В ожидании цунами

0

Состоявшиеся в Ливане парламентские выборы стали важнейшим политическим событием в этой раздираемой экономическим кризисом стране

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Давид ШАРП

Немного о выборной системе Ливана, аналогов которой, не побоюсь данного утверждения, нет во всем мире. По арабским стандартам, Ливан вполне может служить этаким демократическим светочем, однако демократия эта весьма и весьма своеобразна. Система выборов настолько специфическая, что в ней путаются сами ливанцы. Начиная с Таифских соглашений 1989 года, в парламент избираются 128 депутатов.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Голосование проводится в отдельных регионах, вместе с тем мандаты строго закреплены за теми или иными конфессиями. Например, мусульмане — шииты и сунниты (обе общины избирают по 27 депутатов), друзы и алавиты получают суммарно 64 мандата, остальные 64 мандата — за христианами, 34 из них отданы крупнейшей христианской общине — маронитам.

Отступление системы выборов от демократии заключается в том, что установленные квоты для разных общин не имеют ничего общего с реальным демографическим положением в стране. С другой стороны, если бы не квоты, то "Хизбалла" и ее союзник АМАЛь имели бы значительно более широкое влияние, поскольку доля шиитов в населении Страны кедров точно выше 20 с небольшим процентов, если исходить из квоты в 27 мандатов.

Поскольку количество мандатов для каждой общины строго расписано, то претендующие на лидерство партии, чтобы победить, во-первых, должны получить максимум голосов у своего электората, а во-вторых, провести побольше союзников из числа депутатов другой веры. В их арсенале есть еще и старый добрый ливанский способ приобретения союзников — подкуп или угрозы, но это происходит уже после народного волеизъявления.

В свете обуревающего Ливан катастрофического кризиса долгое время бытовали сомнения в том, что выборы вообще состоятся. Но они состоялись, и их главный итог – серьезное поражение лагеря "Хизбаллы": с технического большинства в 71 мандат он опустился до 62 мандатов. При этом собственно "Хизбалла" с АМАЛем даже несколько усилились: у основных шиитских организаций теперь в сумме 31 мандат – естественно, с учетом депутатов, не принадлежащих к этому течению в исламе. Если говорить конкретно об организации Хасана Насраллы, то она заручилась поддержкой 365 тысяч избирателей, что примерно на 22 тысячи больше, чем на предыдущих выборах. Между тем, если шииты в целом прибавили, то союзники "Хизбаллы" из других конфессий провалились. И наоборот, такой ярый противник "Хизбаллы", как христианское движение "Ливанские силы", "прыгнул" с 14 до 20 мандатов. Вот вам отличная иллюстрация того, что, несмотря на частичный отход от голосования "старого типа", очень многие ранее поддерживающие Насраллу ливанцы — не шииты видят в "Хизбалле" одну из главных виновниц свалившихся на страну тяжелейших бед.

Обычные  проблемы какой-нибудь экономически неблагополучной страны — детский лепет по сравнению с тем, что происходит в Ливане, где у большинства населения нет возможности приобрести топливо, а электричество работает по 2-3 часа в сутки. И это лишь один пример из многих. На таком фоне даже  реалии сектора Газы могут показаться этаким благополучием. Массовые масштабы приобрела эмиграция из страны — оттуда уезжают, в основном, христиане, но не только. Среди эмигрантов особенно выделяются представители медицинских профессий, в частности врачи, которых в Стране кедров сегодня очень и очень не хватает.

Еще одним важнейшим результатов стало избрание в парламент сразу дюжины независимых кандидатов. Это, собственно, один из примеров набирающих обороты перемен в политической культуре населения. По предварительным оценкам, независимые депутаты не будут сотрудничать с блоком "Хизбаллы" и АМАЛя. Правда, к этой ситуации как нельзя лучше подходит поговорка "Поживем — увидим".

Характерной особенностью выборов стало то, что в лагере основных противников "Хизбаллы" — суннитов не было ярко выраженного лидера. Последние более чем полтора десятилетия в роли такового выступал бывший премьер Саад эль-Харири — жалкое подобие своего отца Рафика эль-Харири, убитого "Хизбаллой" в сговоре с режимом Башара Асада еще в феврале 2005 года. Сегодня же у суннитов не нашлось политика даже калибром помельче.

"Хизбалла" и ее сторонники нуждаются в трех мандатах чтобы сформировать правительство большинства. Однако утверждать, что они проиграли, нет никаких оснований. Да, положение прошиитской коалиции ухудшилось, но в отличие от реальных демократий, "Хизбалла" может оказывать серьезное влияние на принятие решений и персональный состав кабинета, даже имея значительное меньшинство: в Ливане прекрасно действует такой инструмент, как угрозы, причем не только персонального, но и общего характера. Например, можно спровоцировать такую волну насилия, что никому мало не покажется. При этом среди общинных вооруженных милиций связка "Хизбалла" — АМАЛь имеет подавляющее преимущество. Конечно, в Ливане есть регулярная армия, но в эти дни она теряет огромное количество кадров и в буквальном смысле вынуждена побираться диковинными для военных способами, в частности катанием на вертолетах готовых заплатить за это удовольствие людей.

После выборов важнейшей задачей политической системы Ливана является создание дееспособного и более-менее профессионального правительства. Такого, которому будут доверять как внутри страны, так и за ее пределами. Иначе невозможно провести глубокие реформы в целом ряде сфер и заручиться поддержкой международных доноров. Ливан десятилетиями был бездонной коррумпированной бочкой для спонсорских денег, но терпение всех "плательщиков" (исключая Иран с его дотациями "Хизбалле" и военно-техническую помощь американцев) иссякло. Даже самые богатые и покладистые спонсоры на каком-то этапе понимают, что от их средств, в лучшем случае, никакого толку, а в худшем — они уходят на содержание насквозь коррумпированной ливанской элиты.

Трудно представить, что новое правительство может быть создано без согласия "Хизбаллы" и других представителей "старой школы". И это автоматически создает преграду на пути необходимых реформ и доверия иностранцев. Несмотря на то, что ливанская экономика и социальная сфера находится в предсмертной агонии, совершенно непонятно, каким может быть выход из этого политического тупика. Один из прогнозов сулит Ливану постепенное загнивание до тех пор, пока не произойдет некое страшное потрясение, которое как-то перезапустит систему. Будет ли это социальный взрыв, или конфликт с межконфессиональным оттенком, которого большинство ливанцев, несмотря на ненависть к оппонентам, все же боятся, как огня, и если он произойдет, то когда? Можно лишь предполагать…

"Новости недели"

Готовилось для Хайфы, рвануло в Бейруте

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий