"Картель Тель-Авив" и "крошка Пу"

0

Как Путин, КГБ и чиновники мэрии Петербурга связаны с исчезновением кокаина, который израильский наркокартель пытался провезти через Россию

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

 

В совместном расследовании "Настоящего Времени" и "Радио Свобода" о первых шагах Владимира Путина во власти затронуты и связи будущего российского вседержителя с колумбийской и израильской наркомафиями. Предлагаем вашему вниманию фрагменты текста, который написали Марк Крутов и Андрей Сошников.

* * *

Санкт-Петербург, февраль 1993 года. Группа мужчин стоит в заснеженном дворе "Большого дома" на Литейном, 4. Рядом с ними – грузовой прицеп, на который водружен оранжевый морской контейнер. Один из присутствующих в зимней военной форме зачитывает в микрофон номер контейнера – 8965927. "Вскрываем контейнер", – говорит он на камеру, после чего двое помощников помогают ему открыть тяжелые металлические створки. Внутри – неаккуратно сложенные картонные коробки, одна из которых тут же норовит упасть на землю. Ее вовремя подхватывают и водружают на место.

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

На следующих кадрах – эти же люди уже в помещении. Они вскрывают одну из коробок и вынимают оттуда консервные банки с надписью Blony. "При вскрытии в коробке находится мясо с картошкой", – продолжает человек в камуфляже, его помощник вскрывает одну из коробок консервным, а затем и простым ножом. "В коробке находится некий конгломерат", – объясняет "военный". Вместо мяса с картошкой из консервной банки извлекают сверток цилиндрической формы. Другой мужчина вскрывает сверток ножом, человек с микрофоном пробует содержимое на вкус под смех собравшихся. "На вкус горький. Язык немеет", – говорит он в камеру. Запись обрывается.

Это видео (другой его фрагмент попал в документальный фильм 1996 года "Мужская работа") – оперативная съемка, а человек с микрофоном в камуфляже похож на Виктора Черкесова, в то время – руководителя Управления министерства безопасности (УМБР) по Санкт-Петербургу. Черкесова называют "человеком Путина", он работал в управлении КГБ по Ленинграду и Ленинградской области с того же 1975 года, что и будущий президент России.

В контейнере, согласно документам, – 18 тонн колумбийской тушенки, но в некоторых коробках российские таможенники, остановившие груз 16 февраля на пропускном пункте Торфяновка на финской границе, нашли кокаин, всего 1092 килограмма. Видео российские чекисты передали Первому каналу общественного израильского телевидения, который использовал его в фильме о местной преступной группировке, причастной к контрабанде этой партии наркотика.

Съемка – постановочная. Как рассказал нам один из бывших членов этой группировки, лично присутствовавший в Колумбии при упаковке и отправке кокаина в Россию, поддон с коробками, где в банках вместо мяса с картошкой были наркотики, был спрятан в центре контейнера и только он знал его точные "координаты". Найти кокаин, не вынув сначала несколько рядов коробок, было невозможно. Очевидно, что первыми контейнер переворошили таможенники в Торфяновке.

Этого человека зовут Шемтов Михтави – 32 года из своих 70 он отсидел в тюрьмах Израиля и США. Операция по доставке контейнера с кокаином, произведенным колумбийским картелем Кали, в Европу через Швецию, Финляндию и Россию должна была обогатить его, но все пошло не так: за контрабандистами наблюдала полиция сразу нескольких стран и Интерпол, целью которого было отследить поставку и арестовать как можно больше причастных. Операция, как подтвердил нам один из свидетелей по уголовному делу, сорвалась. В России контейнер неожиданно для всех задержали, и, попав в руки чекистов, кокаин навсегда исчез из поля зрения международной полицейской организации, как и возможность доказать вину посредников и получателей груза в Европе.

Исследователи биографии российского президента неоднократно пытались разгадать тайну контейнера с кокаином, который, по одной из версий, мог по-настоящему обогатить Владимира Путина и его друзей. В рассказах Шемтова Михтави, в открытых источниках и в материалах его уголовного дела есть косвенные подтверждения этой версии.

Еще раз изучив обстоятельства этой истории и судебные документы, а также поговорив с ее участниками, мы выяснили:

В документах на контейнер среди его получателей была указана "мэрия Санкт-Петербурга", а также санитарная служба города.

Одно из отделений этой службы располагалось в соседнем доме с филиалом компании, которая была зарегистрирована при содействии возглавляемого Владимиром Путиным комитета по внешним связям при мэре Петербурга. Ею владел израильтянин, которого израильские власти также подозревали в причастности к контрабанде этой партии кокаина.

Члены израильской преступной группы через посредника улаживали доставку "тушенки" с чиновником мэрии Санкт-Петербурга, а тот, как утверждает один из них, – лично с Анатолием Собчаком.

Израильтяне, участвовавшие в операции по транспортировке кокаина, были замешаны и в других криминальных историях с участием высокопоставленных российских чиновников: например, в краже древних манускриптов из Российской государственной библиотеки, за которую отсидел срок бывший советник правительства и генерального прокурора России Дмитрий Якубовский.

24 февраля 1993 года, все то же здание УМБР на Литейном, 4. Виктор Черкесов дает пресс-конференцию о задержании беспрецедентно крупной партии кокаина на выборгской таможне. На столе перед ним не только банки с кокаином, но и большой прямоугольный брикет. Как он там оказался?

"Это был подарок людей из Кали, которые хотели таким образом выразить нам, израильтянам, свою признательность и доверие. В контейнере должно было быть 1032 килограмма, но в последний момент они дали нам еще 60, три отдельные упаковки 20 килограммов, в каждой было 20 килограммовых брикетов. На фото один из них. Это мой подарок, который так и не стал моим", – объясняет Шемтов Михтави.

Мы встречаемся в промзоне небольшого города, расположенного недалеко от аэропорта Бен-Гурион, в офисе издательства, где он напечатал свою книгу об этой истории. Михтави заметно волнуется: его книга готовится к изданию на английском языке. На матерого преступника он похож меньше всего, но в книге и в нашем разговоре он специально несколько раз извиняется перед всеми, кому мог навредить своими действиями.

Шемтов Михтави, как говорит он сам и как следует из протокола его допроса израильской полицией, с которым ознакомились Радио Свобода и "Настоящее Время", лично возил сопроводительные документы на контейнер из Нидерландов в Колумбию и обратно. Чтобы не попасться, прятал бумаги в подкладке портфеля. По его словам, заказчиком и получателем груза в России была указана "мэрия Санкт-Петербурга" (это частично подтверждают и документы израильской прокуратуры, которые мы покажем ниже), а между якобы знавшим о поставке Анатолием Собчаком и израильтянами было двое посредников, один из которых был другом Шабтая Калмановича – скандального российско-израильского бизнесмена, который отсидел 5,5 лет в Израиле по обвинению в шпионаже в пользу СССР. Калманович, в свою очередь, был другом Собчака: по одной версии, последним, кто видел его перед смертью, по другой – человеком, непосредственно присутствовавшим при ней. Калманович был убит в Москве в 2009 году.

После ареста остальных участников преступной группы Михтави удалось еще почти полгода скрываться от правосудия в Нидерландах, где он узнавал от своих друзей детали операции по задержанию контейнера.

– Как вы думаете, Собчак знал о том, что в контейнере едет кокаин, или он думал, что там и правда продовольствие?

– Знал. Точно знал. Конечно, он ни с кем не говорил об этом, кроме Бахшиева и второго посредника. Мы знаем, что Собчак был вовлечен в коррупцию, сбежал во Францию, а когда Путин стал президентом – вернулся и у него не было никаких проблем.

– То есть вы думаете, что Собчак все знал про кокаин, но Путину не говорил?

– Я абсолютно уверен в этом. А потом контейнер был задержан, те, кто его задерживали, увидели адрес, по которому он должен был быть доставлен, и после этого кокаин испарился.

– Сколько денег вы рассчитывали получить в случае успеха операции?

– 4-5 миллионов долларов. Каждый из нашей группы вложил деньги и получил свою долю кокаина в контейнере, чтобы извлечь прибыль после его прибытия в Голландию.

– Если бы план сработал, вы собирались отправлять этим же путем еще больше кокаина в Европу?

– Конечно, таков был план. Этот контейнер был тестовым. Если бы все сработало, мы стали бы посылать один контейнер за другим. Причем если бы все получилось, мы бы отправляли не только кокаин картеля Кали, но и кокаин Медельинского картеля, Пабло Эскобара.

Даже сегодня, спустя почти три десятилетия после ареста контейнера, попытки узнать что-то об этой истории наталкиваются на препятствия. В том числе – со стороны израильских тележурналистов. Едва услышав об интересе к персоне Путина, они прекращают общение.

Шемтов Михтави утверждает: получателем контейнера с кокаином, согласно документам, была мэрия Санкт-Петербурга. Он утверждает также, что в сопроводительных бумагах упоминалась санитарная служба города (тогда она официально называлась "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора"). Одно из ее зданий располагалось в доме номер 5 на улице Молдагуловой. В соседнем доме по этой же улице (7/6) находился один из офисов петербургской бизнес-империи жившего в Бельгии израильского предпринимателя. В том числе здесь находился крупнейший центр растаможки грузов. Само ЗАО было зарегистрировано в 1991 году Комитетом по внешним связям мэрии города, вскоре после того, как его возглавил Владимир Путин, которому по долгу службы полагалось заниматься согласованием таких дел.

Именно на принадлежащий израильтянину терминал, как писала газета "Вечерний Петербург", направлялся контейнер SCPU-896592-7 со спрятанной в нем тонной кокаина, задержанный российскими таможенниками на пограничном пункте Торфяновка 16 февраля, доставленный в Выборг, а затем – в здание бывшего КГБ и будущего ФСБ на Литейный, 4.

В 1999 году в газете "Версия" была напечатана статья, в которой впервые была высказана версия о том, что через порт Ломоносов Путин мог продавать корабли военно-морской базы. Как писал потом один из авторов статьи, журналист Олег Лурье, эту гипотезу он почерпнул из "досье на Путина", якобы составленного в ФСБ и ходившего по высоким кабинетам незадолго до назначения его преемником Ельцина. В 2003 году ту же информацию воспроизвел Борис Березовский на страницах принадлежавшей ему газеты "Коммерсант". "Путин через порт Ломоносов занимался продажей кораблей военно-морской базы. Данный порт, находящийся на территории бывшей военно-морской базы и созданный Собчаком, Путиным и Черкесовым, является пропускным пунктом по контрабанде природных ресурсов из России и ввозу в нашу страну импортных товаров", – утверждал бизнесмен.

У владельца таможенного терминала были друзья-израильтяне, которые к 1993 году уже давно занимались контрабандой предметов искусства, наркотиков и драгоценностей. Их группа, имена членов которой перечислены в израильском запросе к полиции Финляндии, получила с легкой руки западных журналистов название "Картель Тель-Авив". Именно эти люди придумали и осуществили операцию по доставке тонны кокаина из Колумбии в Европу через Россию.

Все началось с женитьбы одного из них на дочери одного из высокопоставленных представителей картеля Кали. 1992-1993 годы – разгар войны наркокартелей в Колумбии, кровавого соперничества братьев Родригес и Пабло Эскобара. Эта война наложилась на проблемы с поставкой наркотиков в США из-за того, что американским спецслужбам в сотрудничестве с колумбийской полицией удавалось все чаще перекрывать действующие каналы поставок. В итоге у людей из Кали родилась идея: сконцентрироваться на европейском рынке, но поставлять наркотики через Россию, чтобы груз не вызвал подозрений в пункте назначения. Санкт-Петербург оказался идеальным перевалочным пунктом, а израильтяне, ранее уже занимавшиеся поставками мелких партий кокаина в Европу, – идеальными партнерами.

"В России царила бедность, еды не хватало, поэтому мы решили выбрать для контрабанды банки с тушенкой. А тотальная коррумпированность чиновников в Санкт-Петербурге сделала этот вариант идеальным", – вспоминает Шемтов Михтави.

Книга Михтави, в которой он рассказывает о своих приключениях, называется "Операция "Акапулько". Именно такое название получила международная полицейская операция по отслеживанию этой поставки с участием властей Израиля, Нидерландов, Швеции, Бельгии и ряда других стран. Начало ей было положено в том же 1992 году, когда работавшая в Колумбии агент израильских спецслужб стала замечать, что в прослушиваемых ей разговорах наркодельцов все чаще мелькают израильские имена. Так совместная операция Кали и "картеля Тель-Авив" оказалась под колпаком Интерпола.

Мы ознакомились с обвинительным заключением из уголовного дела Шемтова Михтави, который полностью признал вину, был приговорен за контрабанду колумбийского кокаина к 9 годам тюрьмы, но отсидел только шесть лет, выйдя на свободу досрочно в 1999 году – чтобы вскоре снова быть арестованным уже по другому делу, о контрабанде экстази в США.

Есть в истории с тонной кокаина и еще одна деталь. Организаторы кокаинового транзита через Санкт-Петербург, в 1992 году были замешаны в другой криминальной афере – которая тоже связана с высокопоставленным представителем российской власти: бывшим советником правительства и генерального прокурора России, а затем адвокатом и бизнесменом Дмитрием Якубовским.

В начале 90-х годов Якубовский занимался передачей Германии имущества Западной группы войск и получил прозвище "генерал Дима" (хотя на самом деле был лишь полковником). Якубовского обвиняли в связях с Солнцевской преступной группировкой и писали о его дружбе с телохранителем Владимира Путина и одним из самых влиятельных людей в Санкт-Петербурге 90-х годов Романом Цеповым (тот все подобные связи неоднократно отвергал).

С 1994 по 1998 год Якубовский сидел в тюрьме – за участие в краже древних манускриптов из Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. Как писал "Коммерсант", ознакомившийся с материалами дела, Якубовский должен был вывезти из России манускрипты, регулярную кражу которых первыми наладили те самые израильтяне с помощью хранителя отдела редких рукописей РНБ. В числе похищенных ценностей были французские средневековые рукописи, среднеазиатские списки с миниатюрами, но главное – еврейские манускрипты, включая свитки Торы, которые, как подозревало следствие, были "заказаны" из Израиля. Афера вскрылась, когда украденный из РНБ древнееврейский брачный договор, "Ктуба", был куплен членами общества "Друзья музея Израиля" на книжном аукционе в Нью-Йорке и передан в дар Национальной библиотеке Израиля – которая и уведомила Россию, увидев в каталогах, что рукопись принадлежит РНБ.

В качестве адвоката Якубовский защищал в числе прочих вдову Анатолия Собчака Людмилу Нарусову – в 1999 году, когда сам Собчак находился во Франции после возбуждения против него дела о взятках и злоупотреблении должностными полномочиями. Прокуратура России тогда обвинила Нарусову в клевете за ее высказывания, в которых она обвиняла ведомство в "ангажированности". Ксения Собчак связывала дело против отца с "борьбой ельцинской команды против Путина". В ноябре 1999 года дело против Собчака было закрыто, он вернулся в Россию, безуспешно пытался стать депутатом Госдумы и губернатором Санкт-Петербурга, после отставки Ельцина поддержал на президентских выборах Владимира Путина, но в феврале 2000 года, не дождавшись голосования, умер в поездке в Калининградскую область "от сердечной недостаточности" – как утверждал в интервью "Фонтанке" упоминавшийся выше Шабтай Калманович, "у него на руках". О том, что именно Калманович был первым человеком, который увидел Собчака мертвым, говорила и Людмила Нарусова. На вопросы "Настоящего Времени" Нарусова не ответила.

Несмотря на отсутствие у него прямых доказательств, Михтави уверен, что именно Владимир Путин фактически присвоил себе его кокаин. Израильтянин не держит на российского президента зла, хотя и считает, что с политической сцены тому пора уходить.

Полностью публикацию, включающую имена всех действующих лиц, детали журналистского расследования и документы, можно прочитать здесь.

Трезубцы для Путина

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий