В ожидании пятого сына

0

"Ди-ди-ди! Ди-ди-ди!" – прокричал в микрофон человек в черной шляпе, и многоголосый детский хор ему ответил: "Ани оэв коль еуди!"

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Александр КАЗАРНОВСКИЙ

 

На русский язык этот боевой слоган можно было бы перевести как "Лю-лю-лю! Лю-лю-лю! Всех евреев я люблю!" Ну, а далее, разумеется, последовал лозунг "Вэ аавта ле реэха камоха!", то бишь "Люби ближнего, как самого себя!" И еще меня умилил призыв "Яхад коль еладей Исраэль!" — "Все дети Израиля, объединяйтесь!" Куда милее, чем "пролетарии всех стран…"

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"

Ладно, хватит ерничать! Дело действительно хорошее. Каждый год любавичские хасиды – они же хабадники – устраивают в праздник Лаг ба-Омер детский парад. Где? Да повсюду! Недаром они себя называют "империей, где никогда не заходит солнце". Недаром говорят: "Там, где есть кока-кола, есть ХАБАД". От Москвы до Ванкувера. Ну, и в Пардес-Хане, где я обитаю, тоже! Вот и добрался я сегодня до зеленой долинки в центре города, откуда должно начаться шествие.

Лаг ба-Омер из всех религиозных праздников – самый молодой и самый, так сказать, нерелигиозный – в том смысле, что не несет в себе никаких запретов и никаких специальных заповедей. Ни тебе мацу кушать, как в Песах, ни в сукку присесть, как в Суккот, – ничего! Так, только обычаи, да и те необязательные. Ну, костры жечь. Но в последние годы жечь не разрешают. Ладно, не будем. Ну, подняться на гору Мерон, где тринадцать лет провел в пещере главный виновник торжества — создатель Каббалы рабби Шимон бен-Йохай. Но год назад там произошла трагедия – в давке погибли десятки людей, поэтому сейчас вход на Мерон ограничен. Что поделать, посидим дома.

Мудрые хабадники традиционно к этим обычаям добавляют еще один, который никак не догма, скорее, руководство к действию: устраивают детский парад и под этим соусом собирают детишек и изо всех сил втюхивают им любовь к ближнему.

Опять я сбился на насмешливый тон. А что делать, если все происходящее сдобрено такой дозой самоиронии? Если, подходя к пищащей толпе, еще издалека видишь клоунов на высоченных ходулях — один в чем-то розовом и в колпаке, другой одет построже и в черной шляпе. А это что за харедюга такой?! Либермана на него нет! Фигура поменьше, зато пошире — этакая ходячая кукла в два человеческих роста, с пейсами, с бородой и в хасидской меховой шапке! Нарисованные глаза смотрят как-то мученически. А рядом еще один гигант –в кипе, белой сорочке размера этак семидесятого и при галстуке. И тоже в глазах мировая скорбь. Ба! Да тут и детишки в масках – вон львище какой лет пяти, а туда же: "Люби ближнего! Люби ближнего!"

В общем-то, когда же напоминать детишкам — да и взрослым — об этой любви? Ведь Лаг ба-Омер связан не только с равом Шимоном, но и с рабби Акивой, который вытащил из недр Писания заповедь о любви к ближнему и объявил ее главным правилом Торы. Связан наш праздник и с многочисленными учениками рабби Акивы, напропалую эту заповедь нарушавшими, за что они и поплатились жизнью.

Я стою посреди зеленой лощины, кишащей малышней – в черных кипах, в вязаных и просто без кип. Да, слава Богу, такие здесь тоже есть, хоть и мало. Встречаю друзей, в основном, из моей синагоги. Все со своими детьми. Вон молодой раввин Томер, с которым я по субботам учу сказки рабби Нахмана. Вон Рои, который весь прошлый год подвозил меня на работу. А вон русскоязычный Гай… Больше здесь русскоязычных нет. А жаль…

Ага, а вот и рав Йоси, хабадский раввин Пардес-Ханы, сама мягкость и интеллигентность. А до чего деятельный! Это ведь он организовал творящийся вокруг балаган.

Мы начинаем движение вверх по центральной улице города. Впереди шагают юные барабанщики. Стараются изо всех сил. Не то, чтобы получается, но стараются. А за ними вся кипастая орда. По дороге к нам присоединяются многие светские горожане. Ну, как не улыбнуться в ответ на такое море улыбок! Вон девушка в джинсиках спешила по своим делам, а тут… Достала мобильник, решила пофотографировать. Раз щелкнула, два, потом не выдержала и пошла с нами. Толпа движется мимо кафешек, перед которыми на тротуаре разместились столики. За столиками мальчишки и девчонки совершенно нерелигиозного вида, широко раскрытыми глазами взирающие на странное шествие. Подросток с аккуратно выбритыми висками, первым узрев среди участников этого парада любви знакомого, срывается с места и ныряет в толпу. За ним тянутся остальные…

Я вспоминаю четырех сыновей из "Пасхальныой агады". Один мудрый, другой простодушный… Ну, простодушные как раз вот эти, из кафе. А еще должен быть злодей, что отделяет себя от народа нашего, которому отец должен "зубы притупить". Ну, и где эти юные злодеи? А вон они — стайка пацанов и девчушек за стеклянной остановкой прячется, тычут в сторону нашей процессии пальцами, скалят зубы, которые велено притупить, и выкрикивают вслед участникам шествия что-то сердитое. Да нет, не тянут они на злодеев, так, дурачки…

И все бы ничего, да раввины говорят, что сегодня есть еще такое явление, как пятый сын, который вообще не пришел на пасхальный седер. Вот-вот! Слышал я на этом празднике любви к ближнему и ивритскую речь, и английскую, и даже идиша немного. А русскую совсем не слышал. Эй, где ты, пятый сын, отзовись!

"Новости недели"

Кто мешает приходу Машиаха?

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий