гражданство в 2017 году и прожил здесь четыре месяца, заявили, что он ни в каких документах не значится, а поскольку ему 16,5 лет, то он не может считаться ни новым репатриантом, ни вернувшимся из-за границы жителем страны. Это, в свою очередь, означает, что он не может получить и льготы на учебу, которые полагаются олим или "возвращенцам": два года подготовительных курсов ("мехина") и год обучения в университете бесплатно. А если он проживет больше полугода в стране, то получит статус несовершеннолетнего, проживающего с отцом-израильтянином, и окончательно потеряет эти льготы. Поэтому адвокат рекомендовал отправить его на полгода в Россию, чтобы затем он приехал в Израиль и заявил о желании репатриироваться. Тогда им займется министерство алии и интеграции, он станет обладателем льгот, сможет до призыва в армию пойти на "мехину". Это даст сыну возможность совмещать учебу со службой, к примеру, в киберподразделении.

Судя по всему, так и придется сделать, тем более что сын продолжает учиться дистанционно в питерской школе и там же ему надо будет сдать ЕГЭ — экзамены на аттестат зрелости. Меня уверили, что если он въедет по израильскому паспорту и проведет в России меньше полугода, призыв и отправка в Украину ему не грозят. Вы знаете, как быстро сегодня в России все меняется и, увы, не к лучшему. Но рискнуть придется. Тогда сын приедет в Израиль уже только в августе вместе с матерью и младшей сестрой, которой тоже надо доучиться до конца учебного года – куда ее сейчас было срывать из школы?!..

* * *

Автор этих строк вынужден признаться, что слушал рассказ Владимира без особого сочувствия. Во многом вся эта бюрократическая путаница возникла по его вине – из желания усидеть сразу на двух стульях, живя и работая в России, где у него до недавнего времени были очень комфортные условия, и одновременно пользуясь всеми преимуществами израильской медицины. Человек в итоге сам себя перемудрил, перестал подпадать под предусмотренные критерии, а любой чиновник в такой ситуации теряется, поскольку не любит отступать от инструкций ни на сантиметр. Но, с другой стороны, и осуждать Владимира за это нельзя. К тому же он далеко не один такой: многие россияне, получившие израильское гражданство более десяти лет назад и сейчас решившие сделать Израиль центром своей жизни, испытывают похожие трудности. В частности, с получением теудат-зеута нового образца. Аналогичные проблемы испытывают и многие новоприбывшие: сайт МВД назначает им очередь на получение удостоверения личности через 4-5 месяцев, причем нередко на другом конце страны. А так как большинство новоприбывших не знакомы с израильскими реалиями, то чувствуют себя неуютно, хотя год "теудат-оле" равноценен удостоверению личности.

Наконец, эта история еще раз высвечивает то, как работает наше Ведомство национального страхования. Его чиновники, как обычно, никуда не спешат и явно забывают, для чего посажены на свои места. Эпидемия и переход работы этой службы на онлайн-режим лишь усугубили ситуацию, ведь это так удобно — посылать посетителей в интернет, чтобы те самостоятельно решали свои проблемы. Невольно начинаешь испытывать ностальгию по докоронавирусной и додигитальной эпохе…

"Новости недели"

Вдовья доля и бюрократический капкан

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий