Человек с Птичьей улицы

0

Ушел в мир, откуда не возвращаются, Ури Орлев – израильский писатель, не дававший забыть о Холокосте

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Петр ЛЮКИМСОН

 

На прошлой неделе на 93-м году жизни скончался выдающийся израильский писатель Ури Орлев, чьей книгой "Остров на Птичьей улице" многие из нас зачитывались еще в начале 1990-х в СССР, получив ее из рук прибывших с грузом еврейской литературы эмиссаров Сохнута. За эти годы "Остров" многократно переиздавался в России и прочно вошел в топ самых популярных книг о Катастрофе, изданных на русском языке.

Согласно официальным документам, на момент смерти Ури Орлеву было не 93, а 91 год – его тетя Стефания, оказавшись вместе с ним и его младшим братом в концлагере Берген-Бельзен, намеренно занизила его возраст в надежде, что нацисты обратят на 10-летнего мальчика меньше внимания, чем на 12-летнего подростка. Сам Ури Орлев вспоминал, что поначалу Берген-Бельзен напоминал "пионерский лагерь" — детям разрешалось играть в разные игры и их часто навещали родственники. Вот только очень быстро эта веселая жизнь закончилась и превратилась в ад, откуда многих стали переводить в еще более темный его круг — Аушвиц.

Ури Орлев родился как Ежи Хенрик Орловский в Варшаве в настолько ассимилированной еврейской семье, что в ней даже не говорили на идише. Его мать Софья была химиком, отец Максимилиан – врачом, имевшим обширную практику. И если о гибели матери от рук нацистов ему было известно, то судьбу отца прояснить так и не удалось: вроде бы он сумел выбраться на территорию СССР и там бесследно исчез. Некоторое время Юрек вместе с братом Казиком прятались в гетто в доме дальней родственницы, но, в конце концов, были обнаружены и оказались в лагере Берген-Бельзен. Там Ури начал писать стихи, занося их в небольшую записную книжечку, которую берег как зеницу ока. Опубликовал он их на польском и в собственном переводе на иврит только в 2005 году. Книга так и называлась — "Стихи из Берген-Бельзена, 1944".

После освобождения лагеря антигитлеровскими союзными войсками Юрека и Казика отправили в Палестину, где они, совершенно чуждые идеям сионизма, не знавшие ни слова на иврите и почти не говорившие на идише, оказались в кибуце. Затем была служба в армии, возвращение в кибуц, первый, не очень удачный брак, и в 1956 году Юрек, уже называвшийся Ури, написал автобиографическую повесть "Пепельные солдаты" — о двух мальчишках, прячущихся от нацистов в гетто, выдумывающих для себя всякие фантастические страны вроде кассилевской Швамбрании и сочиняющих занимательные истории. Книга попала к Аврааму Шленскому, тот ее тщательно отредактировал, и в том же году она вышла в свет. Вскоре "Пепельные солдаты" были переизданы, переведены на восемь языков, экранизированы в США, и к молодому автору пришла нежданная слава. Теперь ему предстояло встретить любимую женщину, жениться, прожить с ней долгую и счастливую жизнь в кибуце Маале а-Хамиша, а после Шестидневной войны в Иерусалиме и написать четыре десятка  книг. По меньшей мере, две из них — "Остров на Птичьей улице" и "Беги, мальчик, беги!" — стали мировой классикой и удостоены самых престижных литературных премий, включая Андерсеновскую.

Все литературные критики отмечают, что Ури Орлев стал тем писателем, который лучше всех в мире сумел рассказать детям о Катастрофе, но одновременно его вроде бы детские книги представляют захватывающее чтение и для взрослых. Действительно, трудно остаться равнодушным к истории, рассказанной от лица 10-летнего Алекса – героя книги "Остров на Птичей уличе" , который прячется от немцев в примыкающем к стене гетто полуразрушенном доме, так что добраться до его убежища можно только по веревочной лестнице. Но мальчик не просто превратился в невидимку и в бинокль пристально следит за всем, что происходит в гетто. Он обустраивает свою комнату, стремясь сделать ее как можно более уютной, время от времени выбирается на улицу в поисках еды, играет в футбол с польскими мальчишками, влюбляется в незнакомую девочку, а однажды убивает немецкого солдата, гнавшегося за раненым еврейским подпольщиком…

Действие повести "Беги, мальчик, беги!" начинается, когда главному герою всего 5 лет, и он вместе с родителями скрывается от немцев. Оставшись сиротой, он старается выживать в одиночку.

Другая книга Ури Орлева о Катастрофе – "Стояла тьма" — вообще адресована детям дошкольного возраста…

Руководитель Института рукописей Союза писателей Израиля Адива Гефен, выразив огромное сожаление в связи с кончиной Ури Орлева, находит главное обаяние его книг в том, что большинство из них написаны от первого лица, как бы ребенком. Каждому их слову веришь, а вложенный в них гуманистический заряд поистине огромен. По словам Адивы Гефен, у Ури Орлева есть немало детских книг, не касающихся темы Катастрофы — например, замечательная приключенческая повесть "Трудно быть львом", также переведенная на русский язык. Но такова уж его творческая судьба, что в памяти читателей всего мира он останется "детским писателем, писавшим о Катастрофе". И, вне сомнения, его книгам суждена очень долгая жизнь.

"Новости недели"

Этот загадочный Амос Оз

Подписывайтесь на телеграм-канал журнала "ИсраГео"!

Добавить комментарий