«Нынче ветрено и волны с перехлестом»

0

Мне всегда было и есть  интересно, почему слова «Нынче ветрено и волны с перехлестом» вызывают у меня в душе – да и даже где-то в «животе» тихий восторг. Почему «Письма римскому другу» Бродского становятся не просто прекрасными стихами, а необходимостью душевной. Интересно это не только мне, но и множеству других людей. Художница Наталья Гончарова-Кантор преобразует строки Бродского в графику (работы выполнены в смешанной технике – цветная тушь и акрил)

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

23 мая в Иерусалиме, в выставочном зале Арт-Центра «Бейт От а-Муцар» на Дерех Хеврон, 12 , открывается выставка работ Натальи Гончаровой-Кантор, посвященная поэзии Бродского. Куратор выставки – Галина Блейх. Выставка продлится всего 5 дней – обратите внимание. Выставка продлится с 23.05. по 28.05. Часы работы с 19 до 21 ежедневно кроме пятницы.
Открытие 23. 05. в 19:00.Вечер ведёт писатель и культуролог Елена Твердислова. Обсуждение выставки состоится 28. 05. 22. с 19 до 22.

На вернисаже также произойдет презентация сборника «Созвучие»(изд. «Филобиблон»), в который включены четыре стихотворения Иосифа Бродского и графика Натальи Гончаровой-Кантор, созданная к этим стихам. На выставке представлены три из четырёх серий художницы, вошедших в этот сборник.

Во что пишет поэт и литератор Татьяна Разумовская, предваряя выставку эссе – объяснением с Бродским, с поэзией, со зрителями:

«Поэзия – сфера сугубо личная. Одно и то же стихотворение каждому открывается по-иному, с каждым говорит о чем-то своем. Наташа много лет живет со стихами Бродского, и ее вслушивание в эти стихи, общение с ними постепенно сложилось в несколько серий графических работ. Это не иллюстрации к стихам, а именно размышление художника о них, диалог с ними.Это музыка, движение, сменяющие друг друга от строфы к строфе картины. Иногда яркие и плотные, иногда теряющиеся в тумане. Чарующий, перехватывающий дыхание ритм.

Из картины к картине скачут всадники – то ближе, то дальше, то проскакивают за раму – в наш ли мир, в мир поэта? Скачут одновременно со строчками стихотворения, которые как бы тоже летят по бумаге, перо торопится, разлетаются брызги – луж? Чернил?»

Движение… оно сразу бросается в глаза, точнее – бросается в зрителей пятнами  акварели и туши и увлекает их в мир  графики и в мир поэзии.

А вот что рассказывает художница Наталья Гончарова-Кантор: «Всё началось со стремительного движения двух всадников в стихотворении Иосифа Бродского «Под вечер он видит, застывши в дверях…» – их образов, удивительно достоверно зримых через поэтическое слово.

В этой стремительности невозможность соединиться и невозможность прервать эту роковую связь создавали неразрывность. Погоня, бегство, преследование явили собой основную жизненную трагедию – как героев стихотворения, так и самого поэта – дисгармоничность бытия, разорванность времени (прошлого и будущего) и возникающий при этом неразрешимый на земле конфликт, преодолеть который возможно, лишь поднявшись над ним, на иной уровень.

Речь идет не только об отношениях мужчины и женщины, которым не удается прийти к согласию. Этот конфликт может быть стимулом к творчеству, создающим вечное движение, некий «ток», возникающий между двумя полюсами. Будучи несоединимы, они обладают вечной силой притяжения, благодаря которой существуют мир, творчество, судьба. Возможно поэтому ускорение, заданное всадниками, требовало продолжения. Осязаемая зрительная тема движения одновременно в пространстве – «Пилигримы», во времени – «Письма римскому другу», и в духовном плане – «Исаак и Авраам».

По сути, поиск одного и того же в разных формах — это прикосновение к тайне времени. Бродский писал: «Время есть Бог». И, стало быть, разорванность времени на земле — это то, что не дает успокоиться и вынуждает к вечному движению в поиске его цельности, которая может быть явлена в любви, творчестве, в осознании необходимости жертвы.

Что движет Всадниками, мчащимися по кругу? Чего жаждут Пилигримы в своем непрерывном движении? Бесконечное, мучительное, как путь через пустыню, – туда, где «смерти нет» – движение Исаака и Авраама. Внутреннее движение – в наплыве жизненных воспоминаний, рефлексии мыслей и образов героя «Писем римскому другу». Оно созвучно ритму движения волн, смене времен года и снова – острому ощущению времени, конечности бытия…

Эти разные формы непрерывного движения – стремительного, бурного – в ранних стихах Бродского, филосософично-созерцательного в более поздних – «Письмах» отозвались во мне таким внутренним соответствием, что заставили взяться за почти невыполнимое – включиться в этот поиск, обреченный на земную неразрешимость, и, следуя за ним, попасть в захлестнувший меня поток образов и состояний, позволивший забыть о разорванности времени, прикоснуться к некому единению слова и его зримого выражения, а значит, хотя бы ко временному состоянию согласия, которое было прежде, чем они стали разделены.

Во всех четырех выбранных мною стихотворениях Бродского – «Пилигримы», «Под вечер он видит, застывши в дверях…», «Авраам и Исаак», «Письма римскому другу» тема движения, духовного поиска, изменения состояния была воспринята мною как общий вектор.

Чтобы передать пластически этот поток, я выбрала структуру своего рода графической «киноленты», с ритмом чередования двух видов листов: более конкретных и фигуративных с более свободными и абстрактными, в которых появляются рукописные фрагменты стихов.

Информацию о Натальи Гончаровой–Кантор можно найти на сайтах:

http://natalygoncharova.com

http://art-in-process.com/avtory/plasticheskieiskusstva/natalya-goncharova

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий