Осторожно: оптальгин!

0

В начале июня социальные сети страны обошло письмо Раза Коэна — сына 76-летней Эстер Коэн, скончавшейся в больнице на севере страны. В письме он обвинял руководство больницы в смерти матери и сделал предостережение всему израильскому обществу

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

Для начала мы решили привести как можно более точный перевод поста Раза:

"Моя мама уже не в этом мире, но, может быть, эти слова спасут других от преждевременной смерти, какая постигла ее.

Маме требовалась относительно легкая операция, и утром в назначенный день она явилась в больницу. Там она, не проглотив ни крошки, просидела до 19:30, но не была даже госпитализирована. Тогда мама попросила отпустить ее домой. Я спросил у врачей, когда они планируют сделать ей операцию, и мне сказали, что сами этого не знают. После такого ответа я решил забрать маму домой и договориться об операции в частной больнице.

После того, как маму прооперировали, у нее начались боли, и она приняла оптальгин в каплях. Поскольку это лекарство продают даже на автозаправках, она решила, что ей не нужно консультироваться с врачом о том, можно ли его принимать. Просто купила капли оптальгина в "Суперфарме", как это может сделать любой из нас. Но если ты выпадаешь из общей статистики, то очень рискуешь. Мама после операции была очень слаба, а тут ее состояние вдруг стало еще больше ухудшаться. 5 мая мы вернулись в больницу, и там у мамы выявили сразу два вида инфекции в крови и… оптальгиновое отравление. Так началась наша сага, в ходе которой одна ошибка врачей следовала за другой. Думаю, если бы мама находилась в какой-нибудь больнице в центре страны, она бы получила правильное лечение и осталась в живых…"

По словам Раза и его братьев, Эстер Коэн была здоровой спортивной женщиной, которая всю жизнь следила за собой. До последних дней она ежедневно пробегала несколько километров, ездила на велосипеде, работала на полную ставку и активно участвовала в работе различных комиссий родного кибуца. Никакой серьезной болезни у нее не было, но прием оптальгина оказался для Эстер роковым. Ну, а дальше, дескать, свое дело сделала халатность врачей.

— Мы привезли маму в больницу, ее состояние вроде бы стабилизировали, — рассказывает Раз. – Только из-за грибковой инфекции во рту она ничего не могла есть и от голода ослабела еще больше. Когда я поднял этот вопрос, нам дали шприцы с едой и сказали, что мы сами должны с их помощью кормить маму. Но мы не медики, мы этого не умели, а как надо, нам никто не показал. К тому же мы не знали, можно ли кормить маму насильно. 14 мая у нее резко поднялась температура и сильно распухла нога, а лекарство, которое вводилось ей через ножную вену, в ее организм просто не поступает. Я пытался обратить на это внимание врачей и медсестер, но мне отвечали, что все нормально, и нога распухла не из-за капельницы. Наконец, через 14 часов медсестра согласилась отключить капельницу и поставить новую: температура у мамы тут же упала и отечность на ноге сошла. Но ночью мамино состояние снова стало ухудшаться, а когда я попросил, чтобы ее срочно осмотрел врач, мне ответили, что днем она чувствовала себя гораздо хуже, так что врача будить не стоит. Утром я спросил врачей, не стоит ли перевести маму в больницу в центре страны, но мне заявили, что в любой больнице ей будут делать то же самое, поэтому в переводе нет смысла.

16 мая состояние мамы снова начало ухудшаться, и ее перевели в реанимацию. Там врачи действительно ею занимались и делали все, что могли: я видел это собственными глазами. Но, увы, было слишком поздно – 18 мая мама скончалась".

После смерти матери Раз Коэн выяснил, что оптальгин отнюдь не такой безобидный препарат, как принято думать. В некоторых странах Запада он вообще запрещен к продаже, в других выдается только по рецепту врача. "Не пора ли и нам перейти к подобной практике?" — задается вопросом Раз.

Впрочем, израильские врачи и фармакологи категорически это отвергают. По их словам, оптальгин был и остается одним из лучших средств, подавляющих слабые и средние боли, и у него масса преимуществ по сравнению с другими болеутоляющими: он не принадлежит к семейству опиатов и не вызывает привыкания, может понижать температуру и т.п. Разумеется, как и любое лекарство, он становится опасным при передозировке, поэтому злоупотреблять им не стоит. Запрещен же он в тех странах, где вызывал тяжелые побочные эффекты из-за генетических особенностей представителей титульной национальности, однако у израильтян такого эффекта, как правило, не вызывает. Существует всего два серьезных осложнения, которые способен вызывать оптальгин: тяжелая аллергическая реакция и блокирование функций костного мозга, что нередко сопровождается резким ослаблением иммунитета. Но статистически количество таких осложнений настолько ничтожно, что ими можно пренебречь.

Увы, судьба Эстер Коэн доказывает, что пренебрегать все же не стоит. И уж, по меньшей мере, следует предупредить израильтян о грозящей им опасности и необходимости перед приемом оптальгина посоветоваться с врачом, чтобы четко определить максимальную дозировку.

Что касается больницы, персонал которой Раз Коэн обвиняет в преступной халатности, то ее пресс-служба сообщила, что госпожа Коэн поступила в крайне тяжелом состоянии; помимо оптальгинового отравления, в ее организме были обнаружены две опасные бактерии, не поддававшиеся лечению никакими антибиотиками. Родственников покойной проинформировали обо всех возможных вариантах лечения, и они сами выбрали тот, который считали наиболее подходящим. Врачи больницы сделали все, что могли, и выражают семье Коэн самые глубокие соболезнования в связи с кончиной матери.

Из компании "Тева", производящей оптальгин, сообщили, что побочное действие это препарата, ставшее причиной смерти Эстер Коэн, является крайне редким и встречается лишь у одного из миллиона принимающих его людей. Но детей Эстер, как вы понимаете, это не утешает.

* * *

Ассоциация израильских фармацевтов опубликовала предупреждение об опасностях инициативы минфина, намеренного включить в Закон о регулировании хозяйственной деятельности разрешение на продажу лекарств лицами, не располагающими соответствующими лицензиями, или в торговых автоматах. Таким образом минфин надеется решить проблему возникшего в стране дефицита работников аптек. В срочном обращении к министру финансов Авигдору Либерману и министру здравоохранения Ницану Горовицу Национальная ассоциация фармацевтов настаивает на том, что подобная мера способна привести к нивелированию профессии фармацевта и причинить вред пациентам. "Неизбежные ошибки могут слишком дорого нам обойтись", – говорится в письме.

Надо заметить, что подобные предложения выдвигались и в ходе разработки предыдущего проекта упомянутого закона, но под нажимом фармацевтических объединений были изъяты из окончательной редакции.

"Предложение, согласно которому аптеки могут быть упразднены, а фармацевтов можно заменить автоматами или неквалифицированной дешевой рабочей силой, абсолютно неверно. Правительство вступает на скользкую дорожку и ставит под угрозу здоровье населения. Предложение минфина несостоятельно как с профессиональной, так и с экономической точки зрения. Фактически оценка состояния здоровья больных, которые нуждаются в медицинских препаратах, будет возложена на них самих и на их близких без всякого контроля со стороны специалистов", — подчеркивается в послании министрам.

По мнению его авторов, лекарства не являются обычным потребительским товаром: "За каждую ошибку придется заплатить высокую цену – это касается и дозировки, и способа приема, и других важных составляющих процедуры, которые может учесть только специалист, располагающий лицензией". Далее утверждается, что фармацевт не сможет нести ответственности за отпуск препаратов автоматом или некомпетентным работником: "Пояснение, согласно которому контроль за передачу препарата больному по-прежнему будет возложен на фармацевтов, – невежественное и пустопорожнее утверждение, а предлагаемое решение проблемы нехватки кадров иначе как непродуманным и бессмысленным не назовешь". Кроме того, отмечают фармацевты, в предложении не учитываются возможные неисправности автоматов и нарушение условий хранения препаратов, а также то, что аптекари будут лишены возможности подробно объяснить покупателям правила приема лекарств. Замечено также, что лекарства станут менее доступными для пожилых людей, не располагающих навыками работы с новыми технологиями.

В качестве альтернативы Ассоциация предлагает значительно увеличить число студентов, обучающихся фармакологов, для чего необходимо увеличить ассигнования университетам. При этом ее представители поясняют, что никоим образом не возражают против повышения эффективности отрасли: "Мы не против автоматизации, но внедрение новых технологий не должно противоречить обязанности соблюдать повышенную осторожность при приеме и отпуске лекарств".

Думается, читатель уже понял, что данное письмо имеет самое непосредственное отношение к рассказанной выше истории Эстер Коэн. Возможно, если бы она покупала оптальгин в обычной аптеке, ее предупредили бы о том, что в больших дозах препарат опасен, особенно для пожилых людей: в конце концов, это известно любому фармацевту.

"Новости недели"

Казалось бы — всего лишь грипп…

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий